Россия беременна не революцией, она беременна распадом

Я не согласен с тем, что Россия беременна революцией. У меня есть серьезное подозрение, что Россия беременна распадом.

Суверенитет страны не является чем-то данным от природы. Как правило, суверенитет защищается определенной элитной группой, которая имеет контроль над ресурсами этой страны. Ресурсы – это и люди, и нефть, и газ и всё остальное. За право распоряжаться на своей территории своими ресурсами надо бороться, его надо защищать. Все наши предложения нацелены на то, чтобы в России повышался общий уровень жизни. Невозможно повысить его там, где рушится экономика, где не производятся товары с высокой добавленной стоимостью.

Мы сегодня не являемся ни архитекторами того, что делается в нашей стране, ни даже строителями, которые выполняют решение архитектора. Мы – кирпичи, которые как ресурс используются строителями при построении какого-то здания. Сейчас на нашей территории кто-то что-то строит, а население – ресурс, который используется как материал. Наше мнение как материала совершенно никого не интересует. Может быть, нам не нравится быть кирпичами, но это наша «кирпичная» проблема…

Какую возможность для изменения ситуации и поднятия уровня жизни я вижу. Единственное, что мы можем сделать – остановить деградацию материала. Если материал меняет свойства в лучшую сторону, с ним приходится считаться, его приходится экономить. Микросхемы всегда стоят дороже, чем кварцевый песок, из которого они изготавливаются. Соответственно когда нас сегодня из микросхем снова переделывают в песок, наша ценность как ресурса для конечного результата значительно снижается…

Если бы я, как враг, хотел лишить Россию суверенитета, то лучшего оружия, наиболее надежного и успешного, чем ее кредитно-денежная политика, не придумал бы. Эта навязанная нам кредитно-денежная политика, запрещающая всякое экономическое развитие, является основным источником разрушения нашей страны и всего так называемого русского мира.

Никто при такой политике не будет вкладываться в развитие своих производств на территориях бывшего СССР. И когда остатки советской промышленности разрушаются, бывшие союзные республики волей-неволей уходят с рынка, а рынок – это последнее, что нас связывало.

Ушла Украина, сейчас мы видим, как отделяется Белоруссия, потому что мы отрезаем её от своего рынка. Это неизбежно будет происходить, потому что единственным источником кормления территории бывшего русского мира сегодня остаются труба и ничего более.

Чтобы удерживать в своей сфере влияние большие группы населения, необходимо обеспечивать им условия лучше или не хуже, чем у их соседей. Источником лучшей жизни являются во всем мире: природная рента, созданная на своей территории добавленная стоимость и возможность распоряжаться добавленной стоимостью и природной рентой соседних государств.

Понятно, что в России осталась только природная рента. Но на эти средства невозможно прокормить даже людей своей территории. Поэтому для меня вопрос не в том, когда отсоединилась Украина или когда отсоединится Белоруссия. Вопрос, какие территории России мы будем откалывать следом или сдавать в аренду. Без производства с высокой добавленной стоимостью нет источника поддержания высокого уровня жизни. Нечего делить между людьми. Если в стране нет таких производств и планов их развития, то эта страна, по определению, не может быть суверенна. Решение кормить или не кормить эту территорию принимается за пределами этой территории.

Всё очень просто: если есть рост производства, страна суверенна; если нет, то мы просто страна-партнер, не более того.

Владимир Баглаев, директор Череповецкого литейно-механического завода

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *