17-летняя девушка осталась без глаза. А виноватых нет…

Могла ли представить 17-летняя Аня,  дарившая в новогодние праздники в образе Снегурочки детям-инвалидам радость и сладкие призы, что сама через несколько дней станет инвалидом! Такое не приснится даже в самом страшном сне…

Аня учится в Рыбинском педагогическом колледже. Там она приобщилась к волонтерскому движению. В конце минувшего года волонтерам предложили «обучиться» на Дедов Морозов и Снегурочек, чтобы  в новогодние праздники порадовать детей с ограниченными возможностями. И Аня, добрая и чуткая девочка из верующей семьи, непременная участница всех детских и молодежных мероприятий, организованных воскресными школами православных приходов Рыбинска, с радостью согласилась.

Несколько дней Аня вместе с другими ребятами проходила обучение в ЦДЮТ «Солнечный», после окончания которого юным Дедам Морозам и Снегурочкам  выдали сертификаты, костюмы и подарки для детей. К Ане «прикрепили» Деда Мороза – такого же волонтера – и они  активно принялись выполнять возложенную на них миссию.

А после новогодних каникул Ане и другим волонтерам руководство педколледжа выдало пригласительные билеты на квест-игру в помещении одного из кафе. Педагоги объяснили – это поощрение за новогоднюю помощь семьям-инвалидам. Мама и бабушка, словно предчувствуя недоброе, отговаривали девочку идти на мероприятие. Но Аня не могла подвести друзей.

— Я не могу! Там в игре должны участвовать 6 человек, и если хоть один не придёт, игра не состоится, – объяснила она родным.

И вечером 16 января Аня отправилась в кафе на ул. Герцена, дом 24. Там началась квест-игра, в рамках которой участникам необходимо было выполнить ряд заданий и прийти к определенному результатам – выбраться из закрытого помещения. Выполнив задания, ребята стали вылезать из комнаты на первом этаже через открытое окно на улицу.  В этот момент во дворе начали взрываться и взлетать петарды – фейерверк, был задуман организаторами игры для пущего эффекта.  Около ящика с петардами стоял мужчина, видимо, один из работников этого клуба, наблюдавший за процессом… Вначале петарды, как положено, взлетали  вверх. Но вдруг ящик опрокинулся и упал набок. Петарды полетели в сторону окна. Аня стояла в этот момент на подоконнике. Последнее, что увидела девушка – это летящий ей прямо в лицо предмет.  Дальше что-то больно ударило в правый глаз и в висок. Аня закричала от боли, закрыла лицо руками… И почувствовала, как по рукам потекла теплая кровь.

Потом врач, делавший операцию, скажет Аниной маме:

— Вам повезло, что петарда  ударила в голову и отрикошетила. Она могла бы на такой скорости войти в глаз и взорваться в голове.

Петарда действительно срикошетила,  отлетела в сторону и взорвалась в воздухе, больше никому не причинив вреда.

Аня теряла сознание от боли. Организаторы игры посадили её в машину и повезли в травмопункт. Сообщили маме. Мама помчалась туда.

Рассказывает Светлана, мама Ани:

— В травмопунтке обработали рану и наложили фурацилиновую повязку. А дальше никто как бы и не знал, что делать. Медсестра посоветовала ехать в поселок Волжский, в офтальмологическое отделение больницы, где должна быть дежурная медицинская сестра. Но я сразу поняла, что у моей дочери серьезная травма, и медсестра ей не поможет. Аня кричала и стонала от боли.  Я посадила дочь в машину на заднее сиденье, обложила её подушками, чтобы меньше трясло,  и повезла в Ярославль. Причем, мне в травмопункте еще не сразу дали направление,  дескать, не положено.

В областную больницу имени Соловьева Светлана привезла Аню уже около 22 часов.  Дежурный врач пришел в ужас.

— Хорошо,  что сразу к нам, — сказал он. – Еще пару часов, и было бы совсем поздно.

Операция длилась несколько часов. Пострадавший глаз кое-как  «собрали по кусочкам». Но будет ли глаз видеть, врачи не обещают.  Вследствие контузии пострадало зрение и второго глаза.

Такая вот страшная история. Об опасностях петард много предупреждают, немало случаев не только травм, но и гибели от них. И в данном случае виноваты, скорее всего, не изготовители петард, а организаторы игры.  По правилам для запуска фейерверка нужно выбрать площадку, удаленную от зданий не менее чем на 25 метров. А в данном случае не было и трёх метров. Не было соблюдено и безопасное расстояние от взрывающихся зарядов, до присутствующих на мероприятии подростков.

Пока еще не ясно, кто и когда понесёт ответственность за это страшное происшествие. Аня – несовершеннолетняя и, казалось  бы, расследование по причинению увечья несовершеннолетней  девочке должно было начаться незамедлительно. Но ничего подобного! Никто не приезжал в больницу, никто не позвонил ни Ане, ни её маме.

Когда же Аня более-менее выкарабкалась, Светлана пошла в полицию.  Но там её приняли, прямо скажем, без энтузиазма. Позвонив с вахты в дежурную часть и получив указание ждать, она покорно ждала… больше часа. К ней так никто и не вышел, и она снова позвонила. Наконец вышла молодая девушка и сообщила, что никак не могут найти «Ваше дело».

— Потом найдете, — сказала уставшая Светлана. – Я пришла не за этим, а чтобы вы приняли у меня заявление.  Сотрудница полиции снова ушла. Прошло много времени, прежде чем Светлана всё же сумела оставить заявление.

Хозяева кафе по телевидению во всеуслышание сообщили, что готовы оказать семье девочки помощь. Однако никто из них даже не позвонил.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *