«Когда я вижу Путина, сразу переключаю канал…»

Все больше моих знакомых говорят о том, что сразу переключают канал  телевизора, если там показывают дорогого Владимира Владимировича. В чем причина?

Одна из причин – в том, что в стране крайне неприятная ситуация, которую можно охарактеризовать как стремительное падение народа в бездну нищеты и безысходности. И при этом слушать чьи бы то ни было бодрые реляции – с души воротит.

Но это далеко не все аргументы, чтобы не смотреть очередную победоносную картинку с Путиным – как например в Крыму, когда за кадром полицейские скручивают без причины первого президента Крыма Юрия Мешкова.

Если в России все еще тотальная коррупция, зашкаливает бюрократизм, наглеют власть имущие, ставя себя превыше закона, принимаются антинародные законы – как можно внимать очередным сказкам человека, который все это допустил?

Быть у руля на протяжении стольких лет – и не суметь в конце концов добиться уважения от народа ни за свои когда-то заразительные впрямь слова, ни за дела… Может, Путину лучше уйти по примеру Назарбаева, пока былая всенародная любовь не перекинулась окончательно в новую ненависть?

Сколько всего наш президент так и не сделал из обещанного – а его все равно на каждых выборах переизбирают дружно – и по телевизору твердят, что рейтинг доверия к нему с каждым годом только растет…

Получается, что уже с пеленок все любят только Путина и не понимают, как можно жить с кем-то другим во главе страны. Словно после его неизбежной физически кончины всему населению придется лечь с ним в княжеский могильник по допотопному обычаю…

И это тоже поневоле отвращает публику от созерцания в телевизоре того, кто как бы тащит всех за собой в дремучее позавчера…

Народ, похоже, начинает прозревать – что не единым Путиным жив человек и не единой его ЕР. Можно жить и как-то иначе, богаче, честней, справедливей, чем при бессменном российском «елбасы». Но ТВ-картинка с бессменным лидером как бы бьет нам по рукам и по мозгам: и думать не моги!..

Юрий КОМАРОВ, Публицист.ру

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

1 комментарий для “«Когда я вижу Путина, сразу переключаю канал…»

  1. Рудольф
    25.03.2019 из 12:59

    Да уж, серьезный человек и не смотрит это «бла-бла-бла».

  2. 26.03.2019 из 14:58

    «Нищета и безысходность» — это не когда КОМАРОВ с души воротит.

    Автор видимо с луны свалился, в 90е в раю жил, а теперь в суровую реальность попал (или до сих пор в иллюзиях).

    «Нищета и безысходность» это когда зарплату годами не дают:
    13 января 1992 года. Со 2 января все цены отпущены, свободные. С продуктами плохо. Молоко, хлеб и крупы подорожали. Хлеб — от 1 рубля 80 копеек до 3 рублей 60 копеек, литр молока — 1 рубль 50 копеек, сметана — 68 рублей килограмм. Никто не берёт. Зарплату не повысили. Сахара и жиров нет уже два месяца. Сын и дочка закончили полугодие на «4» и «5». Мы работаем.

    20 июня 1992 года. Денег нет, зарплату не дают с апреля. Мы почти голодаем, едим только хлеб и картошку. Цены растут. Хлеб — 11 рублей буханка, молоко — 12 рублей за литр, колбаса — от 130 до 180 за килограмм. Дочь сдала экзамены: на «5» — историю, диктант на «4».

    13 ноября 1992. Получили ваучеры на семью. Всё дорожает. Хлеб — 19-20 рублей, сахар — 155 рублей килограмм, масло сливочное — 330-350 рублей. Одежда — десятки тысяч. Сапоги — 8-12 тысяч. Моя зарплата 5 тысяч, муж принёс за октябрь 15 тысяч.

    11 июня 1993. Новости такие: дети успешно закончили учебный год. Муж работает на заводе, зарплата — 16 тысяч рублей, у меня — 6 тысяч. В магазине цены: хлеб — 24 рубля буханка, сахар — 430 рублей килограмм, колбаса — 1450 рублей килограмм, копчёная — 1950 рублей килограмм, масло сливочное — 1450 рублей. Дальше некуда.

    20 января 1994 года. До сих пор мужу не дали зарплату за декабрь, мне не дали аванс. В ноябре у него было 80 тысяч, у меня — 130, а теперь мы уже 50 тысяч заняли. Хорошо, что есть картошка и другие огородные продукты, ими и живём. Хлеб — 280-300 рублей буханка, масло — 3500 рублей, колбаса — от 3200 до 4800 и выше, сахар — 700. Дети учатся хорошо, мы работаем. Зима мягкая, мало снега, температура -5-8 градусов. Заводы по России закрываются, наш на грани остановки. Ваучеры сдали в инвестиционный фонд Свердловской области.

    7 июля 1994. Получила отпускные 362 тысячи. Дочери срочно надо зимнее пальто — 200 тысяч, мне плащ — 140 тысяч, сыну сапоги — 65-70 тысяч. Муж ещё не получил зарплату за июнь. Как жить? Хлеб белый — 420 рублей, чёрный — 380, колбаса — 7-11 тысяч, сахар — 700. Идут проливные дожди, всё залило, зелени много, а будет ли что в земле? До сих пор нет клубники, огурцов, мало тепла. Май был холодный, дождливый, июнь тоже, теперь и июль с проливными дождями. Мы ничего не покупаем, всё идёт только на питание. Самая крупная покупка дочке — зонтик за 14 500 рублей. Покупаем на день-два, так как всё дорого. Литр подсолнечного масла — 3000 рублей, килограмм сливочного — 4000, молоко — 1500.

    6 февраля 1995. Муж устроился на работу в другой город, так как на нашем заводе не платили 5 месяцев. Живём впроголодь на одну мою зарплату. Хлеб — 1 тысяча буханка, сахар — 2850 рублей килограмм, масло — 23-24 тысячи, литр молока — 700 рублей. Зима тёплая, только в октябре и ноябре было на удивление -20 градусов.

    26 мая 1995. До 20 мая посадили картошку и овощи, так как май был тёплый, до +26 градусов доходило. Ребята уже купаются в пруду. Вечно сидим без денег, мужу ещё не заплатили за апрель. Хлеб — 1400 рублей, молоко — 2000, масло не знаю сколько стоит, не берём. Давно не ели сметану, колбасу. Маргарин — 2500 рублей. Дети учатся хорошо.

    2 октября 1995. До сих пор стоит хорошая погода, всё лето было жарко, доходило до +32, сухо, тепло, сейчас днём до +18 доходит. Овощей и картошки уродилось море. Хлеб — 2 тысячи буханка, масло — 17-19 тысяч, мясо — 12-15 тысяч, свиная тушёнка — 5-6 тысяч за банку.

    6 ноября 1996. Денег нет. Ни мне, ни мужу зарплату не дают. Ему — 5 месяцев, мне — 3. Дети поступили в техникум, но там стипендию тоже ещё не дали. У мужа зарплата 1 миллион 500 тысяч, у меня — 460 тысяч, всё это только на бумаге. Дочь учится и подрабатывает, но и ей денег не платят. И как только дети учатся на «хорошо» и «отлично»?

    7 августа 1997. Мужу денег не дают уже год. Ему должны 12 миллионов. Уже объявили реформу, нули будут убирать. Сын окончил первый курс на одни пятёрки, дочь — на «4» и «5». Лето нынче необычное. 18 июня и в середине июля заморозки до -2 градусов, а в августе — неделя ливня, дождь совсем не перестаёт.

    9 января 1998. 16 месяцев мужу не платят зарплату, мне тоже уже 3 месяца не дают. Телевизор сгорел, надо бы купить к нему детали. Когда же кончится это безденежье?

    9 апреля 1999. Прошлый год для нас действительно был годом Тигра, чуть не сдохли с голоду зимой, так как денег вообще не давали, хлеб мы пекли сами. Сейчас в апреле стали понемногу расплачиваться, потому что скоро будут выборы. Зарплату нам дают только текущую, остальное заморозили. Ваучеры у нас лежат, а фонд куда-то сгинул.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *