Ползучее завоевание России

По обнародованным данным пограничной службы ФСБ РФ в первом полугодии 2019 года не менее 2,4 млн. иностранцев заявили, что прибыли в Россию на работу. Всего через территорию Российской Федерации за тот же период проследовало более 15 млн. человек.

Лидером по части трудовой миграции на территорию РФ являются граждане Узбекистана (918 тыс. человек за первые 6 месяцев 2019 года). Номер два — Таджикистан (523,9 тыс.), номер три — Киргизия (265 тысяч). На их фоне Украина и Казахстан выглядят скромно, 164 тыс. человек и 105 тыс. соответственно.

Любопытно, что несмотря на сложные отношения с США и Великобританией Россию в целях заработка в январе — июне 2019 года посетили 3,7 тыс. граждан США и 4,3 тыс. поданных Великобритании. То есть, деловые контакты поддерживаются и российские гости зарабатывают здесь явно больше, чем у себя дома. А иначе зачем сюда ехать?

Указанные показатели иностранной трудовой миграции есть смысл оценивать на фоне демографических показателей местного «колониального» социально-экономического развития. По состоянию на 19 августа 2019 года по неофициальным данным Россия с начала года потеряла не менее -106 тыс. человек ввиду превышения смертности над рождаемостью. В тоже время миграционный прирост (новые граждане) составил +144 тыс. человек. Таким образом, наблюдаем так называемую модель «нулевого роста» человеческих ресурсов с медленным замещением прежнего населения.

Страна сокращает человеческие ресурсы с начала так называемых либеральных реформ. Эта «дыра» компенсируется за счет внешней миграции. Хорошо это или нет — это каждый пусть судит по личному опыту, пока же можно констатировать, что на территории России созданы такие социально-экономические и идеологические условия при которых «коренное население» биологически не воспроизводится на протяжении нескольких десятилетий, а правительство занимается лишь тем, что привлекает в местную экономику трудовых мигрантов.

Так или иначе, население стареет и медленно меняется, не слишком увеличиваясь в общем количестве. Тенденция действует на фоне быстрой моральной и демографической деградации Европы и мощного демографического рывка в Средней Азии, Турции, на Ближнем Востоке и в Африке. Упадок российских человеческих ресурсов начался с распадом прежнего государства и продолжается с тех пор неизменно, изменяясь лишь в смысле интенсивности процесса.

«Колониальное правительство» ориентированное на глобализацию ничего сделать не может, потому что ничего делать не хочет. Как говорится, «материнский капитал» — это хорошо, а курс «туземной валюты», невысокие зарплаты работающих и открытый рынок рабочей силы — это «еще лучше». Низкие доходы в сочетании с навязыванием сверху стереотипов общества потребления, смысл которых не в созидании, а в эксплуатации пороков и разложении наиболее слабых членов социума.

Фактически в таком обществе идет речь не о развитии, а об эксплуатации, времяпровождении с понижением качества сознания эксплуатируемых. Неформальная российская «коммерческая идеология» ведет дело по латиноамериканской схеме «развития» с перспективным замещением прежнего населения. И качество такого общества естественно меняется.

Что такое 2,4 млн. прибывших трудовых мигрантов за полугодие? Это 4,8 млн. за год и 48 млн. за 10 лет. Что такое сокращение на -106 тыс. граждан за неполных 8 месяцев? Это -160 тыс. человек за год и не менее -1,6 млн. за 10 лет. Это потери крупного вооруженного конфликта, сопоставимого с Первой мировой войной (1914-1918 годы).

В России (в рамках политики либерализма и глобализма) действуют кризисные демографические и миграционные явления очень похожие на те, что происходят в «развитой Европе», разница лишь в том, что средний российский гражданин на западноевропейском уровне еще и считается нищим. Таким образом, мы видим, что дело не в материальном достатке, а господствующей общественной морали, которая транслируется зависимыми от глобализации правительствами.

В перспективе развития этой тенденщии правительство под видом трудовой миграции просто «исламизирует» промышленно развитые российские регионы, после чего население должно быть готово к тому, чтобы повторять современные европейские или даже сирийские внутриполитические темы автоматически. И очень сложно будет в подобных условиях сохранять единство федерации.
Физическое правило очень простое, если у вас проживает 15% иного населения, то это население уже имеет «свои права», примерно также как их имеют различные жители коммунальной квартиры. «Комнаты разные, а кухня общая». Вряд ли кто-либо в российском руководстве (на фоне своих связанных бизнесов) об этом задумывается.

Судя по тому, что «одна рука» сражается с «исламскими радикалами» за пределами государственных границ, а «другая рука» стабильно импортирует рабочую силу из государств Средней Азии, определенные геополитические планы в отношении Российской Федерации успешно реализовываются. И местное правительство в этой схеме «развития» играет роль всего лишь концептуально зависимого чужого вспомогательного инструмента.

Обратим внимание, что политические процессы на Украине — это совершено не спонтанное явление. Эти процессы не один год готовились. Будущая «исламизация» и «радикализация» России под видом трудовой миграции — это тоже совершенно не рыночная тенденция.
Российские геополитики упорно совершенствуют вооружение, принимают активное участие в подавлении международного терроризма, только почему-то вполне очевидного явления через свои экономические и коммерческие «розовые очки» не замечают. Как только доля иностранцев в российских городах достигнет 15-20%, население автоматически пусть готовится к серьезным политическим волнениям.

Это вполне объяснимый социальный вопрос, но он абсолютно не занимает правительство. Почему? Да потому что это обычное зависимое правительство.
Чеслав МЕЛЬНИК, Публицист.ру

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *