О Путине и Дзержинском

  • Каюсь, не успел я вовремя высказаться по поводу короткой но громкой кампании по поводу памятника на Лубянской площади. Лишь краем глаза успевал следить за дебатами и перипетиями вокруг предполагаемой установки предполагаемого памятника в центре Москвы, на том месте, где когда-то стоял суровый «Железный Феликс». И хотите верьте, хотите нет , но точно знал, что никакого памятника не будет. Ни Дзержинскому, ни Александру Невскому, ни даже кому-либо из кумиров президента: Ельцину, Ильину или царю Александру Третьему.
    Что всё это — пустая болтовня, единственный смысл которой — переключить внимание электората на что угодно, лишь бы он перестал, хотя бы на время,  говорить о протестах.

    Точь-в-точь — история с перезахоронением В.И. Ленина.

    И с искренним удивлением наблюдал, как с виду взрослые люди, бывалые и битые жизнью, всерьёз бросились обсуждать эту идею, как будто и не было никогда прежде десятков, если не сотен аналогичных популистских демагогических прожектов, обещаний, планов, идей и предложений.

    На самом деле весь вопрос не стоит выеденного яйца.
    На этом месте может стоять только один памятник — основателю ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ Ф.Э. Дзержинскому.
    Им можно восхищаться, его можно ненавидеть, но заменить его некем ни в народной памяти, ни на Лубянской площади. Такова воля Истории.

    Легендарную «Аврору» тоже можно убрать с места вечной стоянки у Петроградской набережной в Ленинграде. Но поставить на её месте яхту Абрамовича или Усманова не получится.

    Красный флаг тоже можно, воровато озираясь по сторонам, сдёрнуть с Кремлёвского флагштока.
    Но нет у России другого флага на замену. Какой ни повесь — всё ни к селу, ни к городу. Хоть триколор, хоть пятиколор!
    И в итоге упрямый народ всё равно называет Ленина и Сталина главными персонажами национальной истории и требует вернуть Дзержинского на место!

    А сделать это Путин не может физически. Такая мысль не может даже придти ему в голову.
    Потому что, во-первых, Дзержинский — основатель организации, в которой нынешний глава российского государства давал военную присягу, с которой потом, как известно, несколько вольно обошёлся. Как и со всей страной.
    Во-вторых, Путин, будучи трезво мыслящим человеком, полностью отдаёт себе отчёт в том, как поступил бы с ним Феликс Эдмундович, случись ему встретить Владимира Владимировича хотя бы на одну лишь секунду.
    А в третьих, дело даже не в том, что Дзержинский — создатель ВЧК. А в том, что он — Большевик! Именно так — с большой буквы!
    Он остался в истории настолько сильным, чистым и честным человеком, что не только многометровый монумент в центре столицы, a само имя его невыносимо для слуха современных реформаторов, сделавших себе миллиардные состояния на продаже всего того, что до последнего мгновения своей жизни защищал Дзержинский.

    Так как же можно ставить ему памятник? За что? Это же не Солженицын!

    Конечно, Александр Невский — национальный герой России, эпический, былинный персонаж, достойный всяческого уважения и увековечивания.
    Но заменить им Держинского невозможно. Для этого надо как минимум иметь силу, волю и веру самого великого князя.
    А Путин — не Дзержинский и не Невский. Не легендарный большевик и не легендарный полководец.
    Он человек, глядящий на них с высоко задранной головой, снизу вверх, с уровня каблуков их боевых сапог.

    Какие уж тут памятники? Какие тут замены?

    И поразительно, как умудрились не понять всего этого представители прогрессивной общественности, всерьёз обсуждавшие несколько дней то, что никак не могло случиться.
    И не случилось.
    Как известно, мэр Москвы Собянин распорядился снять вопрос с повестки дня.

    Почему Собянин?

    Так Путин же ни при чём!

    Дзержинский и Невский — не его уровень.
    Не верите? У Пескова спросите. Подтвердит.

    Ехидный Douglas.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *