«Идущие в Европу»: пункт их прибытия всегда был в известную издавна рифму

Все евроинтеграторы говорят всегда одно и то же. О повышении в итоге евроинтеграции уровня жизни населения. Но что у них стабильно получается? Обнищание, колоссальные людские, экономические и материальные потери…

Понимаете, кто садиться играть в карты с опытным шулером, мнит, что у шулера много денег и он с вами поделиться. А в итоге он выворачивает ваши карманы. И чем опытнее шулер, которого вы решили подоить – тем больше он с вас выдоит. Это в полной мере относится к нашей экономической игре с США и Европой…

Есть очевидная взаимосвязь между людскими и материальными потерями страны – и влиянием в ней западных советников. Потери всегда минимальны там, где это влияние минимально. И они всегда достигают максимума там, где Западу дают полный карт-бланш на любые действия в своей политике и экономике…

Успех поэта или философа – максимальное число слушателей и поклонников с которым он мечтает поделиться своими озарениями.

Успех предпринимателя – прямо в обратном: чем меньше ему приходиться делиться, тем больше у него остаётся. Владелец завода, которому приходится платить большую зарплату и множество социальных отчислений – не конкурент тому, кто платит рабочим мало и мало отчисляет на сторону.

То же самое касается и народов мира. Успех одних неразрывно связан с провалами и неудачами у других. Сверхприбыль приносят сверхдешёвые рабочие, а сверхдешёвых рабочих создаёт лютая нищета и беспросветный мрак.

Когда на одном конце света люди перестают быть сверхдешёвыми – на другом конце исчезают сверхприбыли: так устроена современная глобальная экономика. В XIX веке было то же самое, но только на более близких дистанциях.

Всякое богатство, которые выше среднего – вытекает не из согласия с окружающими людьми: это всегда вызов обществу и насилие над ним в том или ином смысле. Наивно думать, что когда человек богатеет, общество, остальные люди радуются этому, аплодируют и всячески помогают.

Любой, кто богатеет – богатеет не благодаря окружающим, а вопреки.

Наций и государств это тоже касается в полной мере. Никому не нужно, чтобы соседи оказались богаче, сильнее тебя или хотя бы конкурентоспособны. Если бы бизнесмены хотели желали делиться секретами своего успеха – тогда не было бы такого явления как промышленный шпионаж, да и коммерческой тайны тоже не было бы.

Поэтому всякий подъём и обогащение государства осуществляются только в борьбе с соседней державой. Что может на деле, а не на словах поддерживать соседняя держава? Только негативные процессы внутри вашей страны…

Нет никакого сомнения, что для своих детей американцы, немцы, англичане, французы постарались сделать всё самое лучшее и эффективное. Они сделали это как умели, вложив в это все свои знания, таланты, возможности – как, впрочем, и свои заблуждения, ошибки, извращения и т.п. В итоге они построили у себя то, что построили.

Но возникает закономерный вопрос: если строили они у себя и для себя – какое это отношение имеет к нас? Каким образом из привлекательности чьего-то образа жизни вытекает его доступность для нас? Если мне нравится квартира певца Кобзона – разве Кобзон мне, незнакомому человеку, умилившись моим вкусам, такую же подарит?!

То есть если ты интегрируешься куда-то на своих условиях, то это не интеграция, а вторжение, диктат, ультиматум. А если на чужих – то интегрируют тебя в качестве расходного материала. В какой иной роли ты нужен чужой семье? В роли домашнего питомца что ли?

Романтики евроинтеграции мечтали, что, как в советской школе, отличники, знающие предмет на «пять», станут помогать исправить «двойки» отстающим. И этим показали, что мышление их остаётся на советском, социалистическом «шасси» – хотя «кузов» они вроде бы радикально перекрасили, в итоге обманув только самих себя.

Поймите, что отличник, помогая двоечнику, имеет дело с образованием, т.е. со сферой духа. А в сфере духа и идей деление не убавляет доли владельца, напротив преумножает ее. Если у меня есть дыня и я отдам вам половину, то я потеряю полдыни. А если у меня есть книга, которую я дам вам почитать, а вы честно мне её вернёте – я ничего не потеряю, лишь приобрету ваше расположение. Ну надо же эту разницу понимать!

Впрочем в западных школах, в отличие от советских, практикуется индивидуализм, культ личного успеха, там отсталых не принято вытягивать. Но теоретически отличник может помочь двоечнику и в современной западной школе. Потому что он ведь ничего не теряет, делясь своими знаниями, не уменьшает их объем – даже наоборот: каждое изложение выученного помогает ему крепче запомнить это…

А вот начальник отдела не может помочь коллеге стать начальником своего отдела: потому что в таком случае он сам перестанет быть начальником отдела.

Пора понять, что основное действие в современном нам мире – деление. Внутри больших процессов деления есть и локальные акты умножения, но это именно локальные акты. Основной процесс – деление Земли и всех её благ, всех её возможностей. Материальная ценность при делении убывает. Этим она противоположна духовной ценности.

Развитая рыночная европейская страна не может помочь отсталой стать развитой европейской страной. Чтобы в условиях рынка помочь отсталым, нужно лишить себя конкурентного преимущества. А какая Франция на такое пойдёт ради Украины или России, да и зачем?

Неужто кто-то все ещё не понял, что богатство Западной Европы и вся её привлекательность базируются на бедности Восточной Европы и иных частей света? И если Восточная Европа перестанет быть бедной – тогда Западная перестанет быть богатой.

Помните школьный опыт: холодная ложка, горячий чай? При помещении ложки в стакан ложка нагревается, а чай охлаждается – и так до средней температуры на двоих. Если вы попытаетесь честно совместить богатство и бедность, то бедность станет богаче, но ценой того, что богатство станет беднее.

Это и объясняет, почему в 1989 году Восточная Европа пошла на Запад по шерсть, а вернулась стриженой: по данным ООН количество бедных в Восточной Европе с 1989 года возросло более чем в 10 раз.

То есть люди стали слушаться советов тех, кто жил богаче их – а в итоге стали значительно беднее, чем были! А как иначе?

Если вы нанимаетесь к богатому дядьке в работники – он ведь хочет вас использовать, а не быть используемым вами!

Но наши евроинтеграторы типа Кудрина и Грефа, морочащие голову Путину, все не оставляют надежды вписаться в западную экономику «хоть чучелом, хоть тушкой». Мол сдадим Крым – или хотя бы Донбасс – и европартнеры в благодарность за это нас подтянут до отличников их экономики.

Но этого в силу всего выше сказанного не может быть, «потому что не может быть никогда». Как наша капитуляция перед Западом, так и самое могучие ему сопротивление – не изменят ничего в указанном раскладе. Только строить свое, пусть даже на первых порах кондовое и отсталое – единственный наш выход.

Вазген АВАГЯН, Публицист.ру

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *