Гитлер и Геринг были в шоке, или Голоса нашей памяти

Автор: Александр ЦВЕТКОВ

Адмирал, святой князь, наш земляк Федор Ушаков, не проигравший ни одного сражения и не потерявший ни одного корабля, говорил: «Врагов не считают — их бьют!».
9 мая страна отметит День великой Победы советского народа над германским фашизмом. И мы снова вспомним тех, кем гордимся. Мне повезло. Молодым журналистом я встречался с героями, прошедшими величайшую из войн от первого до последнего дня, с полководцами, генералами, моряками, летчиками, танкистами, артиллеристами, пехотинцами, разведчиками, радистами, санинструкторами, партизанами. Я рассказывал о их подвигах в радиопередачах и на страницах ярославских газет. Напечатанные в них очерки стали основой моего журналистского архива, который я бережно храню все эти годы. Сегодня с помощью цитат из тех старых газет хочу познакомить и вас с их героями.

АВТОГРАФ НА РЕЙХСТАГЕ

Григорий Тимофеевич Смолин, подполковник, кавалер орденов Боевого Красного Знамени, Отечественной войны 1 степени, двух орденов Красной Звезды. Интервью взято после встречи в Ярославле участников Берлинской операции, завершившей разгром фашистского рейха.
— Берлинская операция для меня началась двумя днями раньше, чем для всех. — Рассказывал Григорий Тимофеевич Смолин. —  Первый батальон нашего полка получил приказ: провести 14-15 апреля разведку боем, чтобы выявить огневую систему противника, а в период артподготовки подавить ее. Артподготовка 16 апреля была назначена на 4 часа утра. Она началась залпом «Катюш». А потом сорок тысяч орудий открыли огонь по врагу. 96 тысяч тонн металла обрушились на его голову.  Артподготовка закончилась, как и началась, новым залпом «Катюш». И на плацдарме на какое-то мгновение установилась щемящая тишина. Вдруг вспыхнуло 140 прожекторов с тем, чтобы гитлеровцы не могли вести прицельный огонь. Это был сигнал к атаке. И командиры скомандовали: «За Родину! Вперед!». Мы поднялись в атаку.
20 апреля наш полк вышел к окраинам столицы рейха. 23 апреля форсировали реку Шпрее. Начались бои непосредственно в Берлине за каждый дом, за каждую лестничную клетку. 25 апреля в полк поступило красное знамя с серпом и молотом. И не только в наш, а и во все полки, что окружили Берлин. Кто первым водрузит над рейхстагом знамя Победы? Первыми прорвались к рейхстагу воины 50-й стрелковой дивизии третьей ударной армии- наши соседи справа. А 30 апреля известные сегодня всему миру Кантария и Егоров водрузили знамя Победы над поверженным рейхстагом. 2 мая в Берлине закончились бои.
Я хорошо помню это утро. Стихли бои, нет перестрелок. На улицах дым, гарь, ничего не видно. И вдруг ветром разнесло эту гарь. Перед нами, перед нашим полком, перед нашими траншеями, в 500-600 метрах предстали купола рейхстага. Посмотрели мы направо- там на ладони Бранденбургские ворота. Вот так для меня и закончилась война. А 5 мая вместе с солдатами и офицерами нашей части я пошел на экскурсию в центр Берлина, к рейхстагу. Вижу: бойцы расписываются на его стенах. Подумал: ну как же так- быть в самом логове фашизма и не оставить автограф?! И я тоже расписался.
— У вас в руках газета военных лет. С ней тоже связаны какие-то воспоминания?
Г.Т.Смолин:»Да, эта газета — тоже память. «Красная звезда» от 9 мая 1945 года. Сквозь сердце каждого человека прошли помещенные в этом номере сообщения: подписание Акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил, Указ Президиума Верховного Совета СССР об объявлении 9 мая праздником Победы и многие другие материалы. Храню эту газету, как память о великой берлинской битве.»
Газета «Юность»,  15 апреля 1980 года.

ПОГИБАЯ, ПЕЛИ ИНТЕРНАЦИОНАЛ

4 марта 1979 года в ярославской молодежной газете «Юность» я рассказал о том, какую военно-патриотическую работу ведут в созданной Рэмом Александровичем Юстиновым киностудии «Юность»:
«Многие ленты первой в СССР Народной киностудии «Юность» посвящены подвигам ярославцев в годы Великой Отечественной войны. Это рассказ о замечательных полководцах- маршале и Герое Советского Союза Федоре Ивановиче Толбухине и генерале армии, дважды Герое Советского Союза, председателе Советского комитета ветеранов войны Павле Ивановиче Батове, волнующая киноповесть «Соловецкие юнги Ярославля». Среди лучших и фильм о Герое Советского Союза, танкисте Алексее Наумове. Его имя носят улицы в Ярославле и Волгограде, где погиб ярославский парень. Решив побольше узнать о нем, воспитанники создателя «Юности» Рэма Юстинова отправились в Волгоград, побывали в архивах, встретились с ветеранами и восстановили картину подвига нашего земляка. Созданный ими фильм рассказал о героическом рейде по тылам противника, который совершил, сокрушая все на своем пути экипаж танка Т-34. Лишь когда у танкистов кончились боеприпасы и горючее, фашистам удалось подойти к машине, облить ее бензином и поджечь. Но и тогда экипаж не сдался. Погибая, он пел «Интернационал».

Горжусь тем, что фильм, снятый по моему сценарию, был удостоен золотой медали ВДНХ СССР.

НАД БАЛТИЙСКОЙ ВОЛНОЙ

Александр Кузьмич Журавлев.  Летчик, генерал- майор, кавалер двух орденов Красного Знамени, двух орденов Красной звезды, орденов Отечественной войны первой и второй степеней, двенадцати медалей. Председатель совета ветеранов при обкоме ВЛКСМ. Мой очерк о нем «Над балтийской волной» был напечатан в ярославской газете «Юность» 15 апреля 1980 года.

«Война застала меня в воздухе, — говорил Александр Кузьмич. — Мы уже были в готовности и вели наблюдение за финскими катерами, которые проявляли активность в Финском заливе. Вдруг слышу: стрелок-радист передает по связи, что фашистская Германия совершила нападение на Советский Союз.
В то время Журавлев был начальником штаба морской бомбардировочной разведывательной эскадрильи. Уже в первые дни войны он доказал, что смелости ему не занимать, пилотажного мастерства тоже, ведь позади были школа морских летчиков и служба на Тихоокеанском флоте. Ну а горячее стремление поскорее сразиться с врагом в эскадрилье было у каждого.
10 июля Александр Кузьмич получил задание: обеспечить противолодочное охранение кораблей, шедших по Финскому заливу. Короткий разбег, взлет. Через несколько минут штурман увидел на горизонте суда. Они шли своим курсом и ничто не напоминало, что в любой момент может появиться противник и будут рваться снаряды, лихорадочно бить зенитки, умирать люди. И враг появился. Это была немецкая подводная лодка. На этот раз ей не удалось совершить атаку на советские транспорты. Точное попадание бомбы, сброшенной с самолета Журавлева, поставило крест на послужном списке фашисткой подлодки.

Боевые вылеты следовали один за другим. В августе 1941 года Балтийская авиация нанесла удар по Берлину. Фашисты не могли поверить, что их бомбят советские самолеты. По их расчетам, советская авиация была не в состоянии достать по радиусу своего тактического действия до столицы рейха с тех аэродромов, которые остались у нас. Но поверить в невозможное им, всё же, пришлось, когда в последующие пять ночей были нанесены новые удары по Берлину. Непосредственно в бомбардировочных полетах Журавлев не участвовал, но он был в группе разведки погоды, на которую ложилась значительная часть ответственности за результаты вылета.

А Герингу тогда здорово досталось от Гитлера. Ведь главарь «Люфтваффе», главный гитлеровский маршал авиации клятвенно обещал своему «фюреру», что ни одна бомба не упадет на территорию рейха.

Говорить о фронтовой биографии Александра Кузьмича, значит говорить не только о нем, а и о многих его учениках. В конце сорок третьего он был назначен начальником штаба летного учебного соединения в Новой Ладоге, где перед отправкой на фронт проходили боевую подготовку выпускники летных училищ. После напряженных занятий и двух-трех боевых вылетов с опытными инструкторами они уезжали в действующие части, на фронт. 25 из них стали Героями Советского Союза.»

ЦВЕТЫ С ОГНЕВОГО РУБЕЖА

Алия Молдагулова, Герой Советского Союза, снайпер. Из блокадного Ленинграда в марте 42-го вместе с другими детьми была вывезена в село Вятское Некрасовского района Ярославской области. Из Вятского вскоре приехала в Рыбинск, где поступила в авиационный техникум. Когда исполнилось 17, пришла в горвоенкомат: «Я из Ленинграда. Наш город окружили враги, они сбрасывают на него бомбы, обстреливают из орудий. Я непременно должна быть там!»,- горячо доказывала совсем молоденькая девушка. И добилась своего — ее отправили на Центральные снайперские курсы при ЦК ВЛКСМ. На фронте она не только уничтожала фашистов из своей снайперской винтовки. Лия воевала и в общем строю. Всегда рвалась вперед. И, случалось, поднимала бойцов в атаку, чем-то неуловимым напоминая Жанну д`Арк. Погибла она зимой 1944 года при штурме железнодорожной станции Насва на Псковщине. О том, как это случилось, рассказывал в очерке «Цветы с огневого рубежа», опубликованного в газете «Юность» 16 ноября 1974 года:

«…Лия заметила вражеский миномет, который бил по боевым порядкам нашей пехоты. Незаметно подобралась к нему и забросала гранатами. Трижды участвовала в отражении вражеских контратак. В этих последних схватках девушка записала на свой боевой счет еще двадцать три фашиста. И даже когда минометным осколком Лию ранило в руку, она не выпустила оружие, не оставила поле боя. Она вырвалась далеко вперед во вражеские траншеи. Из блиндажа выскочил офицер и схватил девушку. Завязалась рукопашная схватка. Силы были неравные. Но Лия вывернулась и дала по фашисту автоматную очередь. Только почти одновременно раздался и другой выстрел- гитлеровец успел пустить пулю из своего пистолета. Так рассказывается о последнем бое и героической гибели славной дочери казахского народа Алие Молдагуловой в наградном листе, по которому посмертно она была представлена к присвоению звания Героя Советского Союза».
Приведу еще две цитаты из того же старого очерка о Лии Молдагуловой:

«В перерывах между боями брала бумагу, карандаш и писала в родной казахский аул: «Сейчас мы находимся на переднем крае. Письмо пишу в глубоком окопе. С немцами встречаемся лицом к лицу. У меня на голове каска, за поясом- граната, в руках- винтовка. Я думала, что буду трусихой. Сейчас за собой этого не замечаю. Пули летят рядом. Снаряды рвутся на каждом шагу. Если бы вы увидели меня- не поверили бы, что я такая. Наши солдаты удивляются. А вначале немножко волновалась. Утром перед строем наш командир вызвал меня на три шага вперед. Он говорил так: «Снайпер Лия Молдагулова за три дня убила 14 фашистов. За этот подвиг от имени командования объявляю благодарность». Потом перед людьми он меня поцеловал, как свою дочь».

Этот свой очерк я не случайно назвал «Цветы с огневого рубежа». Дело в том, что породнившаяся в военные годы с Ярославщиной казахская девушка в перерывах между боями любила уходить в поле или в лес. Собирала цветы, которыми потом щедро одаривали своих боевых друзей. А порой и домой, в Казахстан, улетали фронтовые цветы с огневого рубежа: «Сегодня ходила в лес за цветами. Нарвала букет. Лес близко-близко, а кругом луга и поля. Цветов много. И такие красивые! Вот, чтобы не одной наслаждаться, я шлю гвоздичку, незабудку и землянику».

Тогда же в 70-х студия «Казахфильм» сняла по сценарию Сейлхана Аскарова документальный фильм «Алия». Он демонстрировался в Москве. В Ярославле его показал комитет по телевидению и радиовещанию ярославского облисполкома, в котором я тогда работал. Посмотрели фильм и учащиеся Рыбинского авиационного техникума, в котором перед отправкой на снайперские курсы училась Лия Молдагулова.

Вместо постскриптума. Для нас эти замечательные люди всегда будут живы, а далекая теперь уже Победа мая 1945 года всегда для нас будет близкой. Мы всегда будем помнить об их бессмертном подвиге. И вечно благодарить за мир на планете, за голубое небо над головой. За счастье, которое всем нам они подарили.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *