Русский — значит сволочь?

Анастасия Миронова о том, почему над русскими можно на Западе смело шутить

Историк Лев Симкин пишет из Исландии, что в отеле Рейкъявика администратор сразу сообщил все свои знания о русских — что они много пьют. Ничего, казалось бы, в этом странного нет. Мы привыкли к образам русского мафиози, русского пьяницы и русского космонавта, долбящего в стены МКС гаечным ключом. Однако все эти стереотипы родились и должны были умереть еще до эпохи тотальной политкорректности. Должны были, но не умерли.

Попробуйте в Штатах сказать, что среди африканцев много ВИЧ-инфицированных. А подойдите к латиноамериканцу и спросите шутливо: «Чувак, ты случайно не наркоторговец? Вы же там все наркотиками торгуете». Представляете хотя бы примерно масштаб последствий таких шуточек? Но в этих же Штатах программисты в банке могут демонстративно закрывать свои мониторы от русского коллеги и весело приговаривать: «А вдруг ты кремлевский хакер?»

Незадолго до отравления Литвиненко я приехала в Лондон. И работала официанткой. И меня все время в первый год спрашивали шутливо: «Ооо, ты русская? А это чай с полонием?» Было очень приятно. Примерно в то же время там накрыли огромную банду малолетних чернокожих хулиганов. Интересно, если бы я спросила какого-нибудь шутника в ответ, не бандиты ли его дети, ведь все чернокожие ребятишки прогуливают школу, курят гашиш и состоят на учете в полиции, как бы он на меня посмотрел? И в скольких газетах меня бы к вечеру пропесочили?

В то время было вполне нормально, когда не только где-нибудь в теплой стране, но и в том же Лондоне к тебе подходили и говорили: «Оооh, russki Natasha?» Но при этом попробуй в Лондоне подойти к женщине в парандже и спросить: «У вас там случайно пояс смертницы не спрятан?» Когда в 2005 году были в Лондоне теракты, моя приятельница оказалась на колесе обозрения London Eye одна в группе нескольких закутанных с головы до ног дам — они заскочили в ее кабинку во время движения колеса. Знакомая испугалась, позвонила прямо с высоты в полицию и честно сказала, что ей страшно полчаса крутиться в стеклянной капсуле вместе с молчаливыми людьми в черном — ей потом угрожали иском об оскорблении…

При этом в 2006 или 2007 году весь Лондон обсуждал опубликованное в газетах какое-то утверждение, будто у русских отсутствует ген свободы.

Или присутствует ген несвободы, я точно не помню. Что русские не чувствительны к нарушению своих прав, что богатая территория и ресурсы достались им несправедливо — они все равно не способны насладиться свободой и независимостью. Тезисы были настолько странны и нелепы, что я уже не упомню их в деталях. Однако точно ручаюсь, что писали об этом в центральных британских газетах и по вопросу генетически предопределенной неразвитости русских высказывались ведущие функционеры ООН и вроде бы даже Кондолиза Райс. Тогда британцы садились утром в субботу за столиком уличного кафе, открывали газету, я приносила им кофе и они спрашивали меня, подмигивая: «Ты ведь тоже русская? А у тебя есть этот ген?»

Некрасиво, да? Так вот, сейчас еще хуже!

Кто много бывает за границей, обязательно должен был почувствовать, как ненависть и агрессию к русским буквально пару лет назад окончательно спустили с тормозов. Еще в начале 2010-х годов говорить о том, что все русские — неполноценные дебилы, было моветоном, позволить себе это могли только экзальтированные маргиналы. Такие же, что у нас вешали на дверь хлебного ларька объявление «Обаму не обслуживаем». Беда в том, что в России таких маргиналов приличные люди осуждают, а на Западе теперь — нет. И про чай с полонием, про русских хакеров или ген несвободы теперь не с доброжелательной улыбкой шутят, а говорят абсолютно серьезно. «Ты русская? Вы там все такие?» — в общем, подобные вопросы отныне можно встретить за границей без всякой приправы юмором.

Мы пришли к печальному итогу: не просто политкорректность, но и элементарные морально-этические нормы распространяются сегодня в западном мире на всех, кроме русских.

«Нет плохих народов — есть плохие люди и плохие русские» — это фактически стало кредо в любом политическом дискурсе на Западе, которое освобождает людей от тяжелой необходимости держать лицо.

Анастасия МИРОНОВА, Газета.ру (в сильном сокращении).

 

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *