Дела ритуальные, или Пока Добряков в небе…

 

 

Глава Рыбинска Денис Добряков славен преимущественно своими спортивными достижениями, покорениями неба. Он является абсолютным чемпионом мира по парашютному спорту и восьмикратным чемпионом мира по высотным прыжкам. И всё время летает и прыгает. И даже в конце мая этого года установил новый рекорд — в Ставропольском крае исполнил прыжок с теплового аэростата с высоты 9 тысяч метров.

Как комментировали это рыбинцы в соцсетях и устных словопрениях- тема для отдельного разговора. Припомнили ему и разбитые дороги, и проблемы с муниципальным транспортом, и то, что он уехал очередной раз полетать в небе и прыгнуть с парашютом в то тяжёлое время, когда Рыбинск отдавал МУП «Теплоэнерго» в концессию, а город заваливался мусором. И его кадровую политику, от которой разбегаются специалисты, и друзей, которые неизвестно откуда появляются, занимают ненадолго должности и пропадают в неизвестность, а их дочки бьют муниципальные машины.

КАЛЯКИН И ПАРТНЁРЫ: ЗДЕСЬ УЖЕ ЗАНЯТО

Кажется, вроде всё про Дениса Валерьевича известно, все прегрешения налицо. Но, увы, как выяснили наши корреспонденты, далеко не всё! Есть кое-что полюбопытнее и разбитых машин, и мусорных куч, и даже строящихся в Крыму гостиниц.

Это рыбинский похоронный бизнес. Который вышел на некий новый уровень.

Два года назад произошли два вроде бы ничем не приметных события. Первое:   Добряков поставил руководить МБУ «Специализированная служба по вопросам похоронного дела» некоего Антона Калякина. И второе: в Рыбинске появился некий Олег Синица. Вроде ничем не примечательная личность, крепенький спортсмен , живший здесь когда-то, но уехавший лет восемь лет назад в Санкт-Петербург и служивший там пару лет в ФСБ. В 2017 году Олег Николаевич возвращается в Рыбинск. И тут начинается совершенно новый виток в истории рыбинской похоронки.

В январе 2017 года Олег Николаевич  Синица и некая Анна Павловна Яковлева регистрируют  ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «ОПТРИТУАЛ». Основной вид деятельности — Организация похорон и предоставление связанных с ними услуг. Директор Емельянов Сергей Николаевич. Офис и магазин со звучным названием «Харон» располагаются на улице Пушкина.

С тех пор эту фирму сказочным образом начинают продвигать муниципальные похоронщики: вновь назначенные директор МБУ Антон Калякин и его заместитель Андрей Вертен.

Когда два-три года назад Денис Добряков менял кадры, друзья (молодые бизнесмены- спортсмены) и порекомендовали ему Антона Калякина. Антон не спортсмен и ни в каких «Вымпелах» и «Альфах» не служил,  он просто талантливый программист. На самом деле главную скрипку в этом деле играет его партнер по прошлому бизнесу и нынешний заместитель Андрей Вертен. По слухам, они родственники. Но не так уж важно, что их связывает, главное – они давно вместе. Фирма «Харон», созданная Олегом Синицей, – фирма, которую очень даже продвигают эти муниципальные похоронщики.

 Вы когда-нибудь видели, чтобы директор муниципального похоронного предприятия сам приезжал туда, где обозначился покойник? А Калякин приезжает. Он не всегда заходит в квартиру. В основном стоит у подъезда и контролирует ситуацию. Он наблюдает, как к подъезду подтягиваются похоронные агенты частных предприятий (у каждого до сих пор есть свои источники информации о покойниках), и просто-напросто не пропускает их, говоря, что здесь уже договорённость.  Он ждёт «своего» — либо муниципального, либо из частного агентства «Харон». И говорит:

  • Здесь уже занято, «Харон» (или МБУ) пусть проходит, остальные – до свидания.

Интересно, знает ли об этом прокуратура, следственный комитет, полиция? Думаю, полиция как раз знает. Один полицейский, пожелавший остаться неизвестным, рассказал такую историю.

По его словам, кто-то из начальства «помогает» МБУ. Каким способом удалось заставить полицейских, которые теперь никоим образом не подчиняются рыбинским чиновникам, работать на этих самых чиновников и руководителей муниципальных предприятий? Сие нам неизвестно. Но, видимо, муниципальные похоронщики нащупали слабую струнку в тонких полицейских душах…

Дело, по слухам, примерно так обстоит. Приходят в «Скорую помощь» Антон Калякин или его заместитель Андрей Вертен, за ним следует полицейский: мол, кто тут у вас сливает информацию про покойников? Это же коррупция! Это же раскрытие персональных данных! И ещё Бог знает какие правонарушение! Короче, сливать – только муниципальной похоронке!

 

СИНИЦЫ НА СЫРЗАВОДЕ И В «ХАРОНЕ»

 

Прервём на некоторое время нить нашего повествования и вернемся к событиям 15-летней давности. К которым нас понудила обратиться такая знакомая фамилия – Синица!

Журналисты демократического периода СМИ России написали много материалов о банкротстве в начале нынешнего века знаменитого на всю страну пошехонского сырзавода. А началось всё ещё в 1990-ых. Тогда в Рыбинске жил и процветал некий Николай Синица. Спортсмен из «тех самых», у которых в 1990-ые годы были шальные деньги.

Вот что пишет об этом областная газета «Северный край» в 2014 году.

«Работал в Рыбинске деловой человек Николай Синица, сейчас он уже перебрался в Санкт-Петербург. В Ярославле и Рыбинске появляется в основном на заседаниях гражданских судов. Этот предприимчивый бизнесмен владел и в разное время руководил более чем десятком предприятий и фирм. Наиболее известными из них были ЗАО «Пошехонский сырмаслозавод», ОАО «НПО «Магма» и ЗАО «Рыбинский бройлер плюс». Судьба всех трех крупных предприятий, с которыми был связан Николай Синица, не очень завидна. Птицефабрика «Рыбинский бройлер плюс» обанкротилась и была продана в результате конкурсного производства («СК» писал о делах ее учредителей в материале «Прохиндиада» в январе 2003 года). НПО «Магма» давно не работает, а некоторые ее корпуса напоминают разрушенные здания в столице Чечни.

«Пошехонский сырмаслозавод» не работает с марта 2003 года, сейчас на нем также в рамках процедуры банкротства открыто конкурсное производство.

В 2000 году сырмаслозавод в Пошехонье именовался ЗАО «Шехонь». Оно простаивало, так как задолжало Пошехонскому сельхозбанку, не смогло вернуть кредит и попало под банкротство. Деловой человек Николай Синица нашел в Москве партнеров –бизнесменов Артура Коваленко и Андрея Сосина, и они договорились создать совместный бизнес на базе сырмаслозавода. Они не только погасили два миллиона рублей долга завода перед банком, но и выделили деньги на покупку 80 процентов акций ЗАО «Шехонь». На базе этого акционерного общества возникло ЗАО «Пошехонский сырмаслозавод».

Стороны распределили роли в бизнес-проекте: москвичи финансируют работу предприятия, а рыбинцы непосредственно им управляют. В совет директоров ЗАО «Пошехонский сырмаслозавод» вошли москвичи, рыбинцы и управляющая Пошехонским сельхозбанком. Генеральным директором стал Николай Синица. Предприятие начало вновь выпускать продукцию в 2000 году. Москвичи перечисляли деньги за молоко колхозам. Ничего не предвещало грядущей войны акционеров.

Нормальные деловые отношения продолжались до лета 2001 года. Как рассказал московский юрист Федор Рыбак, москвичи, перечислив более 500 тыс. рублей за закупку молока, узнали, что не все средства дошли до хозяйств, а часть их была перечислена фирме, подконтрольной Николаю Синице. Московские акционеры приехали в Пошехонье и попытались разобраться в ситуации. Но неожиданно они получили отпор. Тогда предприниматели созвали внеочередное собрание акционеров. Его провели со второго раза 25 июня 2001 года, на котором Синицу сняли с должности и переизбрали совет директоров.

Но рыбинцы 26 июня провели другое собрание акционеров и исключили москвичей из состава совета директоров.

– После собрания акционеров 26 июня на предприятии выставили охрану, нас на завод не пускали, – сказал Федор Рыбак. – Мы обратились в суд с исками о признании недействительным решения собрания акционеров от 26 июня.

С тех пор на два года власть в ЗАО «Пошехонский сырмаслозавод» была в руках у Николая Синицы. Завод 2001 – 2002 годы работал с убытками, а в феврале 2003-го практически прекратил производство из-за отказа хозяйств поставлять молоко и не работает по сей день. «Порастащили там все» – так характеризуют местные жители состояние некогда градообразующего предприятия.

За два года ЗАО «Пошехонский сырмаслозавод» вело активные кредитно-денежные отношения с банками, а также фирмами, где Николай Синица состоял учредителем или руководителем.

В результате хитроумных операций предприятие оказалось в тяжелейшем финансовом положении, и на нем была введена последняя стадия процедуры банкротства – конкурсное производство».

ЭТО НАШ ПОКОЙНИК, НЕ ТРОГАЙТЕ ЕГО…

Вот такая история, очень коротко. Желающие прочитать более подробно легко найдут её в открытых источниках.

Аналогичные истории были и с другими предприятиями. На «Рыбинском бройлере плюс» вообще шли битвы не на жизнь, а на смерть.  У директора предприятия сгорела дача, был жестоко избит супруг. Дело занимался Рыбинский отдел борьбы с организованной преступностью. Удалось довести до уголовного дела и до суда. Нескольких человек даже посадили. Но Синицу никуда не посадили. Он остался на свободе и с деньгами. И вскоре отбыл с семьёй в Санкт-Петербург.

Деньги ли, связи ли позволили устроиться сыновьям Олегу и Алексею на службу государеву – Бог весть. Алексей и до сих пор служит в питерском ОМОНе. Олег, как мы сказали выше, послужил в питерском ФСБ и  прибыл в Рыбинск организовывать свой бизнес. Видимо, кое-какие специфические навыки ведения дел Синица-старший одному из сыновей всё-таки сумел передать.

Дела во вновь испеченной похоронной фирме «Харон» сразу пошли в гору. Синица-младший уже приобрёл квартиру в элитном малоквартирном доме на улице Карякинской.  Стоит такая квартира от 3 до 5 миллионов. Впрочем, может, она куплена и на деньги отца. А, может, на зарплату Синицы-младшего в ФСБ, в общем, нажита непосильным трудом.

Но даже такой прибыльный бизнес как похоронный не будет процветать, если его не будет поддерживать муниципальная власть. Напомним наших читателям, что друг Олега Синицы – Роман Яблочкин, а он в свою очередь- друг Дениса Добрякова. Все трое – отставные сотрудники ФСБ. А друг друга, как известно, тоже друг.

Иначе как объяснит то, что творится в рыбинском похоронном бизнесе? Разве не от Дениса Добрякова получает указания новый директор муниципальной похоронки Антон Калякин? И разве не администрация обеспечивает режим наибольшего благоприятствования синицинскому «Харону»?

Как рассказали нам медики со «Скорой помощи», работники МБУ и полицейские (по большому секрету, конечно) в похоронном бизнесе последнее время происходят какие-то непонятные вещи. Складывается впечатление, что МБУ владеет информационными базами. И полиции, и «Скорой помощи», и даже городских больниц и поликлиник. Врачи или санитары «Скорой» еще только передали информацию в центр, ещё только набирают номер «своих» похоронных агентов, а из МБУ уже названивают родственникам покойного: «У вас горе, мы сейчас приедем, вы скорбите, а мы всё сделаем». То же самое – в полиции. Участковый ещё только передаёт данные о скончавшемся в дежурную часть, а к родственникам уже приехали из «Харона» или МБУ. С больницами и поликлиниками – так же…

Что это значит? А то, что вся информация в России теперь становится общедоступной. Её собирают на неких засекреченных серверах, которые легко рассекречиваются специалистами-программистами. Иногда их называют хакерами. Но есть и другой способ. Есть фирмы, которым тем  или иным способом удалось заполучить полную базу данных, доступ и к базам налоговой инспекции, и к полиции, и к прокуратуре, и к Росреестру. А уж о таких мелочах, как «Скорая помощь»  и медучреждения, и говорить не стоит! Это используют в своей работе, например, частные детективы. Они покупают (за деньги клиентов, разумеется,) у таких фирм любую информацию.

Но и это ещё не всё! Антон Сергеевич Калякин взял на себя нелегкий труд (или ему велели?) провести некие переговоры с представителями частного похоронного бизнеса. Чтобы договориться, кто когда и кого хоронит. Так вот. Если где-то появился покойник, то Калякин, узнав об этом первым, рассылает частным похоронщикам СМСки типа: «Это наш покойник. Не трогайте его». СМСки эти зачастую весьма лаконичны. Например «Ленина», «Фурманова вызвали», «Суркова», «На Суркова дергача ждут», «Радищева», «Забираем»…  Иногда подробнее. Например, «Из Гб2 (городская больница № 2 – Ред.) не подставляйте».  Есть более развернуто – «Не подставляй человека, спалится, пойдёт архив разгребать, думай головой».

Ну, тут ещё бабушка надвое сказала, кто подставляется, кому надо думать головой, а кому пора архив идти разгребать… Думается, Антон Сергеевич уже «запалился» на этих СМСках.

А ведь есть что терять. Приехав руководить муниципальной похоронкой на старенькой полуразвалившейся «Мазде» Антон Калякин уже ездит на роскошной «Тойоте». А его заместитель RАндрей Вертен теперь разъезжает на «Renault KARTUR».

Впрочем, до новых хором и машин Олега Синицы и Дениса Добрякова им еще далеко…

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

0 комментариев для “Дела ритуальные, или Пока Добряков в небе…

  1. Иван
    06.10.2019 из 15:47

    Ну а что, молодцы. Бизнес — есть бизнес, детка 😉

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *