Будет ли в России новый царь? Кто самый влиятельный монарх в мире?

 На эти и другие, даже стыдные вопросы отвечает «Медуза».

Новости о современных королях, королевах, султанах и императорах все время привлекают к себе внимание, несмотря на то что зачастую у монархов нет никакой реальной власти. Не так давно король Таиланда Маха Вачиралонгкорн лишил всех титулов и почестей свою официальную фаворитку; до этого мир следил за коронацией нового императора Японии Нарухито; внук британской королевы принц Гарри подал в суд на таблоиды, а саму Елизавету II регулярно вспоминали в связи с «Брекзитом». «Медуза» отвечает на главные вопросы о современных монархиях: зачем они вообще нужны? Как проводят свои дни правители? Что будет, если вы сами себя провозгласите монархом?

Почему всем интересны новости о монархиях? Вот я, например, читаю этот текст…

Коротко. Потому что все как в сказке.

Cсылаясь на мнение психологов, журнал Time пишет, что королями и королевами люди интересуются примерно по тем же причинам, что и жизнью звезд. Однако у монархов есть некоторые «преимущества» перед обычными селебрити. Американский психолог Судипта Варма в интервью изданию HuffPost отмечает, что особый интерес к их жизни, во многом, вызван детским опытом чтения и просмотра сказок, в которых особы королевской крови почти всегда среди главных героев.

Варма также называет жизнь современных монархов «самым длинным реалити-шоу в мире». В силу собственных церемониальных обязанностей они должны появляться перед публикой с еще большей регулярностью, чем актрисы и актеры, которые хотя бы теоретически могут сбежать от навязчивого внимания. Каждое событие в личной жизни этих людей становится информационным поводом и новостью национального, а то и мирового масштаба. Но с появлением социальных сетей эта граница стирается, так как «обычные» звезды тоже всегда на виду.

В то же время, по мнению другого американского психолога Донны Роквелл, повседневность современных монархов — по крайней мере, та ее часть, что видна публике, — создает ощущение спокойствия и упорядоченности, которой не хватает в реальном мире. Кроме того, жителям таких стран, как Россия или США, европейские монархии дают возможность пофантазировать о собственной альтернативной истории.

Сколько сейчас монархий в мире?

Коротко. Монархий 44, монархов — 30.

Сегодня в мире существуют 44 страны, форма правления которых — монархия. Самих монархов при этом — 30. Численное несовпадение связано с тем, что Елизавета II — королева не только Великобритании, но еще 15 стран, входящих в Содружество наций, включая Канаду, Австралию и Новую Зеландию.

Как не сложно подсчитать, сорок четыре минус пятнадцать (все Содружество будем считать за одну страну) равно двадцать девять — откуда взялся тридцатый монарх? Дело в том, что у княжества Андорра, расположенного на границе Франции и Испании, сразу два со-князя, и один из них, по конституции этой страны, — французский президент, то есть в данный момент Эммануэль Макрон. Второй соправитель — епископ города Урхеля, расположенного в соседней Каталонии. Так сложилось исторически: епископы Урхеля правили Андоррой с конца X века, сначала совместно с графами того же города, а потом с французскими графами Фуа. После того, как династия последних пресеклась, их наследство досталось королям Наварры, а с того момента, как один из них стал королем Франции под именем Генриха IV, французские правители — короли, императоры и президенты — по совместительству царствуют в этом карликовом государстве. Правда, реальной властью там давно обладает местный парламент.

Кроме того, к монархиям тесно примыкает Северная Корея, в которой в 2013 году провозгласили, что власть должна «вечно» передаваться по линии потомков его первого коммунистического вождя Ким Ир Сена.

Кого больше среди монархов — мужчин или женщин? Кто правит дольше всех? И какая из действующих династий самая древняя?

Коротко. Мужчин намного больше, а рекордсменка все равно женщина — Елизавета II.

Среди 29 действующих монархов всего две женщины — британская королева Елизавета II и датская Маргрете II. Королева Великобритании царствует дольше всех — почти 68 лет (это также рекорд в истории самой страны). Меньше всех на престоле — новый японский император Нарухито, который взошел на трон всего несколько месяцев назад. Зато он представляет древнейшую из ныне правящих династий, которая ведет отсчет собственной истории с VII века до нашей эры. Правда, большинство современных ученых полагают, что первые исторически достоверные сведения о японских правителях появляются не раньше VI века нашей эры, но даже в таком случае императорский дом Японии все равно остается старейшим в мире.

Современные норвежские и датские монархи претендуют на то, чтобы считаться прямыми потомками местных правителей IX и X веков, но многие исследователи сомневаются в наличии этой родственной преемственности.

Как передают престол? От родителей к детям? А пол важен? А если нет детей?

Коротко. Вариантов может быть множество — даже выборы.

Почти одинаково распространены три типа престолонаследия:

  • абсолютная примогенитура. В этой системе наследники женского пола имеют те же права, что мужского. Монарху наследует его старший ребенок независимо от пола и его/ее потомки. Если он или она умер (ла), не оставив наследника или наследницу, власть переходит второму ребенку и его детям и так далее; если второго ребенка нет — трон занимает брат. Сейчас эта система наиболее распространена среди европейских монархий, но до 1980 года она нигде не была установлена законом. Впервые ее ввели в Швеции, поэтому иногда ее называют шведской. Вслед за этим аналогичные законы были приняты в Нидерландах, Норвегии, Дании, Люксембурге и Великобритании и странах Содружества.
  • агнатическая примогенитура означает, что престол переходит только по мужской линии. Монарху наследует его старший сын и его сыновья. Если таких нет, то наследником становится следующий по старшинству сын. Если нет и его, то младший брат, а в случае его отсутствия — дядя. Такая система престолонаследия может спровоцировать династический кризис в случае, если мужская линия наследования всюду пресеклась. Именно с этой проблемой столкнулась в середине 2000-х годов Япония, где ни у одного из сыновей тогдашнего императора Акихито, в том числе у его наследника Нарухито, не было собственных детей мужского пола. В стране начались дискуссии о том, не нужно ли разрешить престолонаследие по женской линии. Но рождение у младшего сына императора принца Фумихито сына Хисахито сняло остроту споров. Сейчас Фумихито объявлен наследником своего брата Нарухито (и наиболее вероятным претендентом на престол, поскольку самому императору почти 60), а Хисахито — вторым в очереди. При этом 81% японцев поддерживают восшествие на престол женщины. Кроме Японии агнатическая примогенитура существует в мусульманских странах, а из европейских — только в Лихтенштейне.
  • когнатическая примогенитура не исключает женское наследование полностью, но делает его возможным только в том случае, если все мужские линии пресеклись. Иными словами, если у монарха есть старшая дочь и младший сын, то именно последний становится наследником. Такой порядок существует в Испании, Монако, Таиланде и некоторых других странах.

Еще в нескольких странах существует выборная монархия, самый известный пример которой — Ватикан, правителя которой и по совместительству предстоятеля католической церкви выбирает коллегия кардиналов. Выборная монархия существует также в Малайзии, где наследственные правители девяти штатов каждые пять лет избирают короля страны — по-малайски «янг ди-пертуан агонг» («тот, кто создан верховным господином»). В реальности они чередуются на этом, в основном церемониальном, посту.

У королей, королев и прочих монархов есть право на брак с обычным человеком?

Коротко. Есть, но с нюансами.

Морганатические браки, то есть браки с людьми некоролевской крови, далеко не редкое явление в истории монархии — и в большинстве случаев это не угрожает королевским правам. Вероятно, самое известное исключение — судьба английского короля Эдуарда VIII, который в 1936 году, менее чем через год после восшествия на престол, объявил, что хочет жениться на американской актрисе Уоллис Симпсон, находившейся в процессе развода. Чтобы сделать это, он был вынужден отречься от престола, но не в соответствии с требованиями закона, а под давлением общественного мнения и политического истеблишмента. Определенные ограничения сохраняются для самих «простолюдинов», вступивших в семьи монархов: например, Камилла Паркер-Боулз, вторая жена принца Чарльза, не получит титул королевы, даже когда (и если) ее муж займет трон.

На незнатной женщине многие десятилетия женат бывший император Японии Акихито, и это не повлияло на его права (его жена Митико при этом не имела полноценного титула императрицы). В то же время из императорской семьи, в соответствии с законом об императорском доме, были официально исключены дочь Акихито Саяко и внучка Мако: первая из них вышла замуж за «простолюдина», вторая планирует.

В целом брачные права членов монарших семей довольно сильно ограничены почти во всех этих странах. Например, в той же Великобритании все члены королевской семьи вплоть до 2011 года должны были получать от королевы согласие на брак — сейчас это обязаны делать первые шесть человек в линии наследования. В Дании члены королевской семьи также обязаны согласовывать свои браки с королевой Маргрете, хотя никто из ее детей в итоге не женился и не вышел замуж за особ королевской крови.

Продолжаем. Современные монархи все еще считаются помазанниками Божьими?

Коротко. Нет.

Коронация в христианских государствах традиционно включала в себя обряд помазания на царство — нанесение елея на голову нового монарха, который, согласно церковной интерпретации, связывал его со Святым Духом, одной из ипостасей Троицы (наряду с Отцом и Сыном). Традиция восходит еще к ветхозаветному тексту и древнееврейским ритуалам, помазан был и сам Христос (в переводе с греческого — «помазанник»). Обряд помазания был принят русскими царями через Византию и приобрел в России особую значимость. Царь был фактически уподоблен Богу: в XVIII веке русского монарха иногда на греческий манер именовали «Христом», подчеркивая сакральный характер его власти. Вплоть до падения монархии не только выражение «помазанник Божий» было общераспространенным, но и слово «Христос» по отношению к императору тоже порой употреблялось.

На Западе аналогичный обряд был распространен в Средние века, но сейчас практикуется значительно реже. Исключение — коронация Елизаветы II в 1953 году, в ходе которой было проведено, в том числе, помазание на царство. Эта часть церемонии считалась настолько священной, что, в отличие от всех остальных, ее даже не показали по телевидению.

Если в прежние времена связь монаршей власти с Богом воспринималась в европейских странах как нечто само собой разумеющееся, то теперь эти «отношения» стали более сложным. Многие короли и королевы больше не монархи «Божьей милостью»: например, нынешние короли Швеции Карл XVI и Норвегии Харальд V убрали это выражение из своих официальных титулов. Но не все: датская королева Маргрете, взойдя на престол в 1972 году, оставила от прежней пышной титулатуры только то, что она — «Божьей милостью королева Дании». А Елизавета II официально именуется еще и «Защитницей веры». Более того, именно она — глава Англиканской церкви.

Ислам не знал концепции помазания на царство, то есть непосредственной связи с Богом. Но многие мусульманские монархи — например, короли Иордании и Марокко — возводят свою генеалогию к пророку Мухаммеду и членам его семьи. Короли Саудовской Аравии подчеркивают, что они потомки Мухаммада ибн Сауда, который в XVIII веке вместе с проповедником Мухаммадом ибн аль-Ваххабом построил в Аравийской пустыне религиозное государство истово верующих мусульман. В то же время многие современные исламские монархии в современном виде возникли относительно недавно — после распада Османской империи и западных колониальных государств, а королевские титулы их правителей указывают на то, что их близкие предки начали ориентироваться на западную политическую традицию.

Наконец, такие страны, как Таиланд и Япония, не входили в исламский культурный круг и не были западными колониями. Этим оксфордский профессор Алан Стретхерн объясняет то, что в этих странах монархи по-прежнему выполняют сакральные функции — открывают сезон посадки риса в Японии и полевые работы в Таиланде; считается, что от этого зависит плодородие. Тем не менее после поражения во Второй мировой войне японский император Хирохито, по настоянию американских оккупационных властей, объявил, что никогда не был живым богом , которым на протяжении веков считались его предки.

У кого из монархов больше всего власти? А у кого меньше?

Коротко. Влиятельнее всех — король Саудовской Аравии, а почти у всех европейских монархов нет никакой власти.

В мире сохранилось несколько абсолютных монархий, где власть полностью сосредоточена в руках правителя: в Брунее, Катаре, Омане, Объединенных Арабских Эмиратах. Лишь в одной до сих пор нет конституции — в Ватикане. В Саудовской Аравии светский законодательный акт, «Низам», приняли только в 1992 году, и до сих пор это только третий по значимости источник права (после Корана и Сунны), который к тому же подтвердил сохранение абсолютной монархии. Учитывая значение страны в мировой экономике, роль в региональной политике и фактическое отсутствие законодательных ограничений, можно сказать, что именно саудовский король Салман — самый влиятельный монарх в современном мире.

Современные конституционные, или парламентские, монархии похожи друг на друга тем, что монархи выполняют исключительно церемониальные функции, и их можно назвать наименее влиятельными правителями в мире. Но не всех.

Нынешний король Таиланда Маха Вачиралонгкорн наследовал своему отцу Пхумипону Адульядету, который правил этой страной в течение 70 лет и скончался в октябре 2016 года. С 1932 года власть тайского короля ограничена конституцией, однако Маха Вачиралонгкорн активно демонстрирует самостоятельность. За несколько дней до церемонии коронации в мае 2019 года король объявил о женитьбе на начальнице собственной охраны Сутиде, имеющей звание генерала. Это уже четвертый его брак, который не помешал ему иметь официальную фаворитку по имени Синеенат Вонгваджирапакди и даже даровать ей титул консорта, то есть фактически королевы. Однако две женщины продолжали враждовать, и в итоге в октябре 2019 года король предпочел официальную супругу, а фаворитку обвинил в нелояльности и лишил всех почестей.

Но и в Европе не все конституционные монархи ограничивают себя исключительно представительскими функциями. В 2003 году две трети жителей Лихтенштейна, карликового государства на границе Швейцарии и Австрии, поддержали новую конституцию, которая дала князю Хансу-Адаму II право вето на законы и на увольнение министров в любой момент. Монарх грозил, что, в противном случае, станет использовать собственность в коммерческих целях и переедет в Австрию. Несмотря на то что новую конституцию активно критиковал Евросоюз, 76% жителей Лихтенштейна высказались против лишения князя этого права на следующем референдуме в 2012 году.

Хорошо, тогда, например, Елизавета II хотя бы теоретически могла остановить «Брекзит»?

Коротко. Нет.

В Великобритании нет писаной конституции, и формально королева не слишком ограничена в правах. Впрочем, говорить, что она стоит над законами тоже нельзя: целый ряд нормативных актов, принятых в разное время, ограничивают права короны. Тем не менее теоретически Елизавете II ничего не мешало, например, наложить вето на один из законов, связанных с «Брекзитом», — однако на практике такого не происходило с 1708 года. Кроме того, она могла уволить любое неугодное правительство — впервые с 1834 года. Любое из этих решений в реальности, как полагают эксперты, породило бы еще больший политический кризис, чем тот, с которым и так столкнулась Великобритания из-за неспособности различных политических сил договориться друг с другом. Ведь в таком случае, помимо того, чтобы разбираться в отношениях с Европой, пришлось бы придумывать, как реагировать на непривычную политическую ситуацию внутри страны.

Зачем вообще нужны монархии в современном мире? Особенно конституционные?

Коротко. Они связывают страны с их историей.

На вопрос о роли монархии следует отвечать в контексте истории той страны, где она существует. Проще говоря, если монархия однажды сыграла или на протяжении длительного времени играет положительную роль, то зачем ее ликвидировать? В Испании предыдущий король Хуан Карлос после смерти диктатора Франсиско Франко патронировал проведение демократических реформ и вмешался в текущую политику только один раз: в 1981 году, когда несколько офицеров попытались восстановить военную диктатуру, поддержал законное правительство.

В Великобритании монархия, несколько веков назад отказавшаяся от претензий на абсолютную власть, воспринимается как важный атрибут успешной истории страны, которая, в отличие от большинства стран, после XVII века ни разу не переживала масштабных народных волнений. В Бельгии, которая серьезно расколота на богатую фламандскую и менее состоятельную франкоязычную валлонскую части, король — чуть ли не единственная фигура, которая скрепляет страну. В скандинавских странах с их культом разумного потребления короли и королевы, катающиеся на велосипедах и свободно прогуливающиеся по городу, служат его живым воплощением. Монархии помогают обществу чувствовать собственную уникальность и глубокую связь с историей, которая чрезвычайно важна для современной идентичности.

Наконец, наличие современных конституционных монархий служит некоторой гарантией от правых, околофашистских переворотов, которые обычно происходят под консервативными и традиционалистскими лозунгами. Королевская власть воплощает в себе грань традиции, за которую уже нельзя заходить.

Чем занимаются монархи, которые не правят? Они вообще ничего не делают?

Коротко. У них куча церемониальных обязанностей.

У конституционных монархов достаточное количество церемониальных обязанностей, которые с возрастом выполнять все тяжелее. Например, Елизавета II ежедневно получает 200-300 писем личного свойства, отбирая из них несколько, на которые она отвечает сама. Она также знакомится со всей правительственной корреспонденцией, которая хранится в так называемом «красном ящике», и проводит несколько официальных встреч в день. Это не говоря об охоте и приемах.

Похожим образом устроена жизнь других конституционных монархов и их родственников, с той лишь разницей, что к ним приковано меньше внимания мировой прессы. Это одна из главных проблем для современных правителей: за каждым их действием, особенно необычным, следят таблоиды. Не так давно не выдержали нервы у младшего внука британской королевы принца Гарри и его жены Меган Маркл, которые подали в суд на несколько таблоидов из-за вмешательства в их личную жизнь.

На что живут монархи? Насколько они богаты?

Коротко. На деньги налогоплательщиков и доходы от своей собственности. Им хватает.

В европейских монархических государствах, как правило, предусмотрена специальная статья бюджета на содержание царствующего дома. Кроме того, государство оплачивает расходы своих правителей, многие из них освобождены от уплаты налогов, а также зарабатывают на сдаче в аренду собственных дворцов и земельных наделов. Наконец, значимая часть их состояния — многочисленные драгоценности.

В октябре 2019 года шведский король Карл XVI Густав объявил о том, что пятеро его внуков от младших детей перестанут официально принадлежать к королевской семье, лишатся всех титулов и связанных с этим обязанностей и отныне будут жить частной жизнью. В качестве причины назывались, среди прочего, соображения экономии. В то же время шведские журналисты отмечают, что это могло быть пожелание семьи короля, которая хотела бы, чтобы потомки Карла XVI могли вести более свободную жизнь.

Между тем, пожалуй, самое удивительное, что, по данным издания Business Insider, богатейшие европейские монархи живут не в Швеции, Испании или Великобритании, а карликовых Люксембурге и Лихтенштейне. Семья князя Лихтенштейна Ханса-Адама II владеет банковской группой LGT, и его личное состояние оценивается в 3,5 миллиарда долларов. Еще богаче, по утверждению журналистов, герцог Люксембурга Анри, но официальные представители его семьи отрицают эти сведения.

Еще богаче ближневосточные монархи, состояния некоторых из которых превышают 10 миллиардов долларов. Многие из них владеют нефтегазовыми компаниями в своих странах, а король Саудовской Аравии Салман — крупными медиаактивами. Самый же богатый монарх мира, по версии Business Insider, — король Таиланда Маха Вачиралонгкорн с состоянием около 30 миллиардов долларов — в основном, благодаря обширным земельным владениям. Среди прочего, он владеет крупнейшим бриллиантом мира — 545-каратным «Золотым юбилеем», стоимость которого оценивается в сумму до 12 миллионов долларов.

В странах, где существуют монархии, у них есть противники?

Коротко. Есть, но не очень влиятельные.

Почти во всех европейских странах, где существуют монархии, они по-прежнему популярны. Одним из самых высоких рейтингов обладает британская корона, сохранение которой в мае 2018 года поддерживали 69% жителей Великобритании. Правда, некоторые журналисты предсказывают проблемы для британской монархии в будущем, с восшествием на престол сына Елизаветы II принца Чарльза, к которому положительно относятся меньше половины опрошенных (у нынешней королевы больше 70% поддержки).

В Бельгии и Швеции популярность монархии ниже: в обеих странах ее поддерживают меньше 60% опрошенных. А самые большие проблемы, пожалуй, у испанских королей: в июне 2019 года лишь половина опрошенных заявили, что считают себя монархистами, почти столько же — республиканцами. Четвертая по численности фракция в нынешнем испанском парламенте, представляющая левопопулистскую партию «Подемос», открыто выступает за создание республики.

Это связано отчасти с противоречивостью фигуры предыдущего испанского короля Хуана Карлоса, который в 2014 году отрекся от престола в пользу своего сына Филиппа VI. Несмотря на его заслуги в восстановлении демократии со временем отношение публики к нему начало портиться — из-за слухов о его многочисленных внебрачных связях, коррупции в окружении, семье и, возможно, его личной. И, наконец, из-за того, что в разгар тяжелого экономического кризиса конца 2000-х годов он уехал охотиться на слонов в Ботсвану. Нынешний король несколько более популярен. В других европейских странах, а также в Японии, республиканские движения не так сильны.

В большинстве мусульманских монархий оппозиционные движения, с одной стороны, жестоко подавляются, а с другой, тесно связаны с радикальными исламистами, ставящими своей целью победу над неверными и их союзниками в исламском мире (к которым они относят и нынешних правителей). Нечто подобное было сделано в Иране, где революция 1979 года ликвидировала правление шахов и установила нынешний исламский режим.

Последней же на данной момент страной, где ликвидировали монархию, стал Непал. Король Гьянендра пытался ввести там прямое, фактически диктаторское управление, но столкнулся с многочисленными протестами и вынужден был согласиться на созыв конституционной ассамблеи, которая в 2008 году провозгласила эту страну республикой.

В России могут восстановить монархию? И если это случится, кто будет царем или царицей?

Коротко. Могут, но вряд ли — нет законного претендента.

Разговоры о восстановлении монархии довольно активно ходили в России в 1990-е годы. Причем, как отмечает политолог Алексей Макаркин, тогда за это выступали не только национал-патриотические силы, но и их либеральные оппоненты. Последние видели в конституционной монархии шанс на европеизацию России и окончательный разрыв с советским прошлым. Особенно активными монархические дискуссии были на фоне захоронения останков членов семьи Николая II в Петропавловском соборе в Санкт-Петербурге в июле 1998 года — до истечения второго президентского срока Бориса Ельцина оставалось меньше двух лет, явного кандидата в преемники не было, и подобные мероприятия воспринимались как шаг в сторону смены политического строя.

Сегодня трудно сказать, насколько серьезно прорабатывалось возможное восстановление монархии и существовали ли подобные планы вообще. Одним из препятствий почти наверняка стала бы неясность с фигурой наследника престола.

Еще один вариант решения вопроса о претенденте на российский престол — не искать законного наследника Николая II, а созвать Земский собор и избрать царя на нем. Именно так произошло в 1613 году по окончании Смутного времени, когда царем избрали боярина Михаила Федоровича, ставшего родоначальником династии Романовых. Однако в современном российском законодательстве нет никаких указаний на то, кто мог бы созвать такой собор и как он должен выглядеть, — и, в любом случае, это потребовало бы отмены действия нынешней Конституции РФ.

Против восстановления монархии говорит и то, что современная история знает не так много подобных прецедентов. Самый свежий пример — Испания, но там королевское правление прервалось всего на несколько десятилетий, а его реставрацию заранее готовил генерал Франко. В 1950 году бельгийцы также проголосовали на референдуме за возвращение короля Леопольда III, но и он отсутствовал только чуть больше пяти лет.

В Бразилии, где республиканское правление было введено в конце XIX века, в 1993 году, после длительного периода военной диктатуры, провели референдум о восстановлении монархии, но за высказались чуть больше 13%. В посткоммунистической Албании аналогичное голосование состоялось в 1997 году, и возвращение потомков короля Зогу, правившего страной с 1928 по 1939 год, поддержали 33% участников. Один из немногих случаев, когда в современной Европе монархию ввели с нуля, произошел в Норвегии, которая в 1905 году впервые за несколько столетий стала независимой страной. Однако до этого она тоже управлялась монархами, датским и шведским, так что в самой монархической системе для норвежцев не было ничего нового.

Общее правило можно сформулировать так, что без неоспоримого претендента на престол и без привычки общества к монархии, ее появление в современной стране едва ли возможно — разве что в случае глубокого кризиса государственности. Опрос ВЦИОМ, проведенный в 2017 году, показал, что только 8% считают монархию более предпочтительной формой правления, чем республику (ее поддержали 88%).

Что будет, если я провозглашу себя царем, королем или императором? Как добиться признания?

Коротко. Скорее всего, на вас не обратят внимания.

Теоретически ничто не может помешать вам это сделать. Но желательно, чтобы хоть кто-то из ваших предков принадлежал к Габсбургам, Бурбонам или хоть какой-нибудь аристократической фамилии. В противном случае вас не признает ни одна из многочисленных ныне существующих династий (а их существенно больше, чем реальных монархий). Можно также вступить в законный брак с кем-нибудь из представителей этих династий. Брак будет считаться морганатическим, но порядки и правила постепенно смягчаются, поэтому у ваших детей будет хороший шанс обзавестись короной.

В целом получить трон какой-нибудь страны довольно проблематично. Поэтому некоторые создают и провозглашают себя правителями виртуальных государств. Именно так поступила Монархическая партия России во главе с уральским политтехнологом Антоном Баковым, которая провозгласила законным претендентом на русский престол Карла Эмиха Лейнингена — правнука двоюродного брата императора Николая II великого князя Кирилла Владимировича, от которого ведут свой род Мария Владимировна с сыном Георгием Михайловичем. Его права под именем Николая III не признаны больше никем, но специально под него учреждена виртуальная Романовская империя, она же Суверенное государство императорский престол, — без территории.

Впрочем, на границе Италии и Франции вот уже больше полувека спокойно существует никем не признанное княжество Себорга (занимающее территорию одноименной деревни), в котором правит уже второй всенародно избранный князь, сообщает meduza.io

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

0 комментариев для “Будет ли в России новый царь? Кто самый влиятельный монарх в мире?

  1. Рудольф
    10.11.2019 из 12:50

    О том же и Мих. Шолохов, Тихий Дон:
    — Да-да, это к слову, теперь несколько слов о себе. Я в прошлом офицер и член партии социалистов- революционеров, позднее я решительно пересмотрел свои политические убеждения… Только монархия может спасти Россию. Только монархия! Само провидение указывает этот путь нашей родине. Эмблема Советской власти — молот и серп, так? — Капарин палочкой начертил на песке
    слова «молот, серп», потом впился в лицо Григория горячечно блестящими глазами: — Читайте наоборот. Прочли? Вы поняли? Только ПРЕСТОЛОМ окончится
    революция и власть большевиков! Знаете ли, меня охватил мистический ужас, когда я узнал об этом! Я трепетал, потому что это, если хотите, — божий перст, указывающий конец нашим метаниям…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *