Мутин — он поэт, а не пудак

Завтра, 23 мая, пойдет девятый день, как перестало биться сердце замечательного человека, Поэта с большой буквы Валерия Васильевича Мутина. Наш земляк, член Союза писателей России, полжизни проживший в Пречистом, скончался 15 мая на 78 году после тяжелой продолжительной болезни. Валерий Васильевич был большим другом «Золотого кольца», мы же, в свою очередь, не раз обращались к его творчеству.

Валерий Мутин родился 22 февраля 1940 года в деревне Никукино Грязовецкого района Вологодской области. Вначале было трудное военное и послевоенное детство… «Голодная осень 1947 года. В старой, большой не по росту телогрейке, с тощей холщовой сумкой наперевес, в которой лежит букварь с вождем на первой странице, я, первоклассник, слоняюсь по перрону железнодорожной станции Лежа в надежде поживиться чем-нибудь съестным» — вспоминает поэт.

«Мать с братом водится моим,

Отец нас бросил.

Мы у чужих ворот стоим —

Мы хлеба просим.

Годков всего нам — три и шесть.

«За Бога ради,

Подайте,- просим,- нам поесть,

Подайте, дяди!»

Глаза голодные на нас

Смотрели строго.

Нам говорили: Бог подаст,

Ступайте к Богу!»

Домой, не поднимая глаз,

Мы шли без хлеба.

И хмуро Бог глядел на нас

С ночного неба».

А вот что писали мы в «Золотом кольце» в канун 70-летия Валерия Васильевич в материале «Мутин — он поэт, а не пудак»

Он много повидал на своем веку, этот богатырь с чистой, детской душой.

22 февраля отмечает 70-летний юбилей ярославский поэт Валерий Мутин.

— Не люблю, когда трясут мою фамилию. Лозунги сочиняют типа «Мутин-пудак» или «Мутин и Пельменев — враги народа». Понятно, о ком речь, а все равно обидно. А она, фамилия-то, вот откуда пошла: у прадеда моего, Епифанова Степана, жена тройню родила. Парнишкам в честь святого всем одно имя дали — Дмитрий, а чтобы не путать, стали называть Митя, Мутя, Путя, — рассказывает Валерий Васильевич.

В детстве он мечтал стать либо художником, либо моряком. Рисовал постоянно: летом — на песке, зимой — на снегу первым попавшимся под руку прутиком. Пачкал углем ворота — свои и соседские, выцарапывал птичек на заиндевевших оконных стеклах. Особенно хорошо получались профили вождей: Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. В 16 лет Валерий поехал в Мурманск поступать на траловый флот. Но возрастом не вышел. Пришлось освоить суровую профессию монтажника стальных конструкций. Работал Валерий Васильевич на верхотуре на самых ударных стройках нашей страны — возводил Сталинградскую, Красноярскую, Кубанскую и Саяно-Шушенскую ГЭС. И все это время, не переставая, писал стихи. В основном на модную тогда производственную тему. Но бывали и лирические.

Полюбил я тебя

не сейчас,

А когда-то давно, и очень

Ты вошла в мою жизнь,

не стучась,

Как на землю приходит

осень…

Эти строки посвящены молоденькой учительнице русского и литературы Галине Евгеньевне. На ее уроки юный Валера ходил как на свидания. Ему везло на друзей, на встречи. На Кубанской ГЭС судьба свела с Михаилом Горбачевым. Тот, будучи первым секретарем крайкома, устраивал в Ставрополе семинары для творческой интеллигенции. Разглядев в Мутине талант, Михаил Сергеевич послал его в Литературный институт. Но кто-то хорошо осведомленный поправил высокое начальство. Мол, беспартийный этот Мутин, да и стихи у него какие-то антисоветские.

«Все это надолго выбило из колеи. Но от Горбачева, как бы кто плохо ни относился к нему за последующий развал державы, лично зла я не видел. А Михаил Сергеевич с тех лет настолько хорошо запомнил мои стихи, что однажды, уже в должности генсека, процитировал пару моих строчек по телевизору:

Приезжай в Васильково,

Ирина,

Где соломою ветер

пропах»,

— пишет Валерий Васильевич в своих воспоминаниях «Пути-дороги». Этих самых мемуаров на несколько жизней хватит. Благо слыл Валерий Мутин бунтарем, человеком был рисковым.

И фартовым. На Саянах чудом вырвался из лап разъяренной медведицы. Бурный Енисей зимой в бочке переплывал.

— Каждую осень я уходил в тайгу охотиться на соболей. Однажды пришел, а лодки нет. И тут на глаза попалась 200-литровая бочка. Ее и приспособил. А чтобы не перевернулась, камней вовнутрь положил. Рядом с собой собаку посадил — лайку Найду. 10 километров нас несло-крутило. Найда умничка — сидит не шелохнется.

Стихи рождаются не в кабинетной тиши, а в гуще жизни, уверен Валерий Васильевич. Пишет он походя, не корпит над рифмами. Он не терпит громоздких конструкций, которыми часто грешат современные поэты. Поэзия — это что-то светлое, чистое, как вера. В ней не должно быть ни зависти, ни злобы. Ему очень близки Суриков, Кольцов, Есенин, Рубцов. У Валерия Мутина вышло 7 сборников. Последний, 2010 года, носит интригующее название «Случайная встреча» и имеет подзаголовок «Признание в любви». Каленые стрелы Амура пронзили Валерия Васильевича, когда он лечил бронхит в санатории «Сосновый бор». То он восхищается статью некой Павлиновны, то описывает танцы в притемненном зале с некой Марией и доверительный разговор с нею же в беседке. К несчастью, эта самая просто Мария оказалась рачительной особой, и ее фраза «Проживем ли вместе на писательский доход?» не оставила бедному пииту шансов. Но все эти курортные искусительницы не идут ни в какое сравнение с супругой Аллой, которой в сборничке отводится почетное место. Они прожили душа в душу 45 лет. Вырастили троих замечательных детей. Старший сын, Василий, работает в Москве программистом, дочка Майя руководит детским ансамблем «Козуля», а младшая, Светлана, работает в Пречистом концертмейстером. Радуют внуки. Их у Валерия Васильевича трое. Старший, 18-летний Дима, пошел в дедушку — пишет стихи.

 

 

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *