Верховный суд разрешил использовать «шпионскую» технику для личной безопасности

Верховный суд РФ разъяснил, что гражданин не может быть привлечен к уголовной ответственности за приобретение и использование спецсредств, предназначенных для негласного получения информации, если он сделал это для обеспечения безопасности себя или своих близких, а также для слежения за животными, и не предполагал использовать его для посягательства на конституционные права граждан. Об этом говорится в постановлении пленума Верховного суда РФ, которое цитирует «Интерфакс».

При этом отмечается, что «технические устройства (смартфоны, диктофоны, видеорегистраторы и т.п.) могут быть признаны специальными техническими средствами только при условии, если им преднамеренно путем технической доработки, программирования или иным способом приданы новые качества и свойства, позволяющие с их помощью негласно получать информацию». При этом нельзя привлекать к ответственности лиц, которые приобрели спецсредства через интернет и не знали об их истинном предназначении, а о виновности может свидетельствовать только намерение приобрести или продать именно устройство, предназначенное для негласного получения информации. Для установления принадлежности технического устройства к подобным средствам суд должен располагать соответствующими заключениями специалиста или эксперта.

Напомним, по статье 138.1 УК РФ, которая предусматривает наказание за незаконный оборот специальных технических средств для негласного получения информации, был возбужден целый ряд нашумевших дел. Самым известным из них стало дело курганского фермера Евгения Васильева, который в декабре прошлого года пожаловался президенту Владимиру Путину на то, что стал обвиняемым из-за покупки ошейника с GPS-трекером для коровы. Впоследствии дело было закрыто, а прокуратура принесла Васильеву извинения.

В начале июля ФСБ подготовила проект поправок к УК РФ, содержащий определение понятия «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации» (СТС). Документ рекомендует относить к таким техническим средствам любые приборы, комплексы, инструменты или компьютерные программы, «которым намеренно приданы качества и свойства для обеспечения функции скрытного (тайного, неочевидного) получения информации либо доступа к ней (без ведома ее обладателя)». Ссылкой на это определение в ФСБ также предложили дополнить КоАП.

Эксперты и представители отрасли раскритиковали предложение ФСБ. Так, они отмечали, что вступление предложенных поправок в силу может означать расширение сферы уголовной ответственности для IT-компаний по ст. 138.1 УК РФ. В августе Торгово-промышленная палата России (ТПП) предложила вывести из уголовного кодекса статью, вводящую наказание за незаконный оборот технических средств для скрытого получения информации. Как полагают в ТПП, угроза наказания по этой статье затрудняет развитие бизнеса по производству высокотехнологичных электронных устройств, в том числе, производимых по госзаказам для нужд государственных органов.

В начале октября официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной заявил, что ведомство выступает против уголовного наказания за использование шпионской техники без преступного умысла. «В большинстве случаев общественной опасности это деяние не несет, ровно так его и надо рассматривать. Нужно ограничиваться какими-то другими мерами — может быть это изъятие, может быть административные какие-то вещи, но вряд ли уголовное преследование», — сказал он.

 

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *