Илья Яшин: Солирует у нас обычно военком

«В России начался осенний призыв, а это значит, что я снова провожу время в нашей призывной комиссии. Для тех, кто не в курсе: главы муниципальных округов по должности возглавляют эти комиссии», — пишет в Facebook глава Красносельского района Москвы и одновременно известный оппозиционер Илья Яшин.

«Солирует у нас обычно военком. Последний раз он был в приподнятом настроении, потому что на комиссию в кои-то веки пришел будущий воин, изъявивший добровольное желание пойти в армию. Полковник наш смотрит на юношу строго, но доброжелательно.

— Это чего, от рождения у тебя такой цвет волос? — спрашивает.
— Ну подкрашиваю немного, — приглаживает мелированную челку парень.

Военком объясняет, что надо будет побриться и вообще непонятно, зачем пацану волосы красить, что за мода такая.

— А вы где-то учились? — интересуюсь у призывника.
— Да, но отчислился со второго курса, — отвечает он. — Надоело, решил в армии послужить. В президентский полк меня можно? Или в ВДВ?

Военком объясняет, что в президентский полк бойцов заранее отбирает ФСО, так что вряд ли получится. А ВДВ он сам не советует — что это, мол, за странное желание из самолета прыгать.

— Ну а куда ж мне тогда? — задумался юноша.
— А что умеешь? — спрашивает врач.
— Да практически все. В компьютерах понимаю, машину вожу… — перечисляет боец.
— А угнать машину сможешь? — вдруг перебивает его военком.
Парень задумался. Кивает. — В случае боевой необходимости смогу.

Далеко пойдет.

* * *

— Как фамилия? — спрашиваю следующего.
— Филиппов! — чеканит тот.

Военком усмехается.

— Ишь ты… Филиппов, — говорит. — А знаешь ли ты, Филиппов, что твоя фамилия означает в переводе с греческого?

Парень покачал головой.

— Эх ты, Филиппов, — вздыхает офицер. — Про педофилов когда-нибудь слышал?

Тут уже напряглась вся комиссия, но полковник успокоил коллег уверенным жестком.

— Педо это ребенок, а филио значит любить, — пояснил он свою неожиданную мысль. — Педофил, получается, любитель детей. А ты, Филиппов, получается, просто филио. Любимов, то есть, если по-русски.

Призывник ошарашенно смотрел на военкома. Ему назначили дополнительное медицинское освидетельствование. Сказать, что парень вышел за дверь в недоумении, значит не сказать ничего.

* * *

В зал заходит несколько студентов. У них отсрочка на время учебы, пришли продлевать. Военком по обыкновению рассказывает, что они могут взять академический отпуск, отслужить в армии и потом вернуться в свои вузы. Пацаны косятся на дверь.

— Ну вот, например, ты, — не унимается полковник и заглядывает в личное дело. — Петров! Служить хочешь?
— Ну как сказать, — растерялся тот. — Я бы лучше еще поучился…
— На кого учишься?
— В медицинском.
— Ой, да ну тебя Петров, — расстроился офицер. — Знаю я этих медиков. До 30 лет учатся, а потом все уже, возраст вышел. Как мне тебя призывать прикажешь?

Петров вообще не понимает, чего от него хотят.

— Не знаю, — честно отвечает он.

* * *

В помещение вальяжно заходит очередной призывник. Вернее, бывший призывник — в сентябре, судя по документам, ему исполнилось 27 лет. Парень вышел из призывного возраста.

— Уклонист, значит? — здоровается с ним полковник.
— Никак нет, — отвечает тот.
— Ну как нет? — злится офицер. — Чего-то я тебя здесь за десять лет ни разу не видел.
— Я вас тоже не замечал, — дерзит парень.

Военком произносит страстный монолог о том, как негативно он относится к тем, кто уклоняется от службы и как это недостойно мужчины. Говорит, что военный билет таким выдавать нельзя и до конца жизни им придется ходить с позорной справкой.

— Не, мне такое не подходит, — прерывает его визитер. — Мне военник нужен. На госслужбу собираюсь, сказали документы собрать. Там без военного билета никак, справка не подходит.

Пока военком приходит в себя от такой наглости, я уточняю, на какую именно госслужбу собрался парень.

— Да следователем буду работать, — потягивается он. — В питерском управлении место есть, берут меня вроде.

Парень подписал документы и вышел за дверь, а военком продолжал возмущаться. Как вообще можно в правоохранительные органы уклонистов брать. Только через мой труп!

— Ой, да ладно вам, — успокаивает комиссара врач. — Все у него нормально будет, получит свои погоны следователя. Там папа прокурор, заходил вчера… Решен уже вопрос.

Военком предложил на сегодня закончить. Все настроение человеку испортили».

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *