Памяти ярославцев, павших в боях под Тулой

Село Гремячее Новомосковского района Тульской области… Ольга Константиновна Дурягина, педагог Гремячевской средней школы и директор школьного музея, рассказывает мне историю родных мест. В том месте, где речка Проня пересекала когда-то старинную Тульско-Михайловскую дорогу, почти на самой границе с Рязанской губернией был форпост Московского княжества. На порубежьи московских, рязанских и тульских земель, которые постоянно подвергались разорению со стороны татар, требовалось поставить вооруженный заслон. В излучине реки заложили крепость – пограничный форпост. А вокруг селились ратные люди со своими семьями. Служили здесь казаки. Именно они основали многолюдные слободы, объединившиеся потом в село Гремячее.

ОТ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ ДО НАШИХ ДНЕЙ

На правом берегу выросли Пушкари и Стрельцы, на левом – Новики с Чендеевкой, Казаки-первые и Казаки-вторые с Грачевкой. От того, кто здесь селился, и названия рождались. Рекруты-новобранцы основали Новики. Стрельцы несли службу в пешем строю, пушкари правили свое дело у пушек, казаки-лошадники составляли конницу. Со временем вокруг Гремячего образовались 5 слобод: Беломестная, Новоприборная, Пушкарская, Староказачья и Стрелецкая, каждая со своим храмом, которых в XVIII в. насчитывалось, включая соборную церковь в самом Гремячем, — шесть

И вот мы у соборной церкви во имя святителя Николая Чудотворца. Это по моей просьбе начальник Гремячевского управления администрации города Новомосковска Елена Владимировна Арцименя и председатель Новомосковского отделения Общероссийской общественной организации ветеранов ВС РФ Владимир Юрьевич Шулковский организовали поездку по этим памятным местам. Потому что здесь 8-9 декабря 1941 года героически сражалась ярославская 328-ая стрелковая дивизия 10-ой армии. В боях за освобождение села погибло 260 бойцов, из них 194 уроженца Ярославской области, в том числе рыбинцы. Владимир Юрьевич говорит:

  • Дважды ярославцы защищали тульскую землю. Первый раз – на Куликовом поле. Второй раз – здесь, в Гремячем. И оба раза они приходили к нам на помощь, чтобы побеждать.

Да, на Куликовом поле сражались много уроженцев Ярославской земли. Но самым известным воином был монах Александр Пересвет, принявший постриг в Борисоглебском монастыре.  Родом с Ярославской земли и Сергий Радонежский, вдохновивший и благословивший Дмитрия Донского на Куликовскую битву, предрекши князю победу…

Храм Николая Чудотворца. С восточной стороны, там, где алтарь, река Пронь. Река просматривается как на ладони. На противоположном берегу сейчас новые дома, а была небольшая деревня и поля. Именно оттуда наступала ярославская дивизия. А немцы оборонялись на этом берегу. В том числе использовали соборный храм как укрепление. Среди местных жителей бытует легенда, будто на колокольню фашисты приковали смертника- румына с пулемётом, и он в упор расстреливал наступавших. Всё может быть. Однако историки и краеведы документального подтверждения этим фактам не нашли. Есть сведения, что на колокольне располагался корректировщик огня. Он сообщал немцам, куда направлять снаряды. Поэтому освободить Гремячее нашим войскам было сложно.

БОЙ ЗА ГРЕМЯЧЕЕ

Вот как описывает бои за Гремячее участник битвы писатель Пётр Кузьменко.

«С утра же 8 декабря начались сильные удары по насту­пающим колоннам и боевым порядкам 328-й стрелковой дивизии. Очень трудно пришлось этой дивизии. В ее задачу входило освобождение райо­на Гремячее.

Противник, используя выгодный рубеж на западном берегу реки Про­ни, решил оказать новое сопротивление. На этом рубеже наиболее силь­но была развита система обороны села Гремячее.

Гремячее — крупное село, расположенное на высотах и на узле дорог, важный опорный пункт в системе обороны неприятеля на реке Проне. Владея им, противник прикрывал основные пути в сторону Сталиногорска и Епифани. Гитлеровцы его окончательно укрепили.

Село расположено в живописной местности на высоком очень кру­том берегу реки Прони, и подступы к ней открытые. На ее берегу были сооружены из камня (рядом была каменоломня) оборонительные защит­ные клетки в человеческий рост и выше, вдоль берега гитлеровцы постро­или пулеметные гнезда и фланкировали долину реки. Часть танков и артиллерии была зарыта в землю.

Гремячее противник удерживал силами моторизованного полка 25-й моторизованной дивизии, усиленного дивизионами двух артполков, дву­мя танковыми батальонами и бронемашинами с десантом автоматчиков.

Этой подвижной группе была поставлена задача: соединиться с 10-й моторизованной дивизией, которая занимала город Михайлов,  и совместными усилиями   овладеть Рязанью, захватить желез­ную дорогу, идущую от Москвы на восток.

Противник все село сумел оборудовать круговой обороной до подхо­да подразделении 328-й дивизии. Стремясь сорвать наше наступление, враг бросил в бой значительное количество бронемашин, до роты танков с десантом автоматчиков и до двух батальонов пехоты.

На Гремячее полковник П.А.Еремин направил два стрелковых пол­ка, придав каждому по дивизиону артполка.

Посередине села проходит долина реки Проня. Так что Гремячее де­лится этой долиной на две части.

Вырыв в снегу окопы для орудий, выкопав углубления и укрепив со­шники, мы приготовились к бою. Впереди лежащая пехота поднялась в атаку и по снежной целине начала спускаться в долину.

Слабое «ура» сопровождало эти жидкие цепи, и в утренней тиши­не послышались рокочущие звуки немецких пулеметов и автоматов. Захлопали черно-серые разрывы мин. Бой начался. Вступили в бой и мы. Быстро определяли цели и открывали по ним огонь. Особенно лег­ко было обнаруживать немецкие пулеметы. Расстояние до них было не более 600 метров.

Пушки били точно, поражая цель. Достаточно нескольких снаря­дов, и вражеский пулемет замолкал навсегда. От частой стрельбы мы немного оглохли — звук выстрела 45 мм пушки очень громкий и резкий. Над землей стелется дым от взрывов и горящих зданий. Младший лейте­нант А. Никитин, наш командир батареи, смешно пригибаясь, подбегает к нашему взводу, поддерживая руками болтающуюся сумку и бинокль. Еще издали он кричит:

  • Телевяк! Церковь видишь? На колокольне Н.П. — уничтожить! 

Я вскидываю бинокль к глазам и вижу стройную, вонзившую в синь неба крест, колокольню. Приближенная биноклем, она на ярком солнечном свету видна отчетливо. Видны даже ребра темно- красной кирпичной клад­ки.

В окошке колокольни, кажется, что-то мелькнуло. Командую: » Взвод! Прямо колокольня. По колокольне, наводить в окошки! Прицел 16, уро­вень 30-05, взрыватель фугасный, огонь!»

Звонко, с медным оттенком, звенят закрываемые замки пушек, один за другим звучат выстрелы, обдавая нас, кажется, потеплевшим возду­хом.

У окошка колокольни вдруг рассветает два бутона взрывов, окра­шенных в красный цвет взорванного кирпича. Через несколько секунд снаряды через окошки или через пролом, проделанный первыми взрыва­ми, влетают и взрываются внутри колокольни. Из окошек валит грязно-бурый дым. Этого вполне достаточно.

«Стой! Записать цель N 8 — НП!»

Мои бравые артиллеристы довольны. На их лицах гордость за свое умение, свое мастерство, за свою победу, которую они видели своими глазами.

«Молодцы!» — хвалит нас командир батареи Алексей Никитин.

А пехота уже захватила несколько зданий на том берегу. От команди­ра батальона прибежал связной — просят уничтожить пулеметное гнездо. Посыльный тяжело и хрипло дышит, показывает.

«Вот в том, небольшом домике на правом краю улицы.»

Да, мы увлеклись колокольней, а немецких пулеметчиков не угляде­ли. Перед этим пулеметным гнездом наша цепь залегла. Отсюда, с высо­ты, все очень хорошо видно. Теперь огонь по этой цели. По-видимому, немцы оборудовали свою пулеметную точку под домом, в подвале, и наши маломощные взрывы не очень их беспокоят. «Наводите точнее!» — командую я.

Огонь ведем вновь из двух орудий по одной цели. После серии попа­даний, наконец, пулемет умолкает. Горит этот домик. Переносим огонь на другие цели. И так несколько часов подряд. Около пушек растаял снег от горячих гильз, которых набралась уже целая куча.

Вдруг зловещий вой заставляет вобрать голову в плечи и нырнуть в неглубокий снежный окопчик. Вязкий, скребущий по душе звук закан­чивается громкими квакающими взрывами мин вокруг нас. По-видимому, наша боевая работа не  понравилась противнику. Мы были удостоены персонального

обстрела из минометов. Противно визжат осколки. Каждый из них несет либо смерть, либо увечье. К счастью, на войне не каждая пуля в лоб, не каждый осколок в тело! Если бы не так. то войны заканчивались бы очень быстро.

Обстрел заканчивается так же внезапно, как начался. Пахнет горелой взрывчаткой, снежная целина вокруг нас в пятнах разрывов, черных от копоти и вырванной земли.

Командир 1103-го полка, наступавшего в центре, майор И. М. Талубьев с ходу пытался выбить противника, но сумел занять только край­ние дома. На восточном берегу реки Прони полк был остановлен сильным огнем врага, за которым сразу последовала контратака двух батальонов пехоты с танками и десантом автоматчиков. Организованным огнем полк встретил контратакующие части и в течение первой половины 8-го декабря вел напряженный бой. удерживая за собой занятую им восточную окраину Гремячего. В этой контратаке был тяжело ранен командир батальона капи­тан А.А. Оглоблин. Передовые роты после его ранения несколько растеря­лись и стали отходить. Навстречу им вышел командир полка.

«За мной, вперед!» — выхватив пистолет, ринулся майор Талубьев.

Ночью, выйдя в район Гремячего. батальон занял позиции на окраине сельского кладбища.

Командир полка майор И.М.Талубьев принял решение атаковать Гремячее утром и приказал батальону Уласевича выйти на исходное положение при­мерно в 200-300 метров от села на левом берегу реки Прони.

Когда забрезжил рассвет, стало ясно, что впереди ровное поле, по­крытое глубоким топким снегом. Было пасмурно, слегка серел рассвет. Бойцы батальона пошли в атаку, утопая в снегу, нарушая строй.

Утопая в глубоком топком снегу оврага, стрелковая рота и пуле­метный взвод переправились через реку, вышли на ее противоположный берег.

Стало достаточно светло. Перед ними село Гремячее. Дома в нем кирпич­ные, обнесенные невысоким земляным валом вместо традиционного штакет­ника. Срочно принято решение — грамотно расставить пулеметы, вызвать для прикрытия огонь артиллерии.

Вдруг там, где находился майор Талубьев,разор­валась мина, майора подбросило, и он упал недвижимый.

Ошеломленные гибелью командира полка, тем не менее минометчики продолжали обстрел противника. На западной окраине села Кочанов заметил
приближающиеся автомашины, в кузова которых забирались   гитлеровцы, он лег за пулемет и обстрелял машины. Гитлеровцы, которые не успели забраться в кузова машин, благоразумно бросились в лес вблизи Гремячего.

К 12 часам 30 минутам 8 декабря 1105-й полк успешно форсировал реку Проню, овладел деревней Беломестная, выйдя во фланг противника, обошел Гремячее. Создалась возможность окружения противника.

Обнаружив нависшую опасность окружения, гитлеровцы стали от­ступать в юго-западном направлении, бросая технику и вооружения . Пятикилометровый участок дороги между Гремячее и Ятское был за­бит брошенным военным имуществом, машинами, повозками и мото­циклами противника.

В ходе боя отличился командир взвода 1107-го полка младший лейте­нант Колосов. Он ворвался в колхозный скотный двор, занятый гитле­ровцами, и огнем автомата уничтожил 20 солдат противника. Отличился и командир отделения ручных пулеметов 1103-го полка Ильин. С тремя бойцами он скрытно пробрался в тыл противнику и ворвался в здание, откуда вел губительный огонь вражеский пулемет. Пулемет был уничто­жен, а пулеметный расчет перебит.

Большую помощь оказали артиллеристы дивизии, особенно 2-й ди­визион артполка. Он очень хорошо маневрировал огнем и колесами, его батарея, выдвигалась на открытые огневые позиции, неутомимо била по танкам, бронемашинам и автоматчикам противника. Коман­дир орудия сопровождения Астахов во время одной из контратак про­тивника подбил два вражеских танка.

Стремясь вырваться, гитлеровцы пошли в отчаянную контратаку, ста­ли теснить батальон 1105-го полка. На поле боя остался раненый коман­дир батальона капитан Иванов.

Перед отходившими под напором превосходящих сил бойцами вы­росла фигура девушки-санинструктора ярославской комсомолки Тани Комаровой.

«Вперед, солдаты! Там раненый комбат!» — схватила она винтовку и первая бросилась в атаку, за ней побежали бойцы, даже раненые. Гитлеровцы открыли огонь, но пуля всегда смелого боится. Таня с группой бойцов отбросила немцев и освободила своего командира.

В дивизию Таня пришла в августе 1941 года. По специальности па­рикмахер, она стригла и брила бойцов только до тех пор, пока дивизия не пошла на фронт.

«Не буду больше парикмахером, давайте мне боевую работу,» — реши­тельно потребовала девушка и отказалась идти даже в медсанбат. «Только в батальон!» — И добилась своего.

К 14 часам село было освобождено.

В центре села Гремячего перед нашими бойцами и командирами пред­стала страшная картина — жители снимали с виселицы своих родных и односельчан. Это были 15 патриотов, которые на требование фашистов поступить к ним на службу ответили решительным отказом. Оккупанты расправились с этими людьми и под угрозой смерти не разрешали род­ственникам снять их для погребения . А на чуть запорошенном синем снегу на льду пруда около леса лежали расстрелянные фашистами стари­ки, женщины и дети, полузасыпанные поземкой».

НАША ОБЩАЯ ПАМЯТЬ

Так воевали ярославцы на Тульской земле. Так погибали они, защищая село Гремячее. В школьном музее есть уголок-экспозиция, посвященная этому бою и нашим землякам. А 9 декабря каждый год в селе день памяти. Жители идут к братской могиле, чтобы почтить память наших земляков, отдавших жизнь за их родное село. Рассказывает Елена Владимировна Арцименя:

—  Первые стелы с именами погибших установили в 1967 году. Но поисковая работа продолжалась. И вот недавно были установлены фамилии других героев. И мы поставили ещё четыре стелы.

— Во время посещения братских могил мы обнаружили, что в боях за село Гремячее, что в Новомосковском районе Тульской области, участвовала 328 стрелковая дивизия 10 Армии, и в боях за его освобождение погибло 260 бойцов, из них 194 уроженца Ярославской области, — рассказывает Владимир Шулковский.  – А я родом из Рыбинска, уехал в 1976 году. Поэтому считаю своей святой обязанностью сделать всё возможное, чтобы память земляков была увековечена. Мы с военкомом Романом Николаевичем Бражниковым и активистами поискового отряда «Дон» подняли списки, сверили их с архивными документами и установили фамилии. Теперь ищем родственников. Ярославцы с одними винтовками шли в атаку на укреплённые позиции фашистов. Самое начало войны. Были огромные потери. Но, что очень важно, — ярославцы пришли на Тульскую землю побеждать, они не оборонялись. Они побеждали.

Сейчас списки погибших за село Гремячее разосланы по муниципальным образованиям Ярославской области.

Родственники могут связаться с организаторами поисков по телефонам:

8 (902) 225-60-90 Марина Васильевна Макарова, председатель ЯРВПДМОО «Центр Патриот» Рыбинск.

8 (910) 947-93-35 Владимир Юрьевич Шулковский

Наталья ИЛЬЮШЕНКОВА

 

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *