Смерть от удушья или от равнодушия?

халатностьСледственные органы областного следственного комитета начали проверку по факту смерти 19-летней жительницы Ярославля, скончавшейся от приступа удушья несколько дней назад. Трагедия произошла 15 мая в Дзержинском районе Ярославля.

В Ярославль на съемную квартиру молодая семья Редкозубовых переехала около месяца назад по месту работы мужа. 23-летний Александр Редкозубов работает строителем, 19-летняя Наталья – в отпуске по уходу за детьми, в семье двое малышей в возрасте год восемь месяцев и восемь месяцев. Кроме того в этой же квартире жила и младшая сестра Натальи, 10-летняя Лера.
Днем 15 мая Наталья гуляла на улице с детьми. Подошедшая младшая сестра помогла занести коляску в лифт. В лифте у Натальи начался приступ астмы. Удушье не удалось снять и с помощью имевшегося в квартире лекарства. Младшая сестра стала звонить в «скорую помощь». Поскольку вызов поступил от ребенка, дежурная «неотложки» вначале просила, чтобы перезвонил кто-то из взрослых, потом, все же задав несколько уточняющих вопросов, вызов приняла и сообщила, что бригада медиков приедет. Но Наталье становилось все хуже, и через несколько минут она потеряла сознание. Сестра побежала к соседям, которые стали звонить по телефону единой службы спасения.
Журналисты «Городского телеканала» в своем сюжете описывают дальнейшие события, приводят мнения медиков и родственников погибшей молодой женщины:
«По словам родственников и друзей погибшей, именно правоохранители первыми вошли в квартиру. Прибывшие на место медики констатировали смерть Наташи.
Сергей Добротин, друг семьи Редкозубовых: «Мы считаем с женой, что это врачебная ошибка, что не поверили младшей сестре. Даже милиция приехала раньше скорой».
Светлана Смирнова, подруга погибшей Натальи: «Сестра младшая сказала, что скорую она вызывала в полседьмого. В семь была полиция, через 5 минут приехала скорая, только не та, которую мы вызывали, а которую вызвала полиция. А та скорая, которая должна была быть она приехала уже в полвосьмого. Через час после вызова. Если бы она пришла раньше, конечно бы её спасли».
На станции «скорой помощи» нашли запись того первого вызова.
«Можно вызвать скорую. Сильный приступ астмы. Сколько вам лет, кто вызывает? Сестра. Кому плохо? Сестре моей. Сколько вам лет? Мне 10. Надо кого-нибудь из взрослых. Взрослые не могут говорить, ей плохо. Вы не шутите? Нет? Нет, не шучу. Не придумываете ничего? Говорите адрес. Панина 15, 54. Ей очень плохо. Приедем, ждите.»
По словам сотрудников «скорой помощи», звонков было два или три. На место направили две бригады. Причём, по их данным, на приём вызова и дорогу у первой «неотложки» ушло не более 13 минут.
Марина Хамицкая, заведующая центральной подстанцией «Скорой помощи»: «Первая бригада ближайшей Дзержинской подстанции после того момента как её направляют, она за 7 минут доехала. Поскольку звонила девочка, диспетчер должна была ей задать вопрос, прежде чем они будут адрес с ней записывать. Потому что ребёнок сначала фамилию не ту называет, номер телефона не может сказать, но тем не менее диспетчер смогла, задала ей все необходимые вопросы, вызов приняли правильно».
Александр Редкозубов, муж погибшей Натальи: «Нельзя оставлять это дело безнаказанным. Мы пока не наткнулись на такое горе. А сколько таких ещё может быть. Виновника надо наказывать».
Похороны Наташи прошли 17 мая. 19 мая следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Ярославской области начата доследственная проверка на предмет установления наличия или отсутствия в действиях медицинского персонала признаков состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Выясняются все обстоятельства произошедшего. Решается вопрос о возбуждении уголовного дела.

Это уже не первое дело в отношении медиков по подозрению в ненадлежащей медицинской помощи. 7 мая 2015 года вечером в реанимационном отделении областной детской клинической больницы была зафиксирована смерть полуторамесячной девочки, которую доставили из Тутаева после отказа со стороны врачей Тутаевской центральной районной больницы госпитализировать пребывавшего в тяжелом состоянии ребенка. Причиной смерти девочки явились отек мозга, внутрижелудочковое кровоизлияние, нарушение свертываемости крови.
Ребенок вместе с родителями проживал в поселке Константиновский Тутаевского района. В возрасте месяц с небольшим у ребенка внезапно обнаружились признаки очень тяжелого заболевания – геморрагической болезни новорожденных, о котором родители не знали. Когда малышке стало плохо, родители долго ждали «скорую», в Тутаевской ЦРБ врачи отказались оказывать ребенку помощь, а затем малышку, терявшую сознание, в течение нескольких часов везли из Тутаева в Ярославль — отправившаяся в путь «скорая» вернулась в Тутаев забрать роженицу для доставки ее в областной перинатальный центр). В Ярославле ребенка из одной больницы перенаправляли в другую. В результате малышка впала в кому и через 2 недели умерла.
13 мая следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Ярославской области возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). У следствия имеются основания полагать, что смерть ребенка наступила вследствие ненадлежащего исполнения медицинскими работниками Тутаевской центральной районной больницы своих профессиональных обязанностей.
А 19 мая следственным отделом по городу Рыбинску СУ СКР по Ярославской области возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) по факту смерти 76-летней женщины в отделении реанимации и интенсивной терапии учреждения здравоохранения «Городская больница № 1» города Рыбинска.
Как следует из материалов уголовного дела, женщина, страдающая сахарным диабетом второго типа, поступила в больницу в октябре 2014 года с диагнозом «невправимая послеоперационная вентральная грыжа, ущемление». Она была прооперирована и получила последующее лечение без учета рекомендаций для больных сахарным диабетом, что повлекло развитие гнойных осложнений и смерть пациентки. Согласно протокола патологоанатомического вскрытия, причиной смерти явилась интоксикация при массивной флегмоне передней брюшной стенки, развившейся на месте послеоперационной раны после грыжесечения при вентральной грыже живота.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *