Об отпуске, ростовском оффшоре и провале виктора глухих

— НЕГОДНЫЕ у вас, Алексей Михайлович, информаторы! — с ходу начал разговор со мной губернатор области Анатолий Лисицын.

— А что случилось? — Надо же, написали, что я в Швейцарии отдыхал. Кто хоть это вам сказал? — Разве нет? — Конечно, нет. Я был в отпуске в Киргизии, а потом в Словении. Охотился и там, и там на горных баранов. Вот и фотографии с трофеями. Вон какой красавец — Марко Поло, такие животные водятся в горах Словении. А вы Швейцария, горные лыжи. — Прокол. Придется высказать недоверие нашим информаторам. Но насколько они плохи, настолько, наверное, хороши ваши дезинформаторы, пустившие нас, журналистов, по ложному следу. Анатолий Иванович, если возвращаться к нашим ярославским «баранам», то хотелось бы задать вам несколько актуальных вопросов. — Пожалуйста. — В последнее время заговорили о некой ростовской оффшорной зоне. Якобы там уже зарегистрировалось 27 предприятий, каждое с оборотом не менее двух миллионов долларов. — Нет никакой оффшорной зоны в Ростове. А есть принятый в прошлом году закон о стимулировании экономического развития Ярославской области. Согласно ему предприятиям, зарегистрированным в области и имеющим прибыль, могут 80 процентов сверх запланированного налога на прибыль оставлять в их распоряжении при условии инвестирования этих денег в производство, а 20 процентов его пойдет в бюджет области. Из регионов России мы единственные, кто принял такой закон. И он стал работать. Российские предприятия пошли на регистрацию в нашу область. Это те компании, которые не в одном регионе действуют, а имеют разветвленную структуру по всей стране. И они регистрируются в тех муниципальных округах, которые приняли в рамках вышеупомянутого областного закона свои постановления. Пока это Ростов и Углич. Должен к ним присоединиться и Рыбинск. Так в Угличе одно из подразделений компании «Лукойл», там зарегистрированное, принесет в бюджет города около 50 миллионов рублей. В Ростове — зарегистрированы более мелкие предприятия, но одно крупное «Илим-палм» даст бюджету округа около 12 миллионов рублей. — А сколько всего средств область получит от действия этого закона? — Трудно прогнозировать. Но главное, мы ищем возможности, чтобы пополнить казну. Многое зависит от активности глав округов. К сожалению, Ярославль ведет себя в этой ситуации пассивно. И некоторые мои замы не понимают важности этого. Мы ведь в прошлом году недополучили 10 процентов налогов: 60 процентов их ушло в Москву и лишь 40 процентов осталось у нас. — Анатолий Иванович, а не свидетельствует ли это о том, что Москва с нами, ярославцами, совсем не считается? — Не думаю. Это общефедеральная политика. Ситуация характерна для всех 20 регионов-доноров России, которые на 80 процентов формируют бюджет страны. Вот НДС полностью ушел от нас, стал только федеральным налогом. И это вызвало многие локальные проблемы. Возьмем «Славнефть»: налоги от трех предприятий, что расположены в области, уменьшились с 600 миллионов до 240 миллионов рублей в год. И это не по злой воле Гуцериева, а такие сейчас законы. Ситуация характерна для всей бюджетной сферы. Капиталы уводятся с территории в центр. На сей счет я передал специальную записку президенту Путину, когда он был в Переславле. И когда я работал в комиссии по реформированию ВПК — одним из принципиальных моментов было то, чтобы при создании военно-промышленных холдингов гарантировать налоги для тех территорий, где эти предприятия находятся. Соответствующее решение правительством было потом принято. Вообще, я думаю структура России будет изменена лет через 10. Регионы укрупнятся по принципу объединения сильного со слабым, донора с дотационным регионом. — Как вы восприняли провал Виктора Глухих в Совете Федерации, когда он не был назначен председателем комитета по промышленности, как вы планировали (и даже не вошел в комитет). Не чувствуете ли вы своей вины в этом? — Провала нет. Мы, собственно, и не планировали это. В Совете Федерации слишком много столичных генералов, бороться сложно, и там портфели были заранее распределены. — Да и Бог с ним, наверное, с Советом Федерации, роль его не слишком велика. — Конечно, председатель комитета в СФ — это на несколько порядков ниже, чем председатель комитета в Госдуме. Я думаю, это переходный Совет, следующий его состав будет избираться, и это будет совсем другой СФ. — Как вы считаете, с падением Валентины Истоминой, с проверками, с нею связанными, ослабли ли позиции мэра Ярославля Виктора Волончунаса? — Не считаю, что они ослабли. Я говорил и говорю, что сегодня Виктор Владимирович наиболее подготовлен для должности губернатора. Проблема в его команде. Она должна работать на главу, прикрывать его в трудных ситуациях, а в ситуации с Истоминой он оказался — крайним. И все шишки на него. Или возьмем подземную автостоянку на площади Труда. Она, безусловно, городу нужна, давно ничего крупного в Ярославле не строилось. Но вот методика и способы реализации этого проекта — без обсуждения, без экспертизы — непонятны. Но, я думаю, критика никак не отразится на профессионализме Волончунаса и его уровне. — А нет ли параллели между Истоминой и уходом вашего заместителя Анатолия Баракина? — Никакой! Чистейшая случайность, что они совпали по времени. Анатолий Александрович сам попросился в отставку, я просил его остаться хотя бы на полгода, чтобы завершить дела в Москве, но он сказал, что проблемы со здоровьем, надо отдохнуть. После отпуска он вернется, подпишем с ним трудовое соглашение. — А какова судьба другого вашего зама — Николая Непряева? — Он работает. Я в свое время объявил ему выговор после истории с «Защитой» и Вечерой. — На днях депутаты областной думы обсуждали деятельность территориального фонда обязательного медицинского страхования — это после проверок прокуратуры и федерального казначейства. Как вы к этому относитесь? — Я считаю, депутаты, как знаменитая унтер-офицерская вдова, сами себя высекли. Вместо того, чтобы контролировать постоянно деятельность фонда, они вдруг спохватились: ах, взаимозачеты, злоупотребления. Да вся страна работала по взаимозачетам… На ровном месте скандал возник. А раздул его руководитель казначейства Юрий Блатов. — Почему? — Не знаю. Знаю только то, что Блатова недавно наказал министр финансов Кудрин по итогам 4-го квартала за нецелевое использование федеральных средств. И вдруг такой правдоискатель. — Ну и последний вопрос, который на слуху: депутаты областной думы повысили вам в 1,5 раза зарплату, а вы отчего-то против. Почему? — Считаю, что не имеем морального права увеличивать сейчас заработную плату чиновникам. Я не согласен с решением областных депутатов и хочу вынести на ближайшую сессию думы альтернативное решение — о повышении зарплаты с июня или июля. — Но ведь оклады муниципальных чиновников привязаны к вашему и многие из них в районах, прямо, как говорят, бедствуют. — Надо менять, видимо, сетку, коэффициенты и убирать зависимость их зарплаты от моей. — Спасибо, Анатолий Иванович! — А что же вы про ремонт в кабинете губернатора не спрашиваете? Каких «бешеных» сумм стоит… — ?! — Вообще-то весьма скромный ремонт, косметический. Побелили, покрасили. Вся мебель та же, стол губернаторский тот же… Все на своих местах осталось.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page