А где же зарплаты?

 

«Внимательные читатели обратили внимание на то, что в новом президентском «майском указе» 2018-го вообще ничего конкретного не сказано о повышении зарплат, кроме весьма общей фразы о необходимости «устойчивого роста реальных доходов граждан», — отмечает экономист и бывший зампред ЦБ Сергей Алексашенко в своем блоге.

«По сути, президент лишь хочет от правительства, чтобы доходы россиян росли быстрее инфляции. Это тем более странно, ведь в «майских указах» 2012-го содержались весьма подробные обещания повышения зарплат бюджетникам.

Президент в России на то и Путин, чтобы никто ему не задавал глупых вопросов, а тем более такого чувствительного — почему вы не обещаете россиянам роста зарплат? Позволю себе высказать несколько гипотез на этот счет.

Первое. Конкретные обещания повышения зарплат — это популистские действия политика, которому нужна поддержка избирателей. В мае 2012-го, когда еще не все были уверены в том, что протестная волна быстро сходит на нет, о поддержке избирателей Кремлю нужно было серьезно думать. А что может быть более эффективным, чем прямой подкуп? Ведь такие конкретные обещания из указа шестилетней давности только так и можно было трактовать. Сегодня при 80%-ной поддержке президента такой необходимости очевидно нет. А с протестами удается успешно справляться силами казаков и Росгвардии.

Второе. Хотя инфляция за последние пару лет быстро снизилась и, на мой взгляд, пока нет оснований опасаться ее роста, Центральный банк не готов «поклясться в этом на Библии» и постоянно говорит об угрозе повышенных инфляционных ожиданий. В такой ситуации любые обещанные номинальные показатели вполне могут оказаться как завышенными (в случае низкой инфляции), так и завышенными (в случае высокой). Значит, от конкретных обещаний лучше воздержаться.

Третье. Жесткая позиция Минфина относительно накопления фискальных резервов в условиях высоких нефтяных цен и нынешний вялый рост экономики ведут к медленному росту бюджетных доходов и не дают особого простора для увеличения расходов. А расходы бюджету неизбежно предстоит наращивать — достаточно вспомнить слова премьера Медведева о том, что на реализацию майского указа потребуется 25 триллионов рублей. Для сравнения: доходы консолидированного бюджета, то есть федерального вместе со всеми региональными, в 2017 году составили 30,6 триллиона рублей.

Четвертое. В начале этого года прошло резкое повышение зарплат в бюджетной сфере. Теперь правительству понадобится какое-то время, чтобы оценить все последствия таких решений: сколько денег на это нужно регионам, кто из них тянет, а кто не тянет дополнительные расходы. Поэтому пока полной ясности нет, спешить не следует.

Пятое. Правительство уже достаточно долго говорит о том, что в здравоохранении и образовании грядут структурные реформы. Вполне вероятно, что изменение уровня и/или структуры зарплат может стать их составной частью. Если это так, то абсолютно правильно будет не ставить телегу впереди лошади. Зачем повышать зарплаты каким-то сотрудникам, если завтра выяснится, что должности этих сотрудников вообще не нужны?

Отмечу, что это мои гипотезы, которые объясняют отсутствие конкретики по зарплатам в нынешнем майском указе. Вполне возможно, что в головах людей, готовивших президентский указ, были и какие-то свои соображения, хотя делиться ими с общественностью авторы указа не спешат. Однако понятно, что долго удерживаться от ответа на этот вопрос правительству не удастся. Уже через несколько недель бюджетный процесс выйдет из тиши минфиновских кабинетов, и тайное станет явным».

 

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *