Путин дал отмашку на борьбу с внутренним врагом

«Думаю, что все, кто этим занимается, видят, что в выступлении Путина 24 февраля на коллегии ФСБ был радикальный момент новизны. Путин никогда не начинал эти ежегодные выступления с темы борьбы с внутренним политическим врагом», — пишет политолог и публицист Александр Морозов на своей странице в Facebook.

«В его выступлении есть все «обычное» — терроризм, контроль за экономикой, борьба против шпионажа, но в этот раз он совершенно отчетливо первым приоритетом поставил борьбу с «последовательной и весьма агрессивной линией, направленной на то, чтобы сорвать наше развитие, затормозить его, создать проблемы по внешнему периметру и контуру, спровоцировать внутреннюю нестабильность, подорвать ценности, которые объединяют российское общество, в конечном итоге ослабить Россию и поставить ее под внешний контроль… Нас пытаются сковать экономическими и иными санкциями, блокировать крупные международные проекты, в которых заинтересованы, кстати говоря, не только мы, но и наши партнеры, прямо вмешаться в общественную и политическую жизнь, в демократические процедуры нашей страны и, конечно же, активно используются инструменты из арсенала спецслужб».

Что это значит? На мой взгляд, это означает, что Путин спустил с поводка опричнину. И начнется новый этап фабрикации дел против гражданских активистов. По сути, Путин дал отмашку на то, чтобы фабриковать дела против гражданских активистов по линии «зарубежного вмешательства», он совершенно однозначно ставит знак равенства между нежелательной для Кремля политической активностью и «инструментами из арсенала (западных) спецслужб». Такого не было за всю историю выступлений на коллегии. Здесь зафиксирован новый этап — и реакция на «политику сдерживания», и отмашка на борьбу с диссидентами, которая теперь для ФСБ приравнивается к борьбе против шпионажа».

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

1 комментарий для “Путин дал отмашку на борьбу с внутренним врагом

  1. 27.02.2021 из 13:34

           В то утро Гувер самодовольно пообещал газетчикам «нечто особенное», даже не предполагая, как он близок к истине. В истории ФБР не случалось большего позора: в результате бездарно проведенной операции погиб один невинный человек, еще двое были тяжело ранены, столько же потеряли федеральные агенты, а Диллинджер и его банда ушли целыми и невредимыми.        Бойня в «Маленькой Богемии» стала едва ли не главной американской газетной сенсацией 1934 года. Ведомство Гувера журналисты съели с потрохами, и для того, чтобы спасти свою репутацию, глава бюро расследований должен был предъявить раздосадованному президенту и публике Диллинджера лучше мертвого. 18 мая Рузвельт подписал новый закон, дававший широкие полномочия федеральному правительству в борьбе с преступностью. А спустя четыре дня генеральный прокурор Каммингс, выступая перед прессой, назвал Диллинджера «врагом общества номер один» (формально первым в 1929 году этого титула удостоился Аль Капоне, но получил он его от «родной» чикагской полиции, а не от федерального ведомства). После такой отмашки Гувер дал понять своим сотрудникам, что в случае с мистером Диллинджером ритуальное зачитывание прав излишняя роскошь, права должен «зачитать» револьвер, а лучше автомат. В американском законодательстве отсутствовало понятие «врага общества» или «лица вне закона», и тем более не было прописано право на внесудебную расправу, однако эти мелочи не остановили Гувера он воспользовался служебными инструкциями, позволявшими агентам его ведомства применять оружие при возникновении непосредственной опасности для их жизни.

  2. гость
    28.02.2021 из 09:40

    Боязнь обнищавшего населения,сильнее внешнего агрессора.Отсюда и отмашка на борьбу с внутренним врагом.Военщина так и прёт у нас в каждом политическом действии.Чтоб обеспечить безбедную жизнь царя,олигархата,сохранить их доходы и образ жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *