Уже сейчас можно назвать многие имена депутатов будущей Думы

17 сентября начнутся трехдневные выборы в Госдуму. Исходя из партийных списков, рейтингов и примерной явки в каждом регионе можно уже сейчас назвать многих из депутатов будущего парламента. Главные изменения традиционно произойдут в «Единой России». Политолог Александр Кынев объясняет, в чем логика этих перемен — и кого ждать в новом парламенте.

Что уже точно известно о будущей Думе

Пять лет назад, перед прошлыми думскими выборами, российская избирательная система радикально изменилась. Из полностью пропорциональной, когда все депутаты избирались по партийным спискам, она превратилась в смешанную: на списки осталось 225 мест, оставшиеся 225 ушли в одномандатные округа.

Как и в 2016 году, в бюллетене, скорее всего, будет 14 партий. Мандаты получат те партии, которые преодолеют пятипроцентный барьер. Вероятно, их снова будет четыре: «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия», поглотившая две малые партии — «За правду» и «Патриоты России».

По итогам голосования мандаты сначала получают кандидаты из общефедеральной части списков. Максимум — 15 кандидатов из 15 возможных — в этой части списка у ЛДПР. У коммунистов после снятия Павла Грудинина в ней осталось 14 человек. У «Единой России» — пять, у «Справедливой России» — четыре; у партии «Новые люди» — два, у «Яблока» — один.

Кроме общефедерального, каждая партия составляет территориальные списки. Если партия преодолевает пятипроцентный барьер, то мандаты делятся между этими списками в зависимости от того, сколько голосов «в штуках» (а не в процентах) партия получила на каждой территории. То есть чем больше людей проголосовали за партию в регионе, тем больше представителей этого региона окажется в Думе.

Это результаты, которые вполне прогнозируются с учетом предыдущих выборов: известно, каковы вероятные диапазоны явки в разных регионах, а также примерные диапазоны голосов для каждой из партий. Уже сейчас по составу списков можно назвать значительную часть тех, кто точно будет избран. Есть только некая «полупроходная» зона для каждой из партий, судьба кандидатов из которой и остается сейчас основной интригой.

По одномандатным округам побеждают кандидаты, которые в своих округах занимают первое место независимо от отрыва от остальных (будь это хоть перевес в один голос). В 2016 году из 225 округов кандидаты «Единой России» выиграли 203. В большинстве округов ситуация понятна, и нет никаких сомнений, что основное число мандатов выиграет «Единая Россия» (скорее всего, от 180 до 200).

Значительная часть депутатов, особенно тех, на которых реально держится процесс законотворчества, несомненно, останется. Например, вице-спикер Александр Жуков, многолетний бессменный глава комитета по бюджету Андрей Макаров или председатель комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников. У них или проходные места в списке, или проходные округа.

Однако в политике, как и в жизни, ощущения часто задает не основное блюдо, а то, что придает ему вкус, — различные специи и добавки. Несмотря на то, что костяк власти стабилен, в ее образе и действиях периодически происходят изменения, которые и определяют наше к ней отношение, а также направление ее будущего движения.

При этом существенные изменения происходят только в «Единой России» — все остальные партии получают так мало голосов, что основные депутаты там в массе своей сохраняют свои кресла.

Кого представляли депутаты прошлой Думы

Для того чтобы уловить тренд, нужно изучить, чем новая Дума будет отличаться от предыдущей. В 2016 году, после реформы избирательной системы, для партий стали важны поддержка на локальном уровне и способность кандидатов привлечь голоса местных избирателей.

 Одномандатников регистрирует местный избирком, де-факто подконтрольный администрации. Поэтому если в 2007-м и 2011-м кандидаты пытались уговорить партии взять их в список (разными способами, включая банальную покупку мест), то в 2016-м, наоборот, сами партии были вынуждены искать избираемых кандидатов в конкретном округе.

Благодаря этому выросло влияние на депутатский корпус региональных властей (как держателей локального админресурса), региональных элит в целом и самих избирателей. Число депутатов, избираемых по партспискам, сократилось, поэтому конкуренция за места в них усилилась, а стоимость «входного билета» выросла.

В итоге в Думе 2016 года стало в три раза меньше случайных фигур, которых партия власти раньше выдвигала по формально-символическим причинам. Так, по «квоте» Общероссийского народного фронта в парламент избирались никому прежде не известные «пенсионеры» или «рабочие», которые должны были продемонстрировать «социальное разнообразие», хотя в реальности не представляли какую-либо организованную социальную группу. В условиях ужесточения конкуренции для подобных кадровых экспериментов ресурсов почти не оставалось.

Но изменения численности других групп в Думе были слишком радикальными, чтобы объяснить их только реформой избирательной системы. В несколько раз выросло число бывших муниципальных политиков, заметно меньше стало бизнесменов, вдвое больше выходцев из медиа и спорта, еще сильнее выросла доля работников «социалки». У этих перемен были и другие — политтехнологические и юридические — причины.

Если резюмировать, в 2016 году ставка была сделана на низкую явку (выборы были специально перенесены на третье воскресенье сентября). Кандидатов искали прежде всего среди тех, за кого избиратели проголосовали бы и так, без специальных усилий стороны власти (жестких фальсификаций и т. д.). А это в первую очередь работники образования и здравоохранения, муниципальные политики и узнаваемые медийные фигуры.

 Как новая Дума будет отличаться от старой

На фоне списков-2016, имевших некую общую философию (кандидаты под низкую явку), списки-2021 не производят впечатления цельной электоральной стратегии. Скорее это просто стремление одних чиновников понравиться другим чиновникам с точки зрения их «пунктиков» и вкусовых капризов.

С одной стороны, в них остается много кандидатов из 2016 года (что можно трактовать как боязнь слишком сильно куда-либо наклонять систему и понимание, что «работать-то кто-то должен»). С другой — часть категорий, заметных в 2016-м и представлявших реальные группы интересов, «вымывается».

Больше всего пострадала «муниципальная фракция»: многие бывшие мэры, ставшие депутатами, в списки либо не попали вовсе, либо оказались на явно непроходных местах. «Единая Россия» сама фактически «обнулила» этот кадровый ресурс: в 2016-м в депутаты ушли многие из последних мэров, избиравшихся населением, а их преемники, выбранные депутатами, таким авторитетом обычно не пользуются, меняются часто (редкий мэр сейчас работает более двух лет) и в силу этого добавляют партиям не слишком много голосов.

Потихоньку «вымываются» космонавты, зато продолжается хождение в депутаты телеведущих: в Москве баллотируются Тимофей Баженов с НТВ и Евгений Попов с «России 1». К когорте медийных личностей можно отнести и бывшую американскую заключенную, а ныне члена Общественной палаты Марию Бутину.

В Думе останутся старые спортсмены (Вячеслав Фетисов, Владислав Третьяк, Ирина Роднина, Антон Шипулин, Сергей Чепиков), к ним добавятся новые — лыжницы Елена Вяльбе и Любовь Егорова.

Среди бюджетников резко растет доля врачей разных профилей. Видимо, чиновники рассуждают примерно так: раз пандемия, то люди должны голосовать за врачей автоматически. Хотя многие из выдвинутых медицинских работников никакого отношения к борьбе с ковидом не имеют.

 На этом фоне новых работников образования на проходных местах немного.

За пять лет сменились 75 губернаторов в 63 регионах, и на место ставленников старых региональных лидеров приходят другие чиновники.

В выдвижении кандидатов не обошлось и без семейственности. На проходном месте сын бывшего губернатора Ханты-Мансийского автономного округа Александра Филипенко Василий, а также Ольга Ануфриева — старший партнер адвокатского бюро «Андрей Макаров и Александр Тобак», созданного главой думского комитета по бюджету Макаровым.

Попадет в Госдуму и сын крупнейшего магаданского бизнесмена Александра Басанского, депутат Магаданской гордумы Антон Басанский. А в Иркутской области уже многие пошутили, что в трех из четырех округов в регионе избираются родственники старших товарищей: сын покойного депутата Госдумы Юрия Тена и сам депутат Сергей Тен, сын бывшего мэра Иркутска Владимира Якубовского Александр, а также сын депутата Госдумы, девелопера Алексея Красноштанова Антон — сейчас он занимает пост первого вице-мэра Иркутска, а после выборов сменит отца в Москве.

 Кто из новых людей окажется в Думе?

Дебютантами в новой Думе станут участники различных конкурсов, организованных властью для «создания новой элиты», а еще представители общественных и квазиобщественных структур, пытающиеся присоседиться к наиболее резонансным и любимым властью темам последнего времени (волонтерское движение, защита исторической памяти и семейных ценностей и т. д.).

Конкурсы последних лет, напоминающие позднекомсомольские деловые игры, видимо, кажутся Кремлю настолько важными, что почти в каждом регионе их участники оказались на праймериз «Единой России». Часть в итоге попала в список и имеет шансы стать депутатами.

Некоторые из этих людей сколько-нибудь известны, но о большинстве из них что-либо, кроме того, что это молодые карьеристы, сказать больше и нечего. Примерно как и о поздних советских комсомольцах, которые под сенью обкомов и горкомов открывали видеопрокаты с видео для взрослых и торговали джинсами под эгидой поощрения молодежных инициатив. Это такой своеобразный политический ящик Пандоры, выходцы из которого могут пойти куда угодно в зависимости от конъюнктуры.

 Среди представителей этой волны действительно позитивные отзывы есть у депутата Красноярского горсовета Натальи Каптелининой. В 2007 году она попала в серьезное ДТП, оказалась почти полностью парализованной и теперь защищает людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Правда, не совсем ясно, как это связано с ее политическими перспективами и почему она оказалась в списке выше многих других, более известных кандидатов. Как сообщается в ее биографии на сайте праймериз, «в 2020 году отобрана в 100 финалистов конкурса „Лидеры России. Политика“, в 2021-м победила в кадровом проекте „Федеральный ПолитСтартап“ от партии „Единая Россия“».

Поскольку у власти вошло в моду волонтерство, среди депутатов окажутся функционеры, которые успели застолбить за собой эту тему. Так, в Санкт-Петербурге депутатом станет каратист и многократный чемпион России и Европы Антон Соловьев. Он возглавляет Центр физической культуры, спорта и здоровья Фрунзенского района и, согласно его биографии, «в 2020-м в связи с распространением COVID-19 инициировал в Санкт-Петербурге работу волонтерского штаба ОНФ». Что бы ни значило слово «инициировал».

В федеральные депутаты, видимо, попадет и председатель комитета по бюджету, экономике и собственности Владимир Самокиш. Он победитель конкурса «Лидеры России» 2018 года и, как отдельно отмечается в его партийной биографии, «организатор проекта #СПАСИБОВРАЧАМ в городе Томске».

От Орловской области на проходном месте первый зампред областного совета и руководитель фракции «Единой России» Михаил Вдовин. 24 марта 2020 года он был назначен руководителем партийного волонтерского центра по оказанию помощи гражданам в связи с пандемией.

Не исключено, что именно участники конкурсов для амбициозной молодежи и члены провластных общественных структур в итоге и будут определять лицо нового парламента.

Вопрос в том, на кого эти кандидаты могут опереться, кроме своих «наставников» и «кураторов», и согласятся ли голосовать за них избиратели. Вероятно, поэтому в список «Единой России» включили 48 губернаторов. Фактически на них возложена ответственность за результаты выборов.

А попадут ли в Думу «Новые люди»?

Доля «депутатов по конкурсу» еще больше вырастет, если вдруг в Госдуму пройдет партия «Новые люди», которая отбирала кандидатов похожим образом. Теоретические шансы стать пятой партией в Думе у нее есть. В пользу их прохождения говорят результаты региональных выборов сентября 2020 года. Тогда они прошли в парламенты всех регионов, где выставлялись. Им на руку играют три обстоятельства:

  • удачное название, которое интуитивно близко к стремлению многих граждан к обновлению политической системы и желанию видеть в парламенте новые лица, а также соответствующие лозунги («Запретить запрещать» и т. д.);
  • мощная медийная поддержка на экранах центральных телевизионных каналов и в региональных СМИ;
  • отсутствие негатива и антирейтинга (за исключением негативного отношения части демократической общественности в соцсетях, что на поведение массового избирателя, как показывает практика, почти не влияет).

Против «Новых людей» играет отсутствие в списке ярких кандидатов (кроме лидера партии Алексея Нечаева известна только бывший мэр Якутска Сардана Авксентьева) и слабый состав кандидатов по мажоритарным округам (сильные одномандатники всегда поднимают голосование и за список).

Как эти плюсы и минусы сложатся вместе, пока сказать сложно, поэтому диапазон результатов этой партии можно отнести от 3% (что даст госфинансирование и льготы при регистрации в регионах) до 5% и выше.

Но даже если «Новые люди» попадут в парламент, это мало изменит общий расклад, а лишь усилит общее впечатление от состава новой Думы.

Источник: meduza.io (Признана Минюстом иноагентом).

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *