Почему Крым никогда и никем не будет признан российским

   Крым никто и никогда в мире не признает российским. Вовсе не потому что этого не хотят наши геополитические враги. Есть более важные причины. Ведь Крым российским не признают и Китай, и Белоруссия – ближе союзников у нас нет. Но почему не признают?

Не только потому что боятся испортить отношения с Западом. Они их охотно портят по более серьёзным вопросам. Проблема в том, что вообще международные отношения в мире строятся на понятии «международного права». Можно сколько угодно говорить, что это миф, что в мире есть только право сильного – но так будут говорить лишь те, кто не знаком с практической дипломатией.

Международное право, как и любое другое, действительно всегда нарушается сильными игроками, контролирующими мировую политику, но и они не могут делать это бесконечно и безгранично. Они вынуждены изобретать какие-то правдоподобные аргументы для легитимизации своих действий – а потом через пропаганду навязывать своё мнение и замалчивать мнение оппонентов.

Но как таковое международное право существует и не может быть отвергнуто без риска попасть в международную изоляцию. Это факт реальной политики. Право – это забор, в каждом заборе есть дырки, но сам забор есть. Сказать, что его вообще нет, не может никто в мире. Не случайно Путин так сверхвнимателен именно к правовому обеспечению всех своих международных акций.

Беспредел опасен везде, не только в мире уголовном. Ибо тогда международные отношения вступят в полный хаос, а этого уже не нужно никому.

Согласно международному праву референдум в Крыму проходил в присутствии там введённых перед этим российских вооружённых сил. И не важно, кого и от кого они там охраняли. Можно через пропаганду сказать, что они там исключительно кошек гладили и с девушками фотографировались. Но политики понимают: был взят под силовой контроль политический механизм Крыма и выдернут, как табуретка из-под задницы, из-под Киевской хунты. Ибо не будь в Крыму российских войск, совершенно неясно, каким бы контролируемые Киевом власти нарисовали референдум. Даже при большинстве крымчан за Россию результат могли бы нарисовать за Украину. Именно потому и буксуют Минские соглашения, что там каждая сторона перед выборами требует силового контроля власти.

То есть всем политикам ясно, что результаты выборов под «охраной» армии можно рисовать в ту сторону, которая угодна силе, контролирующей реальную власть.

Такая позиция заставляет политиков всего мира признавать формально существующее международное право, как бы оно ни было в реальности условным. И согласно этому праву если признать Крым российским, то создаётся прецедент, когда можно захватить территорию армией, потом провести там выборы и легализовать захват. Или выдать это за захват там, где на самом деле есть освобождение от оккупации, поддерживаемое большинством населения, как это и было в Крыму.

Но право есть форма, а не суть. Форма же требует признавать то, что было в Крыму, аннексией. И никакие ссылки на крымский референдум не признает в мире никто – даже наши союзники. Ибо в таком случае Белоруссия рискует быть следующей территорией, где сначала появятся вежливые спецназовцы любой другой страны – не обязательно России, можно и Польши. Они захватят местные органы власти, отсеют враждебных депутатов, организуют референдум, сами подсчитают голоса – и окажется, что в Белоруссии две трети населения горят желанием стать частью Великой Польши. И все в мире должны будут признать это событие легитимным.

В Китае так могут поступить уйгуры – перед этим там окажутся вежливые силы ООН или ОБСЕ с оружием. Да и НАТО может при нужде это сделать – как оно это было сделано в Косово. Ведь прецедент на самом деле был именно там – и Россия в случае с Крымом просто использовала косовский прецедент.

США, создавая этот прецедент, полагали, что их сил хватит не допустить повторения его их противником. Но Россия повторила это с Грузией, а потом с Крымом.

Однако именно признание Крыма узаконит прецеденты (коих было уже как минимум четыре: Косово, Абхазия, Южная Осетия и Крым; теперь вот на грани отделения Донбасс). А это будет значить, что в мировых отношениях легально наступит право сильного хватать всё, что понравится, и не бояться международного сдерживания.

Именно потому мировая политика попала с Крымом в тупик. Де-факто все понимают, что Крым российский. И крымчане этого действительно хотят, то есть крымский референдум – настоящий, реально отражающий мнение населения. И Россия не отдаст Крым никому, ибо это исконно российская земля. Но де-юре признать это – значит открыть такой ящик Пандоры, когда хаос в ядерном мире выйдет из-под контроля.

Это поставит под сомнение возникшее после СССР украинское государство – и вообще всю постсоветскую Европу. Факт возникновения Украина налицо, потому всякое силовое изменение ее границ есть по форме прецедент аннексии и признание легализации любой силовой агрессии любого государства против другого государства. Нормы права видят это именно так.

Признание отторжения Крыма создаст прецедент всеобщего согласия с внеправовыми действиями. Это значит, что альтернативную систему права может создавать не только США, но любое способное на это государство. Мировая война после этого станет неизбежной. Этого не хочет никто. И прежде всего Европа, понимающая, что российские танки могут за два дня оказаться в Германии и провести там такой референдум, когда вся ФРГ заявит о нестерпимом желании стать ГДР и восстановить Варшавский договор.

Кстати по мере продвижения русских танковых армий и Польша вдруг почувствует нестерпимый прилив любви к России. Всё это в мире уже было не раз, и права сильного не хочет никто – даже вассалы США не хотят углублять возможности США диктовать Европе свою волю.

Понятно, что право создают сильнейшие и навязывают его всем слабым. Мир живёт двойными стандартами. Никто не хочет усиления соседей. Право все стремятся подогнуть под себя. Сейчас не анализируется, хорошо это право или плохо. Главное то, что его полное отсутствие ещё хуже. И потому юридическое признание всякой перекройки существующих границ будет очень болезненно воспринято другими странами. Их интересы не позволят признать реальность того, что произошло силой. А любое изменение границ можно назвать силовым мероприятием, даже присоединение ГДР к ФРГ. Это тоже аннексия, только сильная сторона не подавала это как аннексию. И США формировались путём аннексий.

Для признания аннексии другими странами нужно радикальное изменение расклада сил в мире. Так победа США в их войне с Англией позволила миру признать границы США. Победа СССР во Второй мировой войне привела к признанию его границ, хотя Запад так и не признавал легитимности аннексии Прибалтики.

После развала СССР Запад аннексировал всю Восточную Европу и бывшие советские республики. Его господство позволило легализировать эту аннексию.

После новой войны возникает новый передел мира, и его границы временно фиксируются в праве. И охраняются правом – до нового передела мира. Новой войны – после Холодной, проигранной СССР – пока не было. То, что идёт сейчас, можно назвать высоким градусом противостояния и конфликта интересов.

Именно потому мир сейчас занят поиском аккуратного обхода санкций России по Крыму – и в то же время ни за что не признает Крым Российским, пока сама Украина не признает этого. Или не исчезнет с карты мира. До тех пор даже Китай не признает Крым Российским – как бы на самом деле он ни понимал Россию и ни соглашался с ней. Даже Белоруссия не признает. Белоруссия для России – вообще один сплошной Крым. Как, собственно, и вся Украина тоже.

Разумеется, Россия игнорирует непризнание Крыма – и не отдаст его ни за что. И это абсолютно правильно. Но мы тут сейчас говорим не об этом. А о том, что все страны опутаны нормами права, и санкции – вот та плата, которую несёт Россия за выход за флажки. Крым и отмена санкций – это для России сейчас две вещи несовместные. И не потому лишь, что это конфликт геополитических интересов России и Запада. Нет, дело глубже.

Разрушать международное право не заинтересован никто. Включая саму Россию в первую очередь. Поэтому Россия и не идёт в Донбасс и стремится говорить о легальном крымском референдуме. И вялая позиция Запада по Крыму – свидетельство того, что правовая трактовка присоединения Крыма Россией имеет свои законные основания.

Правда, их никто не будет признавать. До новой нашей победы в мировой – холодной, гибридной или еще какой – войне.

 

Александр ХАЛДЕЙ, Публицист.ру

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

0 комментариев для “Почему Крым никогда и никем не будет признан российским

  1. петр
    30.05.2017 из 09:35

    нет больше международного права-Югославия -Ливия!все молчали-вместо права -сила!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *