После Путина: Что же будет с Родиной и с нами?

    Главная ошибка определенной части нашей публики в том, что из утверждения «при Путине точно лучше не будет» она делает ложный вывод, что после Путина непременно будет лучше. Иные скептики вообще уверяют с вероятностью 99%, что после Путина будет только хуже.

Я эту вероятность не вычислял, но трудно спорить с известной истиной: будущее по определению хуже настоящего, потому что каждого из нас в нём ждут болезни, утраты и даже – страшно сказать – собственная смерть. Только не очень понятно, при чём тут сменяемость власти?

«Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России», – сформулировал однажды будущий спикер Госдумы Володин. Это, конечно, очень внятная и чёткая программа развития государства. Но стоило бы вдуматься и понять, что она подразумевает.

Вопреки распространённому заблуждению, Владимир Путин – живой человек. Соответственно он, как это ни прискорбно, подвержен некоторым законам естественной физиологии. Средняя продолжительность жизни мужчины в России составляет сегодня 65 лет. Столько Путину исполнится через 5 месяцев. Конечно, дай Бог ему здоровья и счастья в личной жизни, но всё же стоит понимать, что 87,1% российского населения сегодня находится в возрасте 0-64 года и, стало быть, Путина переживёт. Так что «Россия без Путина» – это не только лозунг поклонников Навального, но и совершенно реальная перспектива для ста с лишним миллионов живущих ныне россиян. В связи с чем стоит задаться вопросом, что же будет с Родиной и с нами, когда эта перспектива материализуется.

Ответ спикера Госдумы мы уже знаем: «Нет Путина – нет России». То есть по мнению более юного Володина страна обречена исчезнуть в тот же день, когда по всем её телеканалам в очередной раз покажут «Лебединое озеро» Чайковского.

Подразумевается, видимо, что страну в этот суровый час надлежит похоронить живьём вместе с её вождём.

Кстати интересно спросить самого Володина о его «лебединых» планах: он дальше – в гроб вместе со всей Россией, не способной, по его определению, пережить уход ее единственного и незаменимого в принципе вождя? Или удалится, как в некую схиму, замывать величайшее огорчение волнами на каком-нибудь Майамском взморье?

Однако я бы не хотел смотреть так мрачно на перспективы развития российской истории «после Путина». Да, некий наработанный всеми нами скептицизм внушает, что «будет хуже». Но всё же, надеюсь, не настолько, чтобы всем убиться головой об стенку или иммигрировать из страны, осиротевшей с уходом ее самого великого за все века правителя. Впрочем на последнее у многих может даже денег не хватить.

Мне хотелось бы, чтобы Россия всё же пережила Путина – и как-то научилась обходиться без него. Но в нашей политической и зеленочной борьбе против всяких одноглазых и прочих оппозиционеров, пусть даже дрянных, потрясает «наличие отсутствия» малейших признаков подготовки к этой «жизни после смерти».

Неужто Володин смог в самом деле убедить страну, что жизни для нее после смерти нынешнего самодержца нет?

Николай ЮРЕНЕВ, Публицист.ру

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *