Потребительская корзина может спасти только от голодной смерти

«Вчерашнее решение правительства изменить систему расчета прожиточного минимума выглядит поистине революционным. На протяжении десятилетий в России доминировал подход, который пришел к нам из послевоенной эпохи, когда в большинстве европейских стран уровень бедности рассчитывался через стоимость минимальной потребительской корзины, складывавшейся поначалу из самого необходимого, а позже — и не только. Однако в 1990-е годы — то есть как раз тогда, когда в России началось объективное измерение бедности (и именно через потребительскую корзину, в которой 50% приходилось на базовые [и по мировым меркам убогие] продовольственные товары, а по 25% — на остальные товары и услуги) в странах ОЭСР был принят подход, определявший бедное население как тех кто получает менее 50% (так называемая «укорененная» бедность, anchored poverty) или менее 60% медианного дохода», — пишет экономист Владислав Иноземцев на своей странице в Facebook.

«Сегодня во входящих в эту группу государствах средний уровень бедности, рассчитанный по первой методике, составляет 11,7%. В России от этого подхода постоянно отнекивались — в 2012-м году федеральный закон 227-Ф3 подтвердил прежний характер исчисления прожиточного минимума, а состав потребительской корзины, который в большинстве стран пересматривается раз в два-три года, а в России должен был пересматриваться раз в пять лет, с 2012 года не менялся ни разу. С тех пор устарели как конкретно объемы минимально необходимых продуктов, так и сам подход.

В текущем виде потребительская корзина может только спасти от голодной смерти, но она бедна витаминами и микроэлементами, а, значит, не может обеспечить здоровое развитие детей и сохранение здоровья взрослых. Мир слишком динамично развивается, появляются новые потребности, поэтому любая потребительская корзина быстро устаревает. В связи со всеми эти нюансами большинство развитых стран и признали этот подход архаичным.

Согласно новым вводным, правительство отказывается от такого подхода и предлагает определить минимальный размер оплаты труда на уровне 42% медианной зарплаты. Следует принимать во внимание, что с 1 мая 2018 года в России МРОТ официально приравнен к прожиточному минимуму, и, соответственно, меняется вся система определения бедности в стране.

Данная мера несомненно станет очень затратной (на 2021 год она потребует 128 млрд рублей и эта сумма вырастет до 440 млрд к 2025-му) и к тому же наверняка ухудшит официальную статистику по уровню бедности в стране.

Формально изменение позиции властей обусловлено тем, что сейчас в большинстве регионов страны (последние данные показывают, что почти в 3/4 от общего числа) величина прожиточного минимума существенно (порой до 30%) не дотягивает до обеспечения людей критически необходимыми товарами и услугами (так называемой «нормы минимального потребления»). Однако без изменения законодательства даже в этих условиях возникали проблемы с назначением пособий, право на которые очень часто были привязаны именно к доходам ниже прожиточного минимума.

На мой взгляд, само по себе решение правительства безусловно позитивно и представляет собой редкий сегодня пример того, что Россия воспринимает общемировые подходы, а не отстраняется от них. Некоторые сомнения вызывают три обстоятельства.

Во-первых, 42% медианной зарплаты — это заведомо заниженный по мировым меркам показатель; при этом нужно понимать, что пересматривать данный «уровень отсечения» и приближать его хотя бы к упоминавшимся уже 50% правительство не собирается.

Во-вторых, в обосновании принимаемых мер для Министерства финансов говорится, что в первые годы их реализации на федеральный бюджет придется лишь 30% расходов, тогда как значительная их часть окажется переложенной на бизнес и региональные власти.

В-третьих, речь идет именно и только о заработной плате — тогда как в России, где коэффициент замещения для пенсионеров намного ниже традиционных для развитых стран 55-70%, новая норма никак не отразится на пенсионерах с их низкими доходами; улучшать их положение придется другими методами.

Однако все же самое важное заключено в том, что власти впервые за многие годы решили поменять базовый принцип отношения к малообеспеченным россиянам; что они, похоже, готовы пойти на срыв формальных показателей снижения уровня бедности ради реального повышения благосостояния населения. На фоне не всегда оптимистических новостей о российской экономике эта выделяется весьма существенно».

 

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *