Кто такой Лука Крымский и какое отношение он имеет к Ярославской земле

19 июня указом президента РФ Владимира Путина №404 «Об учреждении ордена Пирогова и медали Луки Крымского» были учреждены для особо отличившихся медицинских работников эти две награды. Выполненной из серебра медалью сегодня в день медицинского работника уже были отмечены многие самые достойные труженики российского здравоохранения. Лука Крымский — это архиепископ Симферопольский и Крымский, в миру Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, и он имеет самое непосредственное отношение к Ярославской земле, где продолжалось его становление и как практикующего хирурга, и как ученого (именно в эти годы он стал доктором медицины), и как в будущем православного архиерея. Вот что о нем десять лет тому назад писали в «Золотом кольце»:

Сто лет назад «во исполнение обязанностей хирурга Переславской земской больницы вступил Валентин Феликсович Ясенецкий-Войно» (1877 — 1961). Будущий святитель Лука. Блестящий хирург. Выдающийся ученый. Лауреат Сталинской премии по медицине. Местночтимый святой Русской православной церкви, который и после своей смерти продолжает творить чудеса исцеления.

Валентин Феликсович приехал в Переславль с женой Анной Васильевной Ланской и тремя малыми детьми.  Семья снимала дом (доныне не сохранившийся) недалеко от древнего Спасо-Преображенского собора, который Валентин Феликсович изредка, но посещал, у него было свое постоянное место с правой стороны.

Что заставило Ясенецкого-Войно (до отъезда в Ташкент его фамилия в отчетных документах, в архивных источниках звучит именно так) переехать из Курской области в древний русский город на берегу Плещеева озера?

С 1909 года Валентин Феликсович начинает заниматься научной работой в клинике московского профессора П. И. Дьякова, основателя журнала «Хирургия», а затем в институте топографической анатомии и оперативной хирургии. И ему необходимо было поселиться с семьей недалеко от Первопрестольной.

Семья Войно-Ясенецких жила изолированно,  Валентин Феликсович был занят научной работой или проводил операции. Гостей семья почти не принимала. На службе Валентин Феликсович сдружился с коллегами Софьей Дмитриевной и Иваном Михайловичем Михневичами. В дружбе Войно-Ясенецкие были и с Анной Петровной Граменицкой, дочерью знаменитого профессора-физиолога Петербургской военно-медицинской академии Петра Михайловича Альбицкого и женой профессора фармакологии Михаила Ивановича Граменицкого.

С 1912 года Войно-Ясенецкий принимает дела главного врача от доктора медицины Ф. Г. Буткевича и становится не только хирургом, но и главным врачом земской больницы.

Отношения с городскими властями сложились весьма благоприятные. Отцы города его уважали, переславская земская управа охотно ассигновала деньги на реконструкцию и оборудование больницы. Все то, о чем тщетно годами просили у земства его предшественники, Войно-Ясенецкий получал без особых хлопот и  унижений. За него ходатайствовала его непрерывно возрастающая слава хирурга. Его имя в городе было окружено глубочайшим почтением.

Летом 1912 года из терапевтического отделения были переведены в новое каменное здание аптека и амбулатория. Из бывшей «ожидальной» комнаты сделана столовая для больных. В 1913 году была закончена постройка нового заразного барака на 16 кроватей и двухэтажного каменного здания для прачечной и дезинфекционной камеры.

Будущий архиепископ Крымский и Симферопольский делал в своей операционной сложнейшие для того времени операции на головном мозге, почках, желчных путях… Он был в одном лице хирургом, урологом, травматологом, гинекологом, окулистом, отоларингологом, кардиологом… Даже в ту пору хирургического энциклопедизма в России находилось мало хирургов, владеющих врачебным искусством столь же универсально, как Валентин Феликсович.

Самыми обременительными для земского врача в Переславле были воскресные дни — крестьяне из уезда приезжали на воскресный рынок, а заодно и к врачу в больницу.

В «Отчете о деятельности Переславской земской больницы» Валентин Феликсович сообщает о проведенных операциях, способах анестезии, приводит примеры из истории болезней. В 1913 году зарегистрировано общее число историй болезней — 978. Но в отчете он выбрал лишь 214 — те случаи, которые представляют больший интерес. Отчетный доклад  можно считать промежуточной работой над научной темой.

Кроме того, в отчетах по медицинским карточкам можно проследить, что довольно часто услугами хирурга Войно-Ясенецкого пользовались семьи священников, монашки Федоровского монастыря, насельники переславских монастырей. «17 апреля 1912 г. лекарю Ясенецкому-Войно представлены права государственной службы по чинопроизводству по службе в Переславский Федоровский женский монастырь и утвержден на должность губернатором».

Год 1914 — начало первой мировой войны. В Переславле создается комитет по сбору пожертвований на устройство лазарета, который был организован в доме бывшего доктора Владимира Карловича Шилля (улица Кардовского, 41). На заседании врачебной комиссии

20 августа 1914 года В. Ф. Ясенецкий-Войно избирается председателем Переславского земского комитета по организации помощи раненым и больным воинам. Кроме того, он постоянно участвует в заседаниях Воинского присутствия, в наборах солдат, исполняет обязанности заведующего лазаретом.

И при этом занимается научной работой.

В диссертацию «Регионарная анестезия», которую будущий святитель Лука написал и защитил в годы жизни в Переславле, включены труды и отчеты о деятельности Переславской земской больницы, отличные иллюстрации и фотографии (фотографированием доктор начал увлекаться в Переславле). В его историях болезни вырисовывается коллективный портрет переславского сельского и городского обывателя. Здесь раскрывается быт мужика: «ушиб ногу упавшим бревном», «ударила в лицо копытом лошадь», «упал с воза», «свалился со стога». И бесчисленные грыжи: пупочные, паховые, которые указывают на тяжелый труд людей.

Но описываются и раны другого характера,  следствие других обстоятельств. Вот один из примеров: «Иван Новожилов, 22 года, крестьянин деревни Осинки, Глебовской волости. 2.09 — 9.10.1914 г.

10 сентября в лесу на больного напал его товарищ и ударом топора нанес тяжелую рану в левую сторону шеи. Несмотря на силу удара, больной не упал и, зажав рукой рану, пошел домой, но минут через 20 упал, ослабев от большой потери крови».  «В праздник получил колом по голове», «тесть ткнул вилами в бок», «пьяный сам упал с крыльца», «на Петров день получил удар в грудь ножом».

С трепетным, подлинно христианским вниманием относился Войно-Ясенецкий к больному: «Приступая к операции, надо иметь в виду не только брюшную полость, а всего больного человека, который, к сожалению, так часто у врачей именуется «случаем». Проявления равнодушия к врачебному долгу возмущали Валентина Феликсовича и бывали сопряжены с глубокими душевными страданиями. Широко известны его слова: «Для хирурга не должно быть случая, а только живой страдающий человек».

…Семья Войно-Ясенецких жила в Переславле до марта 1917 года. Но вот к ним приехала старшая сестра его жены, которая только что похоронила в Крыму свою молоденькую дочку, умершую от скоротечной чахотки.  И привезла с собой в подарок ватное одеяло, под которым лежала ее дочь. Через полмесяца родственница уехала, и вскоре Валентин Феликсович обнаружил у жены признаки начинающегося туберкулеза. Тогда считали, что туберкулез лучше лечится в сухом, жарком климате. Конечно, Валентин Феликсович немедленно начал искать в газетах вакансию на должность врача в Средней Азии. Ташкентская городская управа поместила объявление о конкурсе. Документы были отправлены в Ташкент, и скоро Войно-Ясенецкий получил приглашение на должность главного врача и хирурга городской ташкентской больницы.

В общей сложности земский врач Валентин Феликсович Вой­но-Ясенецкий прожил в Переславле шесть с половиной лет, не имея воскресных и праздничных дней. Живя в этом городе, он в 1916 году защитил докторскую диссертацию. Здесь у него родился младший сын Валентин. Здесь он задумал написать фундаментальный научный труд «Очерки гнойной хирургии», который не одно десятилетие оставался настольной книгой для многих поколений хирургов.

И именно здесь во время составления плана и написания предисловия к «Очеркам…», которые в 1946 году были удостоены Сталинской премии по медицине, у него вдруг появилась странная неотвязная мысль: «Когда эта книга будет написана, на ней будет стоять имя епископа». «Быть священнослужителем, а тем более епископом, мне во сне не снилось, но неведомые нам пути жизни нашей вполне известны Всевышнему Богу, уже когда мы во чреве матери».

И есть основания полагать, что именно святая Переславская земля дала всходы к приобщению Валентина Феликсовича к церкви.

В память о великом человеке в Переславле в 2001 году  на здании бывшей земской больницы местное отделение общества Красного Креста открыло мемориальную доску.

Переславский Свято-Никольский женский монастырь ежегодно проводит в городе православные чтения, посвященные Войно-Ясенецкому (архиепископу Луке).

2008 году переславская дума присвоила Валентину Феликсовичу Войно-Ясенецкому (архиепископу Луке) звание почетного гражданина города Переславля-Залесского.

Юлия НИКИТИНА,

научный сотрудник

Переславль-Залесского

музея-заповедника.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *