По всей России, да и в Ярославле, размножаются торговые центры

торговый центрДаже в кризис правительство не забыло про глобальную программу развития торговли до 2020 г., которая в своё время была принята с изрядной помпой. Правда, торговые мощности страны развивают своеобразно. На виду показная борьба властей с торговыми сетями, которая почему-то каждый раз оборачивается только очередным ростом как самих сетей, так и цен на их прилавках. За ширмой идёт многолетнее планомерное уничтожение малой торговли (по всей стране), которая как раз и есть единственная реальная альтернатива безликим и бездушным сетям. Сети успешно истребляют последние останки малого бизнеса, уничтожая мелкие магазины, рынки и киоски.

Никто ничего не берёт

Потребительской экономике сейчас несладко, второй год подряд торговый мотор чадит и даёт серьёзные сбои. Население перестало бросаться деньгами: кто копит, кто экономит, но большинству просто не на что покупать излишества. Так что последний год отраслевые новости пестрят показательными сообщениями. Например, что розница погрузилась в затяжной кризис, потому что реальные продажи товаров в штуках, а не в деньгах в целом по РФ снизились на четверть. Как водится, в тяжёлые времена хорошо продаётся только самое необходимое, поэтому в торговых сетях резко сузился ассортимент, выбор стал меньше минимум на треть. Главное – покупатели стали умнее и осмотрительнее.

Если верить опросам, 35% населения включили силу воли и не хватают товар с прилавка, поддавшись первому импульсу. До кризиса таких было только 5%. Половина старается брать товары только по акциям, каждый пятый принципиально стал покупать в самых дешёвых магазинах. При этом формально обороты торговли всё равно сумасшедшие. По данным Росстата, в 2015 г. в розницу наторговали на ошеломляющие 27,538 трлн рублей. Именно триллиона, то есть торговля даёт ни много ни мало треть российского ВВП, который в прошлом году достиг 80,8 трлн рублей. К слову, 15 лет назад розничные продажи в рублях были в 10 раз меньше нынешних.

Как ни крути, торговля кормит многие миллионы. Эта отрасль – основной работодатель, в ней занято 12,67 млн человек. То есть каждый пятый работник. Для сравнения: в строительстве и сельском хозяйстве трудоустроились по 5,6 и 6,3 млн человек. Баранку на транспорте крутят 4,2 млн человек. Отстаёт и госслужба: военных менее миллиона, учителей – 5,7 млн, врачей – 4,5 миллиона.

Что происходит на торговой поляне?

Неспроста премьер Дм. Медведев, которому поручили заняться торговой стратегией, лепетал о неких диспропорциях и дисбалансах. Даже из скупых данных Росстата вырисовывается грандиозная торговая драма последних лет. Мелкий предприниматель удушен, громадные сети уже отхватили более четверти пирога и метят выше. Достаточно привести простые факты. В 2000 г. доля сетей была близка к 0,5%, пять лет спустя достигла 7%, в 2016 г. ожидается более трети. Из цифр видно: сети безудержно разрастаются, тогда как от мелкой торговли постепенно остаются рожки да ножки.

Это хорошо заметно по оборотам. Как выяснил Росстат, доля мелкой торговли на рынках и ярмарках упала до 10% от общего пирога, при этом в прошлом году её общий оборот сократился с 2,3 до 2,16 трлн рублей. Оно и понятно, поскольку за последние 10 лет число крупных магазинов, разнообразных супермаркетов выросло почти в 8 раз, сейчас в РФ их 15,7 тысячи. Их общая торговая площадь достигла 27,5 млн кв. метров. Это 27% всей торговой площади в стране (102,6 млн кв. м) и на треть больше, чем у мелких магазинов, которые занимают 19,2 млн кв. метров.

Что до киосков и рынков, их вообще почти не осталось. На всю Россию уцелело только 94 тыс. ларьков и палаток, как ни смешно, в среднем выходит по ларьку на 1,5 тыс. человек. Что до былых властелинов торговли, вещевых и продовольственных рынков, их планомерно срывали до основания. Восемь лет назад в России было 5,8 тыс. розничных рынков, сейчас – менее двух тысяч. Только за 2013 г., когда отстрел шёл особо активно, их стало меньше на тысячу. Как следствие – количество торговых мест на рынках упало с 1,2 млн до 520 тысяч. Между прочим, за каждым стоял человек, порой не один. Итог: в 2000 г. продажи на рынках давали четверть всего оборота торговли, сейчас – менее 5%.

Ностальгия по киоскам

Зачем понадобилось выращивать на государственных стероидах всё более кабаневшие торговые сети, одновременно активно посыпая сверху дустом последние очаги мелкого предпринимательства? Формально государство обещало, что рыночная торговля примет цивилизованные формы. Мол, вчерашние ларёчники откроют нормальные магазины. Но в российских условиях, с учётом разнообразных поборов, открытие собственного магазина можно приравнять к подвигу. Героев всё меньше: за прошлый год число мелких магазинов в стране упало ниже планки 100 тысяч. По статистике, в последние несколько лет число малых магазинов сокращалось в среднем на 2% в год, киосков – на 3%, рынков – на 10%.

Похоже, на деле мелкая торговля окончательно осталась без крыши и двинула на улицу. Во всяком случае за прошлый год увеличилось число лоточников, с 13 до 14 тысяч. Аптек как было 19 тыс., так и осталось. Значит, выживают, но не развиваются. В целом число мелких предпринимателей в торговле за три последние года сократилось с 1,7 до 1,5 млн человек. Тем временем разрослось оптовое звено, то есть перекупщики. Количество таких организаций подскочило с 605 до 700 тысяч.

Основной торговой идеей фикс на государственном уровне стало строительство всё большего числа торговых площадей. Первая волна наступления пошла с городов с населением от полумиллиона и выше. Например, с 2010 по 2015 г. в Воронеже построили 332 тыс. квадратов, в Нижнем Новгороде – 220 тыс., в Ростове – 160 тыс., в Самаре – 150 тысяч. Прямо перед кризисом правительство радостно отрапортовало: мол, РФ установила европейский рекорд по площади строящихся торговых центров. Мы вдвое обогнали ближайшего соперника – Турцию, втрое – Францию.

Само по себе неплохо, но подкачала реализация. Во всех городах от мала до велика принялись громоздить торговые центры. Масштабы росли на глазах, даже в сёлах начали ставить супермаркеты на тысячу квадратов и больше. Наглядный результат: Екатеринбург, Барнаул и Краснодар. Эти города лидируют в России по числу квадратных метров на тысячу жителей. В Краснодаре их 1123, в Екатеринбурге – 1040, тогда как в Москве – 750, в Петербурге – шесть сотен. В результате на Урале и в Краснодарском крае половина всех торговых площадей сосредоточилась в гигантских центрах. В Екатеринбурге за один год построили 18 торговых башен на 700 тыс. квадратов. Что толку: площади есть, торговать некому. Занято только 15% помещений, остальные пустуют, поскольку аренда слишком дорогая. Ставки достигают десятков, а то и сотен тысяч рублей в год. За каждый квадратный метр. К тому же внутри здания похожи, как близнецы, в них один и тот же набор кафе, кинотеатров и магазинов.

В результате кое-где даже начался откат. В Челябинске мэрия придралась к оформлению прав на землю и снесла новый 9-этажный торговый центр на 8 тыс. квадратов. Но в целом по России состязание в самом разгаре. Скажем, стоило четыре года назад англичанам похвастать на весь мир, что в Лондоне построили самый большой торговый центр Европы площадью 160 тыс. кв. м, как в России тут же размахали махину на 240 тыс. квадратов. Вскоре отечественные гиганты побили собственный мировой рекорд, нагромоздив торговый центр площадью более 400 тыс. квадратов.

В целом идея понятна, она даже была здравой, когда впервые зародилась в умах правительства. В середине 2000-х гг. в РФ действительно катастрофически не хватало торговых площадей. В среднем на тысячу жителей приходилось 25 кв. м даже в региональных столицах набиралось от силы 40–50. В то время как в США на каждого жителя приходится 400 квадратов, в Германии – 350. Правительство надеялось: когда метров станет заметно больше, конкуренция вырастет, раздутые цены рухнут. Реальность откорректировала планы. По обеспеченности торговыми площадями многие крупные российские города давно обскакали Европу. Но цены всё растут.

На деле единственным сдерживающим фактором оказались те самые мелкие продавцы, которых принесли в жертву торговому буму. Потому что они действительно насмерть бьются за каждую копейку прибыли. Теперь Минпромторг в новом варианте торговой стратегии прямым текстом признал, что огромные торговые центры вредны для конкуренции. «Когда в городах недалеко друг от друга открываются несколько гипермаркетов, они полностью пожирают малый и средний бизнес», – говорит чиновник ведомства.

В качестве палочки-выручалочки, чтобы большие рыбы не слишком усердно пожирали мелочь, правительство предложило запретить строительство крупных магазинов, если их доля на местном рынке превысит 25%. Правда, мера не работает, к тому же неизвестно, начиная с какой площади, магазин будет считаться крупным. Вторая идея: государство обещает восстановить продуктовые рынки, только на новом уровне. Их обещают превратить в центры торговли товарами местных производителей. Как уточняют авторы торговой стратегии, соберут в одну точку продукцию местных предприятий в радиусе 200–300 километров. В общем, когда малышей почти не осталось, про них наконец вспомнили. Тут главное не пройти черту невозврата, не давить слишком сильно. К счастью, малый бизнес в этой области на редкость живуч, растёт сам при малейшей возможности.

Главный секрет торговли

 Из данных Росстата отлично видно, чем торговать выгодно, чем – не очень. Оказывается, на еду в России тратят столько же, сколько на всё остальное. Практически половину прошлогоднего розничного оборота, 13,4 трлн руб., дали продукты питания. Не секрет, из всего, что можно принимать внутрь, больше всего денег приносит алкоголь. Продажи горячительных напитков достигли 1,6 трлн руб., или 7,5% продуктового оборота. Для сравнения: хлеб и выпечка продаются на 466 млрд руб. в год, овощи – на 300 миллиардов. На втором месте после спиртного мясо и колбаса, на третьем – сладости. В промтоварах лидирует верхняя одежда, на которую тратят 1,46 трлн рублей. Она обгоняет даже бензин (1,39 трлн руб.) и легковые автомобили (1,27 трлн рублей). На этом фоне, например, расходы на бытовую технику – ерунда. Телевизоры приносят 150 млрд руб., холодильники – 96 миллиардов. Даже такой недешёвый товар, как мебель, и тот продаётся только на 350 миллиардов.

Константин ГУРДИН, Аргументы недели, №33.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *