Ушел из жизни Николай Воронин

После тяжелой продолжительной болезни на 73-ем году жизни скончался бывший вице-губернатор Ярославской области Воронин Николай Павлович.

Николай Павлович Воронин родился 26 августа 1947 года в Ярославле в семье служащих. Окончил историко-филологический факультет Ярославского педагогического института. В 1974 году защитил кандидатскую диссертацию по психологии и до последнего времени преподавал психологию в родном институте. С 1985 по 1989 год Николай Воронин занимал должность ректора ЯГПИ. Два года был секретарем обкома КПСС. Позднее был советником губернатора Анатолия Лисицына, а также в течение шести лет в ранге вице-губернатора курировал работу правоохранительных органов, высшую школу в области, всю кадровую политику в Белом доме. С 2008 года и до конца жизни Николай Воронин работал директором института филологии ЯГПУ.

Журналисты «Золотого кольца» не раз встречались с Николаем Павловичем. Хотя он не очень любил давать интервью и категорически отказывался что-либо рассказывать о своей личной жизни. Одно из немногих интервью — «Не люблю, когда каблуками щелкают» мы взяли у Николая Павловича в год его 55-летия.

— Николай Павлович, как ученый и преподаватель, вы сделали блестящую карьеру уже в середине 80-х годов: вы были ректором Ярославского государственного педагогического института, а потом вдруг вас избирают секретарем по идеологии обкома КПСС. Почему вы на это пошли? Вы предполагали, что не сможете вернуться на ректорское место? Вы сейчас сожалеете о том шаге?

— Сожалеть вообще ни о чем не стоит. А почему я согласился тогда так изменить свою карьеру? Было определенное стечение обстоятельств, и в той ситуации я не мог поступить по-другому. Только это не было связано с квартирами и машинами — в них я не нуждался. Один из героев фильма «Гусарская баллада» сказал, что изменять может в славе, а в сложной ситуации надо хранить верность. Когда я согласился стать секретарем по идеологии обкома партии, шел 1989 год, а для КПСС, как вы помните, это было не самое лучшее время. Я убежден, что в жизни каждый человек должен стараться поступать по совести. Я не мог по моральным соображениям тогда отказаться.

— Вы были убежденным коммунистом и поверили, что спасете партию?

— Я вступал в партию не подростком, с теми основными целями, которые партия перед собой ставила и добивалась, я был согласен. Я не рассуждал, плохой или хороший Леонид Ильич Брежнев, я ориентировался на цели. Во всяком случае, не было такого расслоения среди населения, не было такой преступности, какая сейчас, и самое главное, у советского человека была уверенность в завтрашнем дне — как бы мы сегодня ни иронизировали над этим выражением. Ошибки допускались конкретными людьми, которые партией руководили. Ведь мы не говорим, что Бога нет только потому, что в соседней деревне священник выпивает.

— Вы сказали, что, переходя в секретари обкома, не нуждались ни в квартирах, ни в машинах. Как это понимать?

— Необходимый минимум у меня был, достался от предков. Запросы были скромными. В институте, в ректорском кресле, я чувствовал себя тоже комфортно, институт был на хорошем счету, так что других мотивов для перехода в обком, кроме уже названных, у меня не было.

— Тогда почему через два года вы ушли из секретарей обкома — партия ведь совсем уже разваливалась?

— А у меня было условие такое первоначально — секретарем проработаю только два года. Я вернулся на свою любимую работу — преподавателем института.

— Вам обидно, что не удалось вернуться в ректорское кресло?

— Обидно не было. Я понимал, что пришли другие люди, другая команда, у которых свои методы работы. Уже тогда мою кандидатуру рассматривали на должность одного из заместителей губернатора, но я отказался от этого предложения.

— Почему?

— Захотелось заняться любимым делом.

— Тогда почему через два года согласились?

— Я согласился стать советником губернатора по вопросам высшей школы. Это мне близко и понятно. К тому же тогда начинались дискуссии об объединении вузов, о преобразовании институтов в университеты, интересные для меня проблемы.

— Сейчас ваша должность называется вице-губернатор. Приставка «вице» означает заместитель, вместо. Вице-губернатор — это выше или ниже, чем заместитель губернатора?

— Вице-губернатор занимается службами губернатора, а не текущими вопросами. В моем ведении кадровые службы, вопросы высшей школы, взаимодействие с правоохранительными органами и де-факто — работа с аппаратом администрации.

— То есть от вас зависит, будет человек принят на работу в Белый дом или не будет?

— Это зависит прежде всего от руководителя службы, куда человек поступает. Мы можем только давать рекомендации. Существует определенная система тестирования, конкурсные комиссии. Есть люди, которые профессионально непригодны, чтобы стать чиновником, чтобы уметь работать с людьми. Например, при гипертрофированном чувстве собственного достоинства, при высоком самомнении, властолюбии. Важно не ошибиться при приеме на работу, потому что уволить человека не так легко. Что касается высшего эшелона администрации области, то решающее слово остается за губернатором.

— А у вас бывают разногласия с губернатором?

— Вы не поверите, если скажу, что их не бывает. Конечно, бывают. Я даже обязан высказывать свое мнение, но только до принятия решения. Если решение губернатором принято, мой долг приложить все силы для его выполнения. Даже если считаю, что это не совсем верно. Иначе мне надо уходить со своей должности.

— А случается, что вы критикуете губернатора? Не так уж и редко в СМИ высказывается недоумение по поводу тех или иных решений Анатолия Ивановича. А ответа губернатора мы понять не можем. 

— Я не хочу переходить на персоналии. Могу сказать только то, что губернатор заинтересован в разных точках зрения на стадии выработки решения. Анатолий Иванович всегда подчеркивает, что он стремится к тому, чтобы в команде работали люди разных взглядов. Только разные точки зрения позволяют выработать оптимальное решение. И потом, губернатор видит вопросы значительно шире, чем отдельно взятый заместитель.

— После того, как у губернатора появилось три первых заместителя вместо одного, что-то кардинально в работе администрации изменилось? И как относится к слухам, что три первых зама нужны, чтобы не сосредоточивалось слишком много власти в руках одного первого, в частности Владимира Александровича Ковалева?

— Ерунда. Просто, будучи первым заместителем, легче входить в различные кабинеты в Москве и решать вопросы. А много или мало власти в руках, это ведь и не всегда зависит от должности. Это зависит от личности. Иной раз человек и не занимает высокой должности, а влияние имеет огромное.

— У вас в областной администрации есть такие?

— У нас нет. Губернатор не нуждается в серых кардиналах. Некоторые мнят себя таковыми, и это от комплекса неполноценности. Но иных уж нет, а те далече. Одна из сильных сторон губернатора — его доступность. К нему в кабинет легче попасть, чем к некоторым нашим замам. Надо отдать должное Анатолию Ивановичу, он остался свободным в общении.

— У вас в администрации есть группировки, симпатии, антипатии?

— Как и в любом рабочем коллективе. Но губернатор постоянно на планерках говорит, что будет безжалостно увольнять всех, чьи симпатии и антипатии мешают работе, делу.

— Вы же сказали, что человека не так легко уволить?

— Это не касается высших эшелонов: мы все на контракте, и всегда есть возможность не продлевать контракт. А группировок у нас нет: термин «группировка» предполагает, что группа людей преследует свои цели. Это несовместимо с работой в команде.

— Когда человек поступает на работу в органы исполнительной власти, он подписывает какие-то бумаги о неразглашении профессиональных и прочих тайн?

— Далеко не все. Есть ряд сотрудников, которые владеют полной экономической характеристикой предприятий города. Конечно, это конфиденциальная информация. Чаще никаких бумаг не подписывается, но и без документов понятно, какого рода информация не должна использоваться в личных целях и не должна разглашаться.

— Николай Павлович, все журналисты знают, что вы практически ничего не рассказываете о себе. Это тоже связано с профессиональными тайнами?

— Нет, конечно. Я не политическая фигура, и вряд ли моя личная жизнь интересна вашим читателям.

— Вы человек, имеющий постоянный доступ к губернатору, и уже этим интересны. Например, сколько часов длится ваш рабочий день, как вы успеваете читать лекции, чем занимаетесь в свободное время?

— Лекции удается читать нечасто, но для меня это отдушина. Мой обычный рабочий день длится с 8 утра до семи часов вечера. Но нередко случается, что и позже, иногда и в выходные приходится работать. В свободное время играю в теннис и волейбол, читаю или езжу, как уже говорил, к себе на хутор.

— А какая у вас машина?

— Сейчас никакой, продал. Собираюсь покупать новую.

— Иномарку или, как патриот, отечественную?

— Конечно, как чиновник, я понимаю, что поступаю не патриотично, но признаюсь честно — иномарку. Продал «Хонду», а до этого были «Запорожец», «девятка», «десятка». Я уже водитель с 20-летним стажем.

— Как вы относитесь к критике в свой адрес, например в печати?

— К справедливой — хорошо.

— А что, критика бывает справедливой?

— Обязательно. И со стороны коллег, и со стороны журналистов. Я вообще не люблю, когда передо мной каблуками щелкают. Правда, я предпочитаю выслушивать критику в корректной форме. И люблю, когда мне возражают аргументировано. А вот домыслы в свой адрес, конечно, не приемлю. Однажды даже в суд подал. Это когда меня обвинили чуть ли не в создании схемы по отмыванию денег. Я суд выиграл.

— А вы знаете, что ходят слухи о якобы существующих заграничных счетах некоторых представителей Белого дома и называется в том числе и ваша фамилия.

— У меня заграничные счета?! (долго смеется — И. В.) Я и здесь успеваю деньги потратить. Слышал много разных обвинений в свой адрес, а такого еще нет. Да я бы жил тогда на Кипре и приезжал изредка сюда ностальгию тешить. Вы знаете, что коммерцией чиновникам запрещено заниматься. У меня было 152 акции одного завода — (достались в наследство), — и я лишь однажды за год получил 300 рублей. И те вынужден был переписать на родственника перед тем, как согласился на нынешнюю должность.

— Николай Павлович, а еще говорят, что, возможно, вы будете выставлять свою кандидатуру на пост губернатора.

— Нет. У меня нет необходимых качеств для такой должности. И самое главное, мотивации нет. В нашей области достаточно достойных людей. А я человек не выборный, а назначаемый.

В общем, яркий, порядочный и знаковый человек — что в своем родном вузе, что в администрации Анатолия Лисицына — ушел из жизни. Светлая ему память!

Ректор Ярославского государственного педагогического университета имени К.Д. Ушинского Михаил Вадимович Груздев обратился к ярославцам: 

Весть о кончине Николая Павловича Воронина буквально потрясла очень многих ярославцев. Сотни пронзительных и очень тёплых комментариев наполнили социальные сети, беспрестанно звонит телефон…
Мысли о нём просто не оставляют. Всё более понимаешь, с какой яркой и масштабной Личностью свела судьба.

Самый частый вопрос: когда и где пройдут похороны? Очевидно, что попрощаться с Николаем Павловичем хотели очень и очень многие. Только что вдова Н.П. Воронина Светлана Юрьевна сообщила о том, что похороны пройдут 5 мая, но при этом убедительно попросила, с учётом особой ситуации, никому не приходить на прощание. На отпевании будут только самые близкие родственники.

 Позднее мы обязательно сообщим о месте погребения, для того чтобы все желающие смогли положить цветы, вспомнить коллегу, Учителя и Друга, и просто помолчать…

 

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

0 комментариев для “Ушел из жизни Николай Воронин

  1. Анатолий
    04.05.2020 из 05:38

    Нам будет не хватать этого высокого,интеллигентного,сдержанного.умного человека…
    Да,увы,люди уходят в иной мир,но остаются их дети,явления культуры,науки,искусства…дела..
    Николай Павлович Воронин много сделал для развития и укрепления Высшей школы филологии ЯГПУ.Считаю,что его именем её вполне можно назвать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *