Мент-каннибал, или дело о проглоченном пальце

Интересное дело рассматривалось в Дзержинском районном суде Ярославля на прошлой неделе. На скамье подсудимых сидела мужская половина семьи Смирновых: 56-летний Борис Смирнов и его 30-летний сын Михаил, бывший следователь Ярославского РОВД. Смирновы обвинялись в хулиганстве. Дело в том, что младший Смирнов в пылу драки откусил и проглотил палец у своего обидчика.

МЛАДШИЕ Смирновы живут с родителями в одной квартире. Михаил женат и имеет ребенка, на момент суда в семействе ждали прибавления: жена Михаила была в интересном положении. В общем, едоков в семье много, поэтому дача была хорошим подспорьем. Собственно, из-за дачного участка все и началось. Смирновы не ладили с председателем садоводческого кооператива «Керамик» Борисом Дмитриевичем Пыстиным. Конфликты начались еще в 1998 году, когда Смирновы попросили спилить иву, которая затеняла их участок. Председатель отказал. Потом Смирновы попросили для себя дополнительный участок, но так как была уже осень, то Пыстин предложил отложить рассмотрение этого вопроса ближе к весне. Такой расклад не устроил Смирновых, и они подали в суд. Судья предложила решить дело миром. Было назначено заседание правления садоводческого товарищества, которое должно было окончательно решить вопрос с дополнительным участком, но воинственно настроенные Смирновы не стали дожидаться положенного срока и регулярно наносили визиты в квартиру председателя. И вот очередной такой визит состоялся 20 ноября 2000 года накануне назначенного заседания. Дверь отцу и сыну открыла жена Бориса Пыстина Елизавета Ивановна. Увидев на пороге Смирновых, которые уже успели порядком надоесть семье председателя, Елизавета Ивановна попыталась захлопнуть дверь перед их носом, но не тут-то было. Младший Смирнов поставил в дверь ногу, а его отец со всей силы начал тянуть ее на себя. Естественно, пожилой женщине (Елизавете Ивановне тогда был 61 год) трудно было тягаться с двумя здоровыми мужиками. Вдобавок Михаил ударил Елизавету Ивановну кулаком по голове. В этот момент от титанических усилий Бориса Смирнова в двери сломался замок, и она слетела с петель. На шум и крики жены выбежал Пыстин. Дальше на лестничной площадке началась куча-мала (как потом скажет на суде Борис Пыстин, били его профессионально, метили по почкам). На шум и крики о помощи из соседней квартиры выскочила вся семья Мозговых: восьмиклассник Сергей, его мать и бабушка. Увидев, что творится у них под дверью, Мозговы разбудили спящего главу своего семейства Александра, который, выскочив в подъезд в одном исподнем, сразу же бросился разнимать дерущихся. Александру Мозгову удалось оттащить Смирнова-старшего и спустить его с лестницы. Затем Мозгов попытался так же обезвредить Михаила: он схватил его сзади за шею и попытался оттащить, но Михаил укусил соперника в предплечье. От боли Мозгов резко отдернул руку и угодил мизинцем в рот Смирнову. Дальше все участники этой жуткой сцены на некоторое время остолбенели. Мозгов взвыл от боли, стал трясти рукой, заливая все вокруг кровью. «Людоед! Ты мне палец откусил! А ну, быстро выплевывай обратно. Его еще можно пришить!» — закричал Александр Мозгов. «Да он, наверное, его уже проглотил»,- сказала жена Александра. И действительно, ногтевая фаланга мизинца Мозгова безвозвратно исчезла в недрах желудка милиционера. С криком «Я тебе сейчас все зубы повыбиваю!» Мозгов кинулся мстить «людоеду». И тут на сцене появляется новый персонаж — газовый пистолет марки «ИЖ», который принес с собой Михаил Смирнов. Первый выстрел отрекошетил в пол, а второй выстрел Смирнов хотел сделать в висок Мозгову, но не попал, потому что у него на руке повис Сергей Мозгов, сын Александра. К счастью, от стрельбы никто не пострадал. Тут подоспели другие соседи, которые вызвали милицию и помогли отобрать пистолет. Интересная деталь: когда все закричали, что сейчас приедет милиция, Смирнов ухмыльнулся и сказал: «А что мне милиция. Я сам — милиция». Против Михаила Смирнова было возбуждено уголовное дело по статье 213 часть 3 — хулиганство с применением оружия, а его отец обвинялся тоже по 213 статье, но части 2 — хулиганство. Михаил Смирнов был вынужден уволиться из милиции. Как выяснилось, у него и там было не все гладко: он фальсифицировал процессуальные документы. На суде Смирновы свою вину не признавали и вели себя как потерпевшие: якобы они пострадали оттого, что их избили. То, что Смирнов принес с собой пистолет, последний объяснил тем, что он постоянно его с собой носил. Но как выяснилось в ходе следствия, патроны уже были загнаны в патронник, поэтому суд сделал вывод, что у Смирнова сразу же был умысел воспользоваться пистолетом. На первом заседании суда у судьи вызвала сомнение вменяемость Смирновых, поэтому они оба были отправлены на судебно-психиатрическую экспертизу. Эксперты признали подсудимых вменяемыми, правда, у Смирнова-старшего были выявлены некоторые личностные отклонения от нормы. На суде Михаил заявлял, что пальцев никому не откусывал. Просто потерпевший, наверное, сам засунул его в пистолет, где палец и застрял. Но эти показания противоречили показаниям всех остальных свидетелей. По приговору суда Михаил получил полтора года лишения свободы в колонии строгого режима, а его отец — 2,5 года условно с испытательным сроком 3 года. Моральный вред Мозгову суд оценил в 7 тысяч рублей, а моральный вред Пыстиным — по полторы тысячи каждому, плюс к этому суд постановил, что Смирновы должны возместить все затраты на лечение. Но те пока не заплатили ни копейки. Приговор суда еще не вступил в силу. Адвокат обоих Смирновых собирается опротестовывать его в областном суде.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page