Александр Росляков. Выборы как брачная афера

Отзвуки думских выборов, прошедших, как многие убеждены, с чудовищными, подрывающими саму суть их нарушениями, будут, я думаю, раздаваться еще долго. Вот, к примеру, неравнодушные свидетели этой мистерии спрашивают: как же так, лидеры списка кандидатов в депутаты Госдумы от ЕР чуть не поголовно отказались думствовать – тогда зачем выдвигались? Речь о Шойгу, Лаврове и прочих сановниках,  ради которых якобы набросали 13 миллионов лишних бюллетеней – а они, сыграв свою роль зазывал, забрезговали войти сами в Думу, передав их мандаты другим…

Выходит, обманули? Врали всю предвыборную кампанию, задушевно улыбаясь с многочисленных плакатов и экранов и обещая построить в депутатах новые города-миллионники в Сибири и обеспечить стабильный рост всего?

Ну почему же? Закон ведь допускает! Вот они и воспользовались этим допущением. Хотя тут так и напрашивается игривое сравнение с лукавой сельской свадьбой.

Приезжает на деревню роскошный кавалер в мерседесе – и окручивает первую местную красавицу. Падает перед ней на колено – и просит, с самым задушевным выражением Шойгу с партийной вывески, ее руки и сердца. Красавица и ее родня в ответ не могут устоять – и в день назначенный со всеми хороводами идут, лямея от предвкушения дальнейшей сладкой жизни в городе, в ближайший ЗАГС. И там жених достает из его широких штанин брачный договор, такую новую приблуду для богатых из 48 пунктов с подпунктами, который невеста тотчас от души подписывает – так не терпится ей обжениться.

Совершается акт бракосочетания – и сразу после того, к несказанному изумлению невесты и родни, новоиспеченный муж ныряет в свой мерседес и бывает таков. А вместо него на инвалидной коляске подкатывает его дальний родич, деревенский дурачок Вася, про которого говорят «парень он и неплохой, только ссытся и глухой» – и объявляет новобрачной:

– Я таперича твой муж! Не веришь – глянь в пункт 48 подпункт «б» мелкими буковками.

И та через заботливо поданную ей Васей лупу там читает с изумлением, что городской красавец при желании имеет право передать свои супружеские права сыкуну Васе, а супруга ни в чем отказать тому прав не имеет. Сейчас же – в истерически слезы, в причитания; но закон есть закон – и Вася, пристегнув красавицу наручником к своей коляске, везет ее, заместо города, в свою пропахшую тем, чем грешил сызмала, кровать.

Сильно хромает аналогия?

И сколько еще надо подобных, чтобы отвадить наше дурачье от веры в эти продувные выборы, подобные той сельской – если не сказать собачьей – свадьбе?

➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/6/40893/-

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *