Детей изъять, мать осудить – как официальные органы расправились с образцовой семьей

Семья Щавелевых почти в полном составе: 12-летний Никита, пятилетняя Лиза, 14-летний Ваня, 17-летняя Катя, пятилетний Вова, 14-летняя Настя, пятилетняя Вера, папа Андрей и мама Светлана. На фото не хватает только родной 14-летней Аниты © Семейный архив Щавелевых

49-летнюю Светлану Щавелёву признали виновной в жестоком обращении с пятилетним приемным сыном. Её осудили на 3,5 года условно. В пользу мальчика взыскали компенсацию — 50 тыс. рублей. Ребёнка и еще пятерых приемных детей  из семьи отправили в казенные учреждения.

Краткую информацию об уголовном деле и состоявшемся суде вчера разместило на своем сайте региональное Следственное управление СКР:

«49-летня местная жительница признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ (истязание),  ст. 156 УК РФ (ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, соединенное с жестоким обращением с несовершеннолетним).

Следствием и судом установлено, что злоумышленница, являясь опекуном четырехлетнего мальчика, действуя умышленно, из чувства личной неприязни, находясь в одном из населенных пунктов Мышкинского района Ярославской области, в период с апреля по июль 2019 года неоднократно привязывала мальчика веревкой за различные части тела в помещениях дома по месту жительства. Тем самым она причиняла ребенку физическую боль и психические страдания.»

Уже само название статьи «истязание», по которой осудили женщину, вызывает дрожь и не позволяет сомневаться в ее виновности. Однако, похоже, в очередной раз чиновники и правоохранительные органы не сочли нужным долго разбираться в ситуации и пошли по простейшему пути: нет семьи, нет проблемы!.

Об этой неоднозначной истории подробно рассказало RT в июле прошлого года, после того как было возбуждено уголовное дело, и  Вову, а заодно и всех детей, изъяли из семьи.

«С самого начала громкая история семьи Щавелевых из Ярославской области выглядела неоднозначно. Биологическая мать 5-летнего Володи сфотографировала его, когда приёмные родители привязали мальчика за ногу к столбу, и пожаловалась в опеку. В итоге из семьи изъяли всех приёмных детей, заведено уголовное дело. Однако всё окружение Щавелевых встало на их сторону.

Село Юрьевское находится недалеко от города Мышкина Ярославской области.  Добротная двухэтажка Щавелевых выделяется на фоне остальной деревни.  Сегодня пустой двор и крыльцо с игрушками ждут, когда сюда вернутся все шестеро братьев и сестёр.

Начнём с самого начала. В первых числах июля Светлана Щавелева привязала своего пятилетнего приёмного сына Владимира за ногу к столбу, который находится в коридоре, в закутке между дверью в ванную и лестницей на второй этаж.  Таким образом в семье пытались успокоить ребенка, когда  он переворачивал весь дом, включая вещи других детей, в поисках конфет.

«Мы не едим конфеты как еду. Это просто угощение. Он хотел кушать всё время. Я пробовала давать ему сухарики. Он ест и ест, пока не заканчиваются. А потом у него бывает расстройство желудка, он сильно поправляется», — говорит Светлана Щавелева.

По её словам, физические наказания в семье категорически запрещены. А вот «посидеть подумать»  — совсем другое дело. Потому что просто поставить в угол активного ребёнка невозможно — он отказывается там стоять.

Приёмный сын Щавелевых Владимир с биологической матерью Оксаной © Семейный архив Щавелевых

В этой истории, кроме семьи Щавелевых, есть ещё один персонаж — Оксана, биологическая мать Владимира. В тот день она гостила у Щавелевых. Именно Оксана сделала фотографию привязанного мальчика и показала фото опеке.

Итог: на Светлану Щавелеву заведено уголовное дело, пятерых приёмных детей увезли в реабилитационный центр. Владимир (тот, которого привязывали) не вернётся в семью Щавелевых при любом раскладе, его пока поместили в детский дом. По остальным вопрос решится по окончании следствия, пояснили Щавелевым в полиции.

Андрей Щавелев говорит, что не знает случаев, когда приёмных детей после такого скандала возвращали бы в семью. Высокий мужчина с окладистой бородой называет случившееся «ударом ниже пояса» со стороны биологической матери Владимира. Оксана хотела встречаться с сыном — и ей не запрещали, хотя органы опеки настоятельно советовали Щавелевым не пускать её в дом.

Сразу после рождения Владимира его мать добровольно написала отказ от родительских прав, но продолжает с ним общаться. Оксана обвиняет во всём врачей — по её версии, её вынудили написать отказ из-за инвалидности. Она живёт в общежитии в Московской области, работает уборщицей. При этом Оксана говорила Щавелевым, что не хочет забирать ребёнка.

«Она всегда говорила: «Я счастлива, что он живёт здесь, в вашей семье». И что ей очень обидно, что у неё такой непослушный ребёнок. Она всё время мне улыбалась», — удивляется поступку биологической матери Щавелева.

Мы попросили прокомментировать ситуацию чиновников, отвечающих за приёмные семьи. Из официального ответа Департамента образования Ярославской области узнали, что семья переехала в Мышкинский район в 2018 году, воспитывает двух родных и шестерых приёмных детей, живёт в благоустроенном доме, где «имеется всё необходимое для проживания детей: современная мебель, много детских книг и игрушек».

«Мальчик, в отношении которого установлен факт жестокого обращения и который отобран органом опеки и попечительства у приёмных родителей, воспитывался в приёмной семье Щавелевых с 2016 года», — отмечают в департаменте образования.

Между тем RT удалось выяснить, что Щавелевы — уже вторая приёмная семья в жизни Владимира. В 2016 году его первую приёмную семью в городе Талдом (Московская область) также обвинили в избиении детей: старший мальчик постоянно ходил в синяках. Когда Володю изъяли из первой семьи, органы опеки обратились к Щавелевым как к опытным и хорошо известным опекунам и предложили приютить мальчика. Те согласились.

В Мышкинском приходе семью Щавелевых хорошо знают и характеризуют только с положительной стороны. И родители, и дети религиозны, Андрей Щавелев постоянно помогает на службах в храме по выходным. Маленький Владимир тоже ездил туда с приёмным отцом.

Щавелевы показывают семейные фотографии: вот маленький блондин Володя жмётся в храме к приёмному отцу, вот на выезде в Углич со всеми приёмным детьми Андрей и Владимир снова рядом.

В реабилитационный центр забрали пятерых приёмных детей, но у Щавелевых есть ещё две родные дочери, их оставили с родителями. У Светланы от первого брака также есть 24-летний сын Михаил и 22-летняя дочь Алиса.

Младшая, пятилетняя Лиза, постоянно пишет на бумаге имена: Ваня, Никита, Катя, Настя, Вера, Вова. Вернутся ли они в семью — непонятно. Старшая девочка, 14-летняя Анита, переживает, что в школе только и говорят о «ЧП в семье Щавелевых».

«Меня всё время спрашивают: «Что у вас случилось? Куда вас увезли, правда ли, что все вернутся?» Люди, которые нас знают, не верят, что мы могли издеваться над Вовой», — говорит Анита.

Щавелевы особенно волнуются за девочек Катю и Настю, которые могут к ним не вернуться. Настю они взяли под опеку из московского детского дома, а её родная сестра Катя жила в специализированном учреждении. Девочка училась в специальной коррекционной школе 8-го вида для умственно отсталых детей. Как только новую семью обрела одна из сестёр, вторая стала приезжать на каникулы и в итоге тоже осталась в семье. Учитывая, что Кате на тот момент было 15 лет, это казалось невероятным. А главное, Щавелевы начали сомневаться в справедливости её диагноза — в домашней обстановке Катя расцвела, в умственную отсталость уже никто не верил. Выяснилось, что у девочки почти полностью не видит один глаз, о чём даже не подозревали воспитатели в спецучреждении. Кате выписали очки, она постепенно перестала отставать от сверстников и пошла в обычную школу. Учится Катя без троек, занимается английским, у неё даже есть молодой человек.

Ещё один «проблемный» воспитанник Щавелевых, который боится, что его не вернут, — 12-летний Никита. Его родная мать работает в детском саду, но ребёнок оказался ей не нужен. Сначала Никиту растила бабушка. Но её убил собственный сын, то есть дядя Никиты. Тогда мальчика определили в приёмную семью. Затем несколько раз подряд опекуны от него отказывались — прежде Никита вёл себя агрессивно и никого не слушался. В семье Щавелевых мальчик занялся вокалом и даже выиграл несколько районных конкурсов. Учится на одни пятёрки.

«Никита был очень нервным. Такой истеричный, такие суицидальные вещи у него всё время происходили. Сейчас он ласковый. Умный, за что ни возьмётся — всё получается», — рассказывает Светлана.

Как и у Кати, у Никиты, если его не вернут Щавелевым, шансов найти новую приёмную семью почти нет.

Старшие дети поддерживают связь с Андреем и Светланой, постоянно звонят и пишут им.

Сосед Щавелевых Евгений своих детей к ним отпускать не боится: «Не понимаю, зачем всё это раздули».

Настоятель храма Николая Чудотворца в Мышкине, отец Сергий, тоже хорошо знает всю семью. И подтверждает: маленький Володя действительно неуправляемый.

«Владимир резко отличался поведением от остальных детей. Он всегда везде лазал, никого не слушал. Например, в храме заходил в комнаты, куда нельзя. Постоянно он хотел кушать, хоть они и не голодали», — говорит священник.

«Мы не считаем, что мы не справляемся. В чём мы не справились? В том, что человек, которого мы обучаем, меня не слушает? Мы-то знали, что это пройдёт, что Вова ещё маленький. Он только расти начал, подниматься», — эмоционально отвечает Щавелев.»

Расти и подниматься мальчику, теперь придётся с другими людьми. Если повезёт, в его жизни появится ещё одна приёмная семья — для него уже третья по счёту. А если не повезёт, парень будет расти в детском доме. О судьбе других приемных детей Щавелевых ничего не известно.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *