Это сословие прихлебателей от культуры не даст своего в обиду

«Есть, значит, такое мнение, будто своим вопиющим скепсисом в отношении кампании в защиту выдающегося режиссера всея Руси я топчу хрупкие ростки гражданского общества в России. Нет, ничего подобного. Мой посыл просто в том, что никакого гражданского общества здесь нет в помине», — пишет публицист Михаил Пожарский на своей странице в Facebook.

«В словосочетании «гражданское самосознание» важным является слово «гражданин». То есть подразумевается проявление солидарности по отношению к СОГРАЖДАНАМ, независимо от их взглядов, профессии и материального положения. И когда «мастера культуры» начнут выступать в поддержку жертв «болотного дела» или провинциальных активистов, осужденных по 282-й, — здесь я буду искреннее радоваться «росткам гражданского общества».

Но какую солидарность мы видим в данном случае, разве гражданскую? Нет, ее скорее можно назвать «профессиональной» или «цеховой», или «солидарностью к социально-близким». А еще понятнее — СОСЛОВНОЙ. Вот и нужно говорить: «самоорганизация сословного общества в поддержку Серебренникова», «сословное общество не даст своего в обиду», «дело Серебренникова вновь пробудило в России сословное самосознание». И понятнее, и честнее.

Здесь, конечно, можно сказать — мол, сначала сословная солидарность, а потом уже гражданская. Исторически это действительно так — национальные государства выросли на базе сословных обществ. Но вместе с тем именно сословность — это то, что цементирует автократии.

Стандартная историческая схема — это верховная власть монарха при развитом самоуправлении городов, общин, сословий, цехов и т. д. Монарх как бы заключает с ними договор: «Я даю вам автономию, а вы давите несогласных в своих рядах, но если что — буду применять к вам коллективную ответственность». Каждая такая общность хочет быть поближе к автократу (получать преференции) и каждая не может ему ничего противопоставить в одиночку. Изменения возможны лишь тогда, когда общности начинают обрастать сложными перекрестными связями, учатся объединяться. Здесь и возникает то самое «гражданское общество». Но без этого сословия, цеха, общины и прочие формы групповой солидарности — не лекарство от автократии, а ее еда.

В случае с Серебренниковым мы видим, как одно из сословий возмущено тем, что автократ нарушил негласный договор. Многие годы это сословие прихлебателей от культуры и журналистики честно соблюдало свои обязательства: исполняло госзаказы, маргинализировало оппозиционеров в своих рядах, молчало в тряпочку, водило за нос публику, бегало в мэрию с бутылкой вискаря и т. д. и т. п.

Конкретно Серебренников не фрондерствовал — напротив, дружил с вельможей Сурковым. И когда Серебренникову дадут условный срок (пускай даже его подельникам дадут реальный — они никому не интересны) — вся нынешняя «гражданская кампания» мигом закончится, т. к. сословие поймет, что монарх все-таки смилостивился и уважил свою часть договора».

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *