«Мама, меня убьют»: сенсационные подробности гибели Артема Тетерина в военной части под Переславлем

В Балашихинском гарнизонном военном суде продолжается процесс по уголовному делу о гибели в войсковой части под Переславлем солдата срочной службы Артема Тетерина.  В ходе допросов свидетелей и оглашения материалов следствия выясняются сенсационные подробности, которые не укладываются в официальную версию о самоубийстве Артема.  Многие факты говорят о том, что Артем мог быть убит, а уже позже было имитировано его самоубийство.

На скамье подсудимых — сослуживец Артема, Усуб Аджоян. Ему предъявлено обвинение по ст. 116 УК РФ (побои) и ст. 110 УК РФ (доведение до самоубийства). В деле, кроме признанной потерпевшей матери погибшего Ольги Валерьевны Тетериной, есть еще потерпевшие — трое живых военнослужащих. Дело слушает судья Вадим Павлюкович. Интересы матери погибшего представляет юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина.

Побег не планировал

24 октября 2016 года Артем Тетерин пропал из войсковой части, его исчезновение по показаниям свидетелей выглядит странно. Он не планировал побег. 24 октября 2016 года он нес боевое дежурство на технической позиции, которая находится в лесу. Вместе с ним на позиции находились трое сослуживцев. Также там должен был быть офицер — капитан Картавин, однако он свое боевое дежурство просто бросил, оставив солдат одних. По материалам дела, сослуживцы попросили Артема сходить в магазин в ближайшем поселке. Он ушел в магазин, сделал там покупки и направился обратно. По свидетельским показаниям, вслед за Артемом в тот же магазин приходил Аджоян вместе с двумя военнослужащими. Иных военнослужащих в тех местах в это время, по свидетельским показаниям, не появлялось. В течение нескольких часов сослуживцы Артема, когда по связи запрашивали их техническую позицию, на просьбы вызвать его на связь, отвечали, что он ушел в туалет. Так продолжалось до тех пор, пока на позицию не прибыл заподозривший неладное старший лейтенант Михаил Копачев. Он и обнаружил отсутствие Артема Тетерина. Были организованы поиски, не давшие никаких результатов. Тело Артема Тетерина была найдено лишь 26 марта 2017 года (спустя пять месяцев после исчезновения) — в 500 метрах от КПП части в петле, закрепленной за маленький сучок дерева, на границе лесопосадки и поля, т.е. на достаточно открытом участке местности.

В заседании 28 марта были допрошены офицеры части. Командир 1 радиолокационной роты 1 радиотехнического батальона в/ч 86655 Александр Картавин признал в суде факт, что бросил свое боевое дежурство и убыл с территории войсковой части по своим личным надобностям. Обратно он прибыл лишь около 23 часов, когда ему сообщили, что из части пропал подчиненный ему боец. Кроме того, Александр Картавин дал показания, что во время розыскных мероприятий поисковые отряды под руководством бойцов по контракту проходили участок местности, на котором впоследствии был обнаружен труп Артема, и на момент поисков трупа на этом месте не было. Объяснить это Картавин ничем не мог: «Возможно, просмотрели». Аналогичные показания, касающиеся поисковых мероприятий и обнаружения трупа, дали старшие лейтенанты Михаил Копачев и Алексей Иванников.

Подсудимый вдруг оказался «эпилептиком»

Также капитан Картавин подтвердил отрицательную характеристику, данную им на подсудимого Аджояна: «За время службы в занимаемой должности рядовой Аджоян У. Р. показал средний низкий уровень профессиональной подготовки. Требования общевоинских уставов изучил в минимально необходимом объеме. Свои обязанности по занимаемой должности не знает, в повседневной деятельности их не выполняет. Дисциплинированность и исполнительность на низком уровне. (…) Моральные и психологические качества не всегда устойчивые, требует постоянного контроля со стороны старших начальников. Состояние здоровья удовлетворительное. Работоспособность средняя, физическая подготовка хорошая».

Кроме того, на уточняющие вопросы юриста Фонда «Право Матери» капитан Картавин пояснил, что Аджоян за время прохождения службы на здоровье не жаловался. Он, Картавин, ни разу не видел, чтобы Аджоян плохо себя чувствовал или принимал какие-либо лекарства. И аналогичные показания дали все остальные свидетели-офицеры: Аджоян на здоровье не жаловался, лекарств не принимал, наоборот, находился в хорошей физической форме. Это к вопросу о том, что после предъявления обвинения подсудимый сразу оказался «эпилептиком»,  не могущим нести ответственность за преступления против военной службы (см. материал «В деле погибшего Артема Тетерина военный следователь пытается исключить неуставные отношения» от 28.03.2018). Кроме того, сотрудница медицинского пункта части сержант Татьяна Сулоева также подтвердила, что у Аджояна за время прохождения военной службы не возникало проблем со здоровьем, чувствовал он себя нормально, лекарств никаких не принимал.

Также в суде был допрошен начальник пункта управления части старший лейтенант Федор Гусев. Юрист Фонда «Право Матери» попросила свидетеля пояснить данные им на следствии показания: «Рядового Аджояна У. Р. Могу охарактеризовать как неформального лидера среди военнослужащих по призыву (…) Аджоян У. Р. демонстрировал свои лидерские качества, в том числе и при помощи физических данных, а также самоутверждался за счет слабых  военнослужащих». Офицер Гусев пояснил, что, по его мнению, в «замкнутом мужском коллективе» всегда есть кто-то сильный, кто самоутверждается за счет слабых. «Это неправильно, но может быть в замкнутом мужском коллективе» — считал свидетель Гусев.

Тело обнаружил солдат, ушедший в самоволку

29 марта в процессе был допрошен старший сержант, старшина роты в/ч 86655-Б Николай Грешонков. На вопрос юриста Фонда «Право Матери» Надежды Кузиной: «Кто обнаружил Тетерина?», он неожиданно для участников процесса рассказал, что поиски Артема Тетерина продолжались в течение 2-3 недель с момента его пропажи, и потом несколько раз были поисковые выезды в город (под Новый год приблизительно). А в конце марта тело Артема обнаружил солдат С., ушедший из части в «самоволку». Эти показания кардинально разошлось с официальной версией, согласно которой тело Артема было обнаружено поисковым отрядом, искавшим именно Артема Тетерина. Вместе с телом были обнаружены и документы Артема Тетерина — паспорт и военный билет (в ходе судебного заседания 28 марта 2018 года капитан Картавин пояснил, что военный билет и паспорт он у Артема Тетерина якобы не забирал, и они хранились у самого военнослужащего).

Также юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина спросила свидетеля Грешонкова, где хранятся документы военнослужащих по призыву, пока они проходят службу, а именно — паспорт и военный билет. Свидетель Грешонков пояснил, что военный билет военнослужащего по призыву хранится у ротного (ротный Артема — капитан Александр Картавин, тот самый, который бросил свое боевое дежурство, во время которого Артем пропал), а паспорт — в личном деле.

Юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина уточнила, может быть, есть какие-то особые случаи, когда военнослужащему по призыву выдаются эти документы на руки? Свидетель Грешонков на это сказал, что ни разу не сталкивался с тем, чтобы у военнослужащих по призыву были на руках паспорт и военный билет. «Они выдаются на руки только при увольнении» — пояснил Грешонков.

Артем выйдет к Вам на Белорусском вокзале

В заседании 30 марта суд допросил потерпевшую по делу, Ольгу Валерьевну Тетерину. Она рассказала, что приблизительно через месяц после того, как Артем был направлен в в/ч 86655-Б, сын позвонил ей с чужого номера и сказал: «Мама, я боюсь, меня убьют». Что он имел в виду тогда, выяснить так и не удалось. После исчезновения Артема из части, офицеры первую неделю уговаривали ее не приезжать и сообщали: «Ждите его дома, он к Вам поехал»…

3 ноября Ольга Тетерина приехала в Ярославскую область и начала свои самостоятельные поиски сына, расспрашивала местных жителей. В это время матери на телефон пришла смс с неизвестного номера, что Артем выйдет к ней на Белорусском вокзале в Москве. Она все бросила, поехала в Москву и двое суток продежурила на Белорусском вокзале в ожидании сына. Ей еще приходили смс с различных номеров: «Я еду», «Я еду в следственный отдел». А также — смс с просьбой выслать денег, так как «задолжал людям за еду и одежду». Ольга Валерьевна сообщала об этих смс на следствии, но установлением лиц, которые писали ей от имени сына, никто не занимался…

Спустя пять месяцев, после обнаружения тела Артема, мать вновь приехала в Переславский район и местные жители сказали ей, что удивлены — ведь они постоянно ходят собирать хворост на то место, где нашли Артема, да и местность открытая, на границе леса и поля, и если бы труп действительно находился на этом месте, его должны были обнаружить гораздо быстрее. О том, что тело Артема нашли, когда из части пропал другой солдат-срочник, матери также рассказали местные жители.

В судебном заседании 30 марта был оглашен протокол осмотра одежды Артема и предметов, обнаруженных в карманах этой одежды.

Из протокола осмотра места происшествия: «Под деревом обнаружен труп мужчины. Труп находится в подвешенном состоянии неполного повешения. Правая рука трупа выпрямлена в локтевом суставе, прижата к туловищу. Левая рука согнута в локтевом суставе, левая кисть прижата к груди. Ноги трупа несколько согнуты в коленных суставах, сведены вместе, стопы касаются земли. На трупе надето: бушлат утепленный с верхом из х/б ткани уставной формы, куртка уставной формы ВС РФ, кофта х/б нательная серого цвета, брюки х/б зеленого цвета на ремне из синтетической ткани с металлической пряжкой на помычах, брюки нательные х/б серые, сапоги берцовые на шнуровке, носки х/б черные, шапка уставной формы ВС РФ зеленого цвета».

На всей одежде, которая была снята с трупа, — как на верхней одежде, так и на нательном белье (майка и кальсоны) присутствуют обильные наложения плесени. Кроме того, вся одежда довольно сильно загрязнена, на ней есть пятна бурого цвета, напоминающие следы крови. Такое бурое пятно есть и на одном из берцев. Из материалов дела известно, что часть этих пятен действительно являются кровью человека (была сделана экспертиза, которая это установила). У берцев отслаиваются подошвы. Из всего комплекта одежды удивительным образом выделяется шапка — она чистая, будто новая, и только с внутренней стороны есть немного плесени в тех местах, где шапка соприкасалась с головой трупа.

Кроме того, все бумаги и документы (военный билет и паспорт, которые должны были хранится у ротного, по показаниям свидетеля Грешонкова, и в личном деле), обнаруженные в карманах одежды трупа, — чистые, на них нет ни пятен, ни плесени, ни каких-либо иных загрязнений. За 5 месяцев якобы нахождения в лесу.

Материал подготовлен на основе пресс-релизов Фонда «Право Матери»

На снимке: Артем Тетерин до призыва на военную службу. Фото из социальных сетей.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *