Кладбищенская, 13

Окончание.
Начало в N 181.
Старая ведьма угасала постепенно, медленно, но неумолимо. В день своей смерти она передала Насте последний из колдовских секретов. Ученица склонилась над своей наставницей, и у той изо рта вылетело маленькое облачко пара…
Когда речь идет об обычных людях, говорят, что так отходит душа. У ведьмы же душа в залоге у дьявола, а ее заменяет колдовская сущность, обладательницей которой стала бывшая возлюбленная Юрия.

Окончание.

Начало в N 181.

Старая ведьма угасала постепенно, медленно, но неумолимо. В день своей смерти она передала Насте последний из колдовских секретов. Ученица склонилась над своей наставницей, и у той изо рта вылетело маленькое облачко пара…

Когда речь идет об обычных людях, говорят, что так отходит душа. У ведьмы же душа в залоге у дьявола, а ее заменяет колдовская сущность, обладательницей которой стала бывшая возлюбленная Юрия.

Порвав все отношения с родственниками, Настя поселилась в доме Грибанихи на краю кладбища и, занимаясь там своими темными делами, со временем превратилась в женщину с мрачным взглядом, по виду которой невозможно определить ее возраст. Люди, знавшие ее в молодости, сталкиваясь почти нос к носу, ее совершенно не узнавали.

Но они не интересовали колдунью. Только один человек на городской толкучке, куда Анастасия пришла закупить кое-что для своего адского варева, заметил ее еще издали. Они встретились взглядами на какое-то мгновение, и этого оказалось достаточно. Сатана исполнил свое обещание. Тот, ради кого она продала свою душу, остался жив, но вместе они быть не могли. А раз так, о чем разговаривать. Отвернувшись, она заспешила прочь и тут же затерялась в толпе…

12

… По горным дорогам, оливковым рощам, апельсиновым садам и виноградникам еще не успевшей как следует остыть от страшной братоубийственной войны Испании Юрий пробирался на север, к французской границе. На пропитание себе он зарабатывал, помогая фермерам и владельцам таверн и ресторанчиков. Удивительное дело, но никто не сдал его полицейским, разговор с которыми оказался бы коротким. Пересечь границу в Пиренеях ему удалось тоже без особых проблем, но когда он оказался во Франции, война началась уже и там.

С мечтой добраться до дома достаточно быстро пришлось распрощаться. Жизнь привела его в отряд бойцов французского Сопротивления, где сражалось немало его соотечественников. А потом, уже после победы, его ждали долгие десять лет ГУЛАГа… Вернувшись в свой родной город, Юрий и увидел бывшую свою любовь. Увидел на мгновение, чтобы потерять уже навсегда. На следующий день он пошел в церковь и сказал, что хотел бы посвятить остаток своих дней служению Господу. Терять в этой жизни ему было уже нечего… Так бывший военный летчик, участник антифашистского Сопротивления, заключенный сталинских концлагерей Юрий Михеев стал приходским священником отцом Георгием.

Проходили годы, и однажды до него дошла весть о том, что колдунья, жившая в полуразвалившемся домике на Кладбищенской улице, умерла. Умерла, никого после себя не оставив и никому не передав своего черного дара.

При этом известии его охватило странное чувство: к печали об утраченной любви и погибшей душе примешивалась тревога, ощущение того, что история эта еще не закончилась и самое страшное впереди. Мешочек с серой пылью убирать подальше было еще рано.

13

Ольга, попав в необычную для себя обстановку психиатрического отделения, ощутила на себе повышенное внимание всего персонала. Новую пациентку посетил даже лично сам главврач Лев Абрамович Пещерный, который работал на своей должности так долго, что подчиненные между собой называли его Львом Адамовичем. А уж рядовые доктора, медсестры и санитарки так и крутились возле Ольги. Деньги супруга, оформленные в качестве безвозмездной спонсорской помощи, кое-что значили.

Лечение, которое ей полагалось, Ольга твердо решила не принимать. Она выплевывала таблетки, незаметно выдирала иголки капельниц и спускала их содержимое. Чтобы выжить, ей необходимо было сохранить трезвый рассудок. Муж не навестил ее ни разу, только звонил по мобильнику, который специально приносили ей в палату. Присматриваясь к обстановке в отделении, Ольга пришла к выводу, что не такой уж там и идеальный порядок, особенно в вечернее и ночное время. Докторов нет, дежурная медсестра спит в ординаторской, а санитарки выпивают спиртное и в состоянии опьянения мало интересуются происходящим вокруг.

Часов с календарем у нее не было, но счет дням Ольга не прекращала. Вечером пятого июня она долго не могла уснуть. Предстоящая дата, включающая в себя три шестерки, наполняла ее душу нехорошим предчувствием.

— Неужели завтра я все-таки умру? — думала она.

Завтра наступило уже около полуночи. Ольга проснулась от того, что ее горло сдавливали чьи-то мощные руки, а в лицо кто-то тяжело дышал. Это оказалась толстуха Люська из соседней палаты, страдавшая органическим расстройством личности с частыми сумеречными расстройствами и дисфориями. Но сейчас она была настоящим зомби, и глаза ее были закрыты. Ольга хотела крикнуть, но не могла. Еще мгновение — и она совсем задохнется. Разжать же Люськины лапищи ей было не под силу. Единственное, что смогла сделать Ольга, — это дотянуться рукой до своего спасительного талисмана. И этого оказалось достаточно.

Люська вдруг открыла глаза и испуганно заморгала, ослабив свою хватку. Пока она приходила в себя, Ольга вывернулась из-под ее необъятной туши и вскочила с кровати. Она побежала к посту дежурной санитарки в коридоре и увидела, что та мирно похрапывает, а из кармана торчит связка ключей. Насчет того, как воспользоваться ситуацией, никаких сомнений у Ольги не было.

… Июньская ночь коротка, и дома она оказалась только под утро. Но это был уже не ее дом. В супружеской спальне на широкой кровати в обнимку спали Леонид и Стелла. Вернее, обнимал ее только он, а ведьма позволяла ему это. К тому же она и не спала, сразу же отреагировав на появление Ольги. В ее глазах сверкала жуткая ярость и, со злобным шипением произнеся только одно слово: «Умри!», она бросилась на соперницу. В руках ведьмы был нож с рукояткой, расписанной какими-то мистическими символами.

Но подойти к своей жертве на расстояние удара Стелла-Анастасия не могла. Мешал пакетик с порошком, защищавший Ольгу. Ведьма взвыла от охватившего ее чувства бессилия. От ее леденящего душу воя проснулся Леонид, увидевший, что творится в его спальне.

— Не прикасайся к ней! — крикнул он разъяренной колдунье. — Пошла прочь из моего дома!

— Это мой дом! — рявкнула она и мгновенно очутилась возле Леонида, еще не успевшего встать с постели. Он попытался схватить ее за руку, держащую нож, но она успела нанести удар раньше. В самое его сердце.

А еще через долю секунды окровавленный нож, повинуясь взгляду хозяйки, пролетел через всю комнату и рассек шнурок на шее Ольги, на котором держался мешочек со спасительным пеплом. Мешочек упал на пол.

— Ну вот и все, — подумала Ольга, но в этот момент ведьма словно застыла, превратившись в некое подобие восковой фигуры. Наступал рассвет, а за пятнадцать минут до него и столько же после, так же как и во время захода, исчадия Ада должны находиться в своих логовах, склепах, гробах и могилах. Потом же их сила восстанавливается полностью. Но этого времени хватило Ольге, чтобы поднять с пола пакетик с порошком и, развязав его, бросить горсть в лицо самому страшному существу, которое она когда-либо видела в своей жизни.

Красивое лицо тридцатилетней холеной бизнес-леди сначала превратилось в морщинистое лицо старухи, потом в лицо трупа с ввалившимися глазницами и остатками гниющей кожи и наконец — в череп скелета, который задымился и начал гореть. Вскоре пламя стало распространяться по комнате, и Ольга поняла, что не может его остановить. Она взглянула на безжизненное лицо своего супруга, который в общем-то сам был виноват в своей смерти, и пошла в его рабочий кабинет.

Там, за картиной Малевича «Восемь оранжевых ромбов», естественно, подлинником, находился сейф с банковскими документами, бумагами на недвижимость, наличными деньгами.Там же хранились и оба ее заграничных паспорта с многократными Шенгенскими визами: на нынешнюю и на прежнюю фамилии. С собой она взяла только один…

Пламя охватывало все новые и новые помещения дома, а Ольга на максимальной скорости, которую позволяла ее «Ауди», неслась в сторону международного аэропорта навтречу новому этапу своей жизни.

Уже находясь в отеле на острове Тенерифе, она нашла на телевизоре русский канал и в первом же выпуске криминальной хроники услышала о трагедии в семье известного российского предпринимателя Леонида Лапина. Репортер сообщал, что бизнесмен был убит собственной супругой, сбежавшей из психиатрической клиники, которая затем подожгла дом и погибла во время пожара.

О том, что этой же ночью во сне тихо скончался старенький священник Георгий Михеев, телевидение не сообщило.

Но Ольга чувствовала, что это произошло. Теперь ей предстояло исполнить последний долг перед этим человеком — вернуть мешочек с остатками пепла ведьм в тот самый монастырь в горах под Мадридом…

Описанные события являются плодом воображения автора. Совпадения имен носят случайный характер. Дом номер 13 по бывшей Кладбищенской улице, ныне Маяковского, действительно находится в Заволжском районе Ярославля.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page