Стриптиз в магазине

В Рыбинске директор продовольственного магазина, главный бухгалтер и продавщица заставили раздеться догола 22-летнюю девушку-кассира и пытались вытолкнуть ее на улицу. Стриптиз прекратил грузчик, прикрыв ее своим халатом.

НАДЕЖДА Владимировна Верич позвала Юлю в свой кабинет, едва та около восьми часов утра появилась на работе. И с ходу — вопрос в лоб: — Признавайся, ты взяла деньги из кассы? Юля еще толком не сообразила, о каких деньгах спрос, а голос главного бухгалтера уже наливался гневом: -Ты дурочку из себя не строй. В кассе за вчерашний день обнаружена недостача 1600 рублей. Кроме тебя, взять некому… Юлю приветливо приняли в магазине N 104 ИЧП Бойченко, куда она 13 апреля устроилась на работу кассиром с испытательным сроком три месяца. Но через несколько дней ее все разом невзлюбили. Случилась такая перемена после того, как в магазин зашла Алевтина Витальевна — родственница старшего кассира Александры Сергеевны Колошвы. Увидев Юлю за кассовым аппаратом, Алевтина Витальевна тут же поставила родственницу в известность: -Знаешь, кого вы взяли на работу? Воровку. Она работала продавцом вместе со мной в магазине моего мужа. У нас в магазине была обнаружена недостача 24 тысячи рублей. Ее подозревали в этом. Но доказательств не было. Вот она где, оказывается, пристроилась. О «воровке» стало известно всем — от директора до уборщицы. Вокруг Юли выросла глухая стена неприязни. Ей не доверяли ключи от сейфа, обязали сдавать выручку либо старшему кассиру, либо продавцам, и только потом они убирали деньги в сейф. Записи о выручке Юля вела только в одной кассовой книге, вторую кассовую книгу заполнял кто-либо из продавцов, указывая там полученную от нее сумму. Ей ясно давали понять, что вместе с испытательным сроком закончится и ее работа в магазине. Юле оставалось доработать еще пару июльских дней. Полтора часа мытарила ее Надежда Владимировна в своем кабинете. Не добившись покаяния, стращала: — Верни деньги по-хорошему. Или я позову «мальчиков», они с тобой быстро разберутся. Я знаю, в каком детсаде твой ребенок. Дождешься, что тебя вместе с ним посадят в кессон. Будешь сидеть там, пока все деньги сполна не вернешь. На, пиши расписку на 1600 рублей. — Верич протянула ей листок бумаги. К магазину подкатила на велосипеде продавец Надежда Тихомирова. С 1 июля она была в отпуске, но отпускных не получила. Вот и заглянула к главбуху узнать, как там с ними обстоят дела. В разборку она включилась сразу же, как только узнала, из-за чего сыр-бор разгорелся. Если Надежда Владимировна, требуя от Юли написать долговую расписку, налегала на горло, то Надежда Николаевна дала волю рукам. Она залепила Юле пощечину, оттаскала ее за волосы и, зажав их в пятерне, трижды ударила ее лицом об стол, а потом разок о согнутое колено. Девушка упорствовала. Они заперли ее в служебном кабинете и на вызванной Верич по телефону машине-такси поехали за город в село Шашково. Там, на лоне природы, вблизи Волги, на своей даче проводила отпуск директор магазина Лариса Владимировна Бочина. Нагрянувшие из Рыбинска гости испортили ей настроение. На серебристых «Жигулях», за рулем которых сидел ее супруг, директор поехала вслед за ними в город. Надежда Владимировна отомкнула дверь кабинета, за которой томилась узница. Не прошло пяти минут, как туда стремительно вошла Лариса Владимировна. Совсем лихо пришлось Юле. Директор из нее душу вышибала. Для начала потребовала написать расписку на 24000 рублей, сказав, что такая недостача по всему магазину. Когда Юля вздумала ей перечить, Лариса Владимировна схватила искусственные цветы и отхлестала ее по лицу. Била ее кулаками по спине, голове и в живот. В процессе экзекуции требуемая к возврату сумма постепенно снижалась. Измордованная Юля написала две долговых расписки — на 10000 рублей и 1600 рублей. Тем временем главбух сходила в торговый зал и принесла оттуда Юлину сумочку. Все содержимое она вытряхнула на стол, в том числе и кошелек. В кошельке оказалось 450 рублей. Эти деньги взяла себе директор. У Юли она забрала также паспорт и санитарную книжку. — Надо ее раздеть и выгнать голой на улицу, — прозвучало из уст одной из собравшихся в кабинете женщин рационализаторское предложение. Тихомирова метнулась к Юле, стала срывать с нее сарафан. Бочина приблизилась к ней с ножницами, намереваясь расстричь одежду. Понимая, что ей от них не вырваться, Юля сама разделась до трусов. Бочина и Тихомирова вытолкнули ее из кабинета и стали подталкивать к выходу из магазина. А когда упиравшаяся Юля метнулась от них в подсобное помещение для грузчиков, Тихомирова, схватив ее сзади за трусы, рывком разорвала их. На Юлино счастье в подсобке находился Андрей Часовских, который ее хорошо знал. Он за нее заступился, преградив дорогу разъяренным матронам. Лариса Владимировна в азарте погони попыталась оттолкнуть его в сторону и сорвать с Юли халат, которым она прикрыла наготу. Однако, ощутив крепость мужских рук, остыла и вместе с Тихомировой ушла восвояси. Андрей проводил Юлю до дома. Закрутился маховик следствия. И дамы наконец поняли, что им светят крупные неприятности. Они тут же превратились в лис и ужей. Лариса Владимировна стала нежной и обходительной по отношению к Юле. Не то что требовала с нее возврата мифической недостачи, наоборот, предлагала ей реальные 5000 рублей за смену показаний. На пару с Надеждой Верич она внушала Андрею Часовских, что он ее, Бочину, 11 июля не мог видеть, так как она безвылазно находилась на даче. Выходило, что грузчик обознался, приняв кого-то за директора. Надежда Верич приложила усилия, чтобы разыскать водителя такси, который возил ее и Надежду Тихомирову в Шашково и обратно. Нашла-таки. Водитель после разговора с ней попытался изменить первоначальные показания. А что говорят продавцы магазина о бурных событиях того июльского дня? Говорят: ничего не видели, ничего не слышали. Это и понятно, учитывая их подчиненность директору и главному бухгалтеру. К тому же Бочина, Верич и Тихомирова — их поля ягоды, а Юля, к которой приклеили клеймо воровки, оказалась в коллективе «белой вороной». А была ли недостача? Старший налоговый инспектор Евгений Лайфуров проверил документацию магазина N 104 ИЧП Бойченко и сделал заключение: она оформлена с нарушениями и по ней нельзя судить о недостаче денежных средств на 11 июля 2001года. Получается, что юную Юлю дамы бальзаковского возраста напрасно заставили исполнить стриптиз. Недавно завершился суд по этому пикантному уголовному делу. Директор и продавец осуждены за хулиганство, главбух — за вымогательство, грабеж и незаконное лишение человека свободы. Учитывая, что они прежде не судимы, по месту жительства характеризуются удовлетворительно, наказание в виде лишения свободы им назначено условно. Они тут же попали под амнистию. Фамилия потерпевшей не называется по этическим соображениям.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page