Павел Грудинин рассказал о разводе: «Люблю Ксению семь лет»

Павел Грудинин — человек простой. И даже во время президентской кампании это качество не утерял. Поэтому, когда все СМИ бросились сообщать о его разводе, о молодой избраннице, он не поспешил опровергать новость или прятаться от журналистов. «Нет проблем, я сам все готов рассказать, сенсации тут никакой нет, наш президент тоже развелся — и что? С кем не бывает, обычное дело, давайте поговорим», — согласился Грудинин. И мы поговорили. О личном. Откровенно.

  • Сейчас много пишут о моем разводе, я не понимаю, почему все так возбудились? — начал разговор Павел Грудинин.

— Вы же публичный человек, всем интересно. Ситуация щекотливая. Тридцать лет прожили с женой, потом ушли к молодой.

  • Стоп. Давайте по порядку. Слишком много несоответствий. Во-первых, СМИ пишут, что Грудинин состоял в браке с женой Ириной почти 30 лет. Ну если быть точным, я женился в 20-летнем возрасте. Это был 1980 год. Как вы понимает, с тех пор прошло, как минимум, 38 лет.

Последние девять лет я с женой не жил. Это всем известно. И в суде осведомленные источники заявляли, что я ушел из семьи именно девять лет назад. А вот с девушкой по имени Ксения я познакомился позже, семь лет назад. И ушел я из семьи не из-за Ксении. Через два года после этого я только встретил ее. Ксения работала у нас в совхозе юристом.

— И она родила вам двоих детей?

  • Я читал в прессе, что об этом говорил некий представитель политика, то есть меня. Оказывается, я — политик, хотя на самом деле директор совхоза, но это неважно.

Так вот, говорят, что якобы я предоставил в суде сведения о рождении двоих детей. Ну как же так? У меня в материалах кандидата в президенты записано — четверо детей. Все официально оформлено в ЗАГСе. Мы живем в небольшом поселке, где все без исключения знают, что у директора совхоза младшие дети ходят в детский сад. И поэтому эта сенсация кажется мне надуманной.

— Ваша жена не дает вам развода?

  • Да, действительно, Ирина на протяжении девяти лет не дает мне развода. Это факт. Моя жена прекрасная хозяйка и мать, добрый человек. Но бывают женщины, которые хотят иметь статус замужней дамы. Однако с Ириной я не виделся и не разговаривал девять лет.

— Как так — не виделись?

  • Живем мы недалеко друг от друга, но по жизни не сталкиваемся. Если нам что-то нужно, мы передаем информацию через детей. Наши отношения — давняя история. Поэтому я не совсем понимаю, почему так много стали писать о моей личной жизни сейчас? Вероятно, нашлись люди, которых сильно беспокоит мое семейное положение и деньги. Например, недавно я узнал из СМИ, что на моих счетах 7,5 млрд. Это неправда. И трогать мою семью в этом ключе — последнее дело. Ну да, мы разводимся. Но мне не хотелось бы, чтобы из этого устраивали шоу.

— Такие детали читателям интересны.

  • Если вы начнете печатать в газете порнографические картины, народу будет еще интереснее. Есть ведь рамки, за которые не стоит переходить.

— Поэтому мы с вами сейчас и общаемся, как с первоисточником информации.

  • Наверное, мое упущение, что я не повел жену в Большой театр и не объявил там о разводе журналистам. Просто билетов не достал. Во время президентской кампании меня ведь спрашивали о моем семейном положении. Я тогда честно признался, что у меня почти такая же ситуация, как у нынешнего президента. И журналисты стали искать источники, которые все переврали. Ко мне лично никто не обращался.

— Тем не менее, развода вам по-прежнему не дают…

  • Юристов моей жены, конечно, интересует информация про 7,5 млрд рублей. Я знаю из моих источников, что она теперь обсуждает эту тему.

— У вас нет миллиардов?

  • У меня таких денег не было и никогда быть не могло. Весь доход совхоза гораздо меньше этой суммы. Но некоторые люди верят в этот бред. Я не могу понять другого, зачем сейчас кому-то понадобилось писать обо мне неправду? Выборы прошли. Я уже не интересен моим оппонентам с точки зрения политики. А меня все время куда-то тянут, я должен что-то объяснять, оправдываться. Понимаю, журналистам нужна сенсации. Но ее нет. Моя личная жизнь как на ладони. О ней было все известно еще в избирательную кампанию.

— Сейчас появился информационный повод. Развод назначен на 16 июля.

  • Состоится уже второе заседание суда. На первом юристы, которые представляли мою супругу, попросили об отложении дела и дать время для примирения сторон.

— Примирение возможно?

  • Нет, конечно. Мы же 9 лет не живем вместе, какое может быть примирение сторон если у меня другая семья? Мне кажется, это больше касается материальных вопросов. Сейчас СМИ еще подлили масла в огонь. Ее юристы начнут искать эти несчастные 7,5 млрд.

— Ваша пока еще жена общается с Ксенией?

  • Если я не общаюсь со своей первой женой, то Ксения тем более.

— Старшие сыновья работают у вас в совхозе?

  • Младший сын работает в совхозе. Старший занимается бизнесом. Меня же под лупой ваши коллеги сканировали, все про меня все знают. Но кому я сейчас перешел дорогу? Не удивлюсь, если завтра напишут, что я переметнулся к ЛДПР только потому, что ко мне на днях приезжал Жириновский. Чем не информационный повод?

— Вы не хотите раскрывать причин расставания с супругой. Можно сказать, что любовь прошла?

  • Такое случается.

— Кто же спорит…

  • К тому моменту наши дети уже выросли, уехали…

— Ирина Игоревна сейчас вроде упирает на то, что брак был венчанный — мол, нехорошо разводиться в такой ситуации…

  • Мне кажется, свои грехи я замолил. В том числе и на Афоне… Мне бы не хотелось, чтобы вообще трогали эту тему. Она очень сложная. Это мои глубоко личные отношения с церковью. Скажем так, я отмолил грехи. Поэтому я буду свой крест нести до конца и перед Богом я отвечу, если что не так.

Но я не считаю себя виновным в чем-то. Напишите, что свой крест я несу и думаю, что мне этот грех отпустили. Знаете, какое самый страшный грех? Это неверие в Бога. Все остальные грехи — менее страшные. В Бога я верю.

— Полгода назад журналисты раскопали информацию, что в Пятигорске в нищете живет ваш будущий тесть. Он жаловался, что ему никто не помогает…

  • Давайте называть вещи своими именами. Тот мужчина, про которого писали СМИ — мне не тесть, это отец Ксении. Журналисты пришли к нему, представились работниками ЖКХ. Тот пожаловался на свои жилищные условия. Но претензий у него ко мне и к дочери никогда не было.

Дело в том, что он оставил семью, когда Ксении было лет восемь. У него уже давно другая семья. Я такой человек, который никогда не отказывают в помощи даже чужим людям. Но отец Ксении ко мне никогда не обращался за помощью. Он давно потерял связь с Ксенией и ее братом. С мамой Ксении мы общаемся, помогаем ей. Но это уже совсем личное.

— Помимо тестя в материале упоминали еще и бабушку Ксении.

  • Да, бабушка тоже выступала в прессе. Она с отцом Ксении — хорошие люди, но связь с нами не поддерживают. Эта та часть семьи, которая с просьбами не обращалась и на дни рождения нам не звонит. Просто журналистам надо было раскопать что-то «грязное», вот они и нашли. Хотя бабушка Ксении у нас гостила один раз. Но это ничего не значит.

Люди верят в печатное слово, в телевизор. Я теперь точно знаю: если ты хочешь испортить свое прошлое, ты должен баллотироваться в кандидаты в президенты. Я ведь до этого момента даже не знал, где живет отец Ксении, в каком городе, и сам был поражен, когда мне рассказали об этом. Кстати, он живет не хуже и не лучше, чем миллионы наших сограждан.

— Это обратная сторона публичности…

  • В минувшую субботу я поехал в зоопарк с младшими детьми. Два часа там гулял, так за это время со мной людей фотографировались больше, чем с белым медведем и со слоном вместе взятыми. И все дружно уверяли, что голосовали за меня. Я подумал тогда: «Странно, почему же не я выиграл выборы?». Мне кажется, что нынешняя истерия вокруг меня возникла, чтобы отвлечь население от более важных проблем. Поэтому и начали писать про меня и мою семью.

— Мне интересно — Ксения на протяжении последних лет вас не пилила, мол, давай разводись, сколько уже можно?

  • Вы не понимаете, Ксения – ангел. Есть разного типа женщины, одни — властные доминирующие, а Ксения — другая, она добрая, тихая, спокойная. И честно, она моя любимая женщина, у нее ангельский характер. Поэтому понятия «пилила» и Ксения — не совместимы.

— Такие женщины — редкость.

  • У каждой женщины есть свои плюсы и минусы. Бывают действительно очень властные, и кому-то это нравится. А некоторые мужчины от таких устают.

— После официального развода вы оформите отношения с Ксенией?

  • Конечно. Я ее люблю, да и дети ведь не могу все время находиться в подвешенном состоянии. Я еще девять лет назад говорил своей пока еще нынешней жене, что надо разводиться. Ну нет ничего больше, все закончено. Она вроде соглашалась, но в последний момент отказывалась от своих слов. Я же не переношу суды, старался избегать их, хотел все решить полюбовно. Я никогда не скрывал в совхозе Ксению, мои друзья давно все знают — они же являются крестными отцами и матерями моих младших детей. В моем окружении все без исключения в курсе, в том числе мои родители.

— Что будете делать, если Ирина Игоревна все-таки не согласиться на развод?

  • Развод состоится в любом случае. Когда КПРФ решила меня выдвинуть кандидатом в президенты, я через сыновей передал жене, что в связи с этим на меня начнут «наезжать». Предложил развестись до начала избирательной компании. Тем более, что легко сделать — пришел в ЗАГС, и по обоюдному согласию в один день нас бы развели. Но Ирина сказала «нет». Когда выборы закончилась, я снова попросил сыновей. И снова получил отказ. Тогда нам пришлось решать проблему через суд. Надеюсь, 16 июля нас спокойно разведут.

— Вы лично будете присутствовать на суде?

  • В суд я точно не приду, да и не для того нанимают адвокатов, чтобы самим ходить по судам. Наши интересы будут представлять юристы. Потом начнется раздел имущества. Поскольку все имущество описано уже тысячу раз не только журналистами, но и налоговой инспекцией — я же подавал декларацию, ее проверяли, поэтому все на виду.

— Обычно, когда вопрос заходит о разделе имущества, ни о каком спокойном разводе речи идти не может…

  • Боюсь, вы правы. После каждой публикации про мифические 7,5 миллиардов мирно развестись, наверное, не получится. Юристы жены начнут искать эти миллиарды. Знаете, как говорят — адвокат для вас выиграет все деньги, которые вы потом ему и отдадите.

Естественно, они будут пытаться что-то найти. И, конечно, ничего не найдут. Надеюсь все будет по закону. И после этого мы уже разойдемся спокойно. Жизнь-то продолжается.

Ко мне недавно одна знакомая приезжала за земляникой. Она много раз была замужем, от двух браков у нее растут дети. Со всеми своими бывшими она поддерживает прекрасные отношения, они дружат, вместе собираются за одним столом на семейные торжества. Это нормальные отношения, интеллигентные, цивилизованные. Уверен, что и мы обойдемся без скандалов, тем более что у нас черверо любимых внуков, и скоро будет пятый. Ну зачем? Разведемся мы, и жизнь хуже ни у кого не станет — это я точно знаю.

Источник% mk.ru

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *