Тигры все привязаны?

У НАС ЕСТЬ ДОЙНАЯ КОРОВА. МЫ ЕЕ КОРМИМ, И, МОЖЕТ БЫТЬ, КОГДА-НИБУДЬ ОНА ДАСТ НАМ МОЛОКАНАЧАЛЕ 90-х годов на Ярославль обрушился не просто звездный дождь, а звездный ливень в виде концертов российских знаменитостей. И тогда в нашем городе обнажилась одна серьезная проблема. Оказалось, что у нас нет достойной концертной площадки. Все имеющиеся подвергались жесткой критике, говорили, что практически ни одна не подходит для музыкально-эстрадных концертов. Чаще всего для концертов использовались клуб «Гигант», дворец культуры имени Добрынина, цирк, Театр имени Федора Волкова и стадион «Шинник». Но в цирке пахнет лошадьми, во дворце имени Добрынина кресла стоят как в самолете, кажется, вот-вот взлетишь, к тому же там неудобная сцена. На стадионе «Шинник» концерты можно проводить только летом, а это для шоу-бизнеса мертвый сезон. Кроме того, со стадионом «Шинник» связана печальная закономерность: стоит там только объявить концерт, так обязательно в этот день в Ярославле начинается либо дождь проливной, либо снег валит. Даже если до этого стояла безоблачная жаркая погода. В прошлом году, как, наверное, еще помнят многие ярославцы, когда отмечался День города, на стадионе «Шинник» объявили концерт Аллы Пугачевой. И пошел снег. А было это в последнюю субботу мая. Но Пугачевой гонорар выплачивала мэрия. А вот организаторы концерта Филиппа Киркорова, объявленного также на стадионе «Шинник» годом ранее, остались в полном убытке из-за холода и дождя, одной даме из устроителей пришлось даже квартиру продать. Из-за проливного дождя позапрошлым летом на стадионе «Шинник» был отменен юбилейный концерт группы «Любэ». Хотя музыканты приехали, но петь отказались: на предыдущем концерте в соседнем городе, где группу «Любэ» уговорили выступить под дождем, кого-то из музыкантов сильно ударило током. Одним словом, как концертная площадка стадион очень ненадежен.

В начале 90-х годов среди шоуменов был популярен клуб «Гигант». И прежде всего из-за доступности аренды. Доступна аренда, доступна и цена на билеты. А если билеты раскуплены, есть и доход. Однако клуб «Гигант», практически приказавший нынче долго жить, уже тогда буквально разваливался, из всех звезд мог удовлетворить разве что пьяного Владимира Кузьмина. Бывало, Кузьмин добирался до очередного концерта в таком состоянии, что ему было все равно где петь — он ничего не видел. Однажды во время своего турне он прибыл в Ярославль настолько пьяным, что организаторы никак не могли привести его в чувство и вытолкать на сцену. Помогла только бутылка коньяка. Он выпил ее залпом, стал еще пьянее, но, как ни странно, смог подняться и выйти на сцену. И запел. Да еще как запел! А исполнив программу-минимум, он рухнул без чувств. В бессознательном состоянии его и погрузили в комфортабельный автобус. И повезли в следующий город. К счастью, не все артисты приезжают на свою работу в пьяном виде. А на трезвых клуб «Гигант» производил сильное впечатление. Например, после концерта Михаила Задорнова в Ярославле, прошедшего в «Гиганте» (это было в начале зимы 1997 года), директор сатирика был уволен. Задорнов тогда обмолвился, что сарай эстетичнее выглядит. Серьезные претензии были не только к облупленному и ободранному убранству, но и к освещению. Задорнов прямо на выступлении кричал: уберите от меня этот прожектор, иначе я не буду выступать. Театр имени Федора Волкова имеет, конечно, неплохой зал, но для эстрадных звезд слишком уж театральный. Хотя выступали в театре и Борис Гребенщиков, и даже группа «Любэ». Но у театра все-таки другое предназначение. Впрочем, в начале 90-х годов, когда шоу-бизнесом занялись все кому не лень, такого критерия, как «подходит — не подходит», просто не было. Договорились, и ладно. Одни прогорали и выбывали из игры, другие, напротив, прочно становились на ноги. Наиболее удачливые и прагматичные шоумены ухватились за так называемые заказники — это когда предприятие или фирма заказывает концерт звезды на свой юбилей. Здесь риска никакого -и билеты распространять не надо, и на рекламу тратиться не приходится. Еще выгоднее, когда звезду заказывает солидный бизнесмен, а таковых в Ярославле становится все больше. Здесь единственное условие: блюсти конфиденциальность. Похоже, что большинству наших российских звезд тоже все равно, на какой именно площадке выступать и для кого петь. Решающую роль играет гонорар. Причем практически не остается звезд, которые работают, что называется, от кассы. То есть число проданных билетов на сумму гонорара не влияет. Это влияет лишь на доходы организаторов. Одни и те же звезды выступают на совершенно разных ярославских площадках. Группа «Любэ» пела и в цирке, и в Волковском театре. Борис Гребенщиков собирал своих поклонников и в Волковском театре, и в клубе «Гигант». Александр Розенбаум пел и в ТЮЗе, и в цирке. Даже Филипп Киркоров пел в цирке, правда, был сильно недоволен тем, что арена в отличие от сцены не позволяет поставить надежную охрану. Это было в 1994 году, тогда даже Алла Пугачева на концерт с ним приезжала, но она не выступала, а слушала мужа, сидя в ложе. А заходя в цирк через служебный вход, через который зверей завозят, спросила: «Тигры все привязаны?» ИРК до прошлого года оставался в Ярославле самой большой концертной площадкой — он рассчитан на полторы тысячи мест. Но запах лошадей и навоза все-таки не позволяет рассматривать цирк в качестве настоящей концертной площадки. Клуб «Гигант», рассчитанный на 800 мест, был более популярен, и, несмотря на неухоженность клуба, лучшие концерты российских звезд в начале 90-х годов проходили все-таки в «Гиганте», директором которого тогда был Александр Панков. Это концерты и Валерия Леонтьева, и Ирины Понаровской, и ансамбля «Золотое кольцо», и другие. Постепенно в среде ярославских шоуменов начали формироваться свои правила и своя… мафия. Одни захватили Волковский театр, другие — ТЮЗ, третьи — цирк. И так далее. Вслух, конечно, об этом не говорится, но все знают, что в Волковский театр соваться бесполезно, все равно не пустят. А чтобы не было упреков в монополизме, ваше предложение о сотрудничестве выслушают, но такую арендную плату вам назовут, что вы сами откажетесь от идеи провести концерт или антрепризу в Первом русском. А если и рискнете, то придется продать не только квартиру, но и последние штаны. Кстати, некоторые ярославские шоумены скрываются по сей день, не рассчитавшись с долгами. За концерты того же Киркорова, Лаймы Вайкуле и так далее. Где, например, Михаил Васин или Александр Глызин, активно работавшие в середине 90-х годов?! ОДСТАВЛЯТЬ друг друга для шоу- бизнеса так же естественно, как для человека дышать воздухом. Любимое занятие шоуменов (надо полагать, что это взято из мирового опыта) — перебивать друг у друга зрителя. Например, объявляется концерт Анжелики Варум на 10 ноября, и спустя несколько дней объявляется концерт, к примеру, Ларисы Долиной на 12 ноября. Долина, конечно, как певица посильнее будет, но в принципе публика одна и та же ходит. Народ в растерянности — куда идти? В результате на Долину ползала продается и на Варум — треть зала. У шоуменов убыток. А чаще какой-то из двух концертов и вовсе снимается. Помнится, концерт Валерия Меладзе трижды или даже больше объявлялся в Ярославле. Так ни разу Меладзе ярославцам и не спел. Вроде бы и голос у него хороший, но все время какой-нибудь певец, организаторы которого оказывались порасторопнее, ему мешал. Еще забавнее с театральными гастролями и антрепризами. Стоит одним объявить оперетту, тут же другие объявляют музыкальную комедию либо водевиль. Ярославских шоуменов на самом деле не так уж и много, по пальцам можно пересчитать. Но дух нездоровой конкуренции не позволяет им друг с другом договориться. Большие надежды в «бизнескультурных» кругах возлагались на новую концертную площадку — ледовый дворец «Арена-2000». Ведь изначально велись разговоры, что дворец будет использоваться не только для спортивных зрелищ, хотя это, конечно, его основное предназначение, но и для всевозможных концертов. ОД работы дворца «Арена-2000» этих надежд, увы, не оправдал. «Арена» стала настоящим яблоком раздора в среде ярославских шоуменов. Теперь есть приближенные (к столу!) и те, кого во дворец не пускают. Возможно, по этой причине, а возможно, по другой, но в кругах шоу-бизнеса стали муссироваться слухи, что в ледовом дворце отмываются, и именно на шоу-бизнесе, деньги. Например, объявленный и прошедший с большим успехом концерт Николая Баскова на самом деле стоит 25 тысяч долларов, однако за него собирается 40 тысяч долларов. Всю сумму отправляют в Москву, объясняя, что это переаншлаг, что Басков так замечательно поет и мы, мол, готовы платить больше. И платим. На самом деле ему платится столько, сколько стоит в условиях договора, то есть 25, а разница, например, в 15 тысяч долларов, снимается и возвращается в Ярославль, но уже наличными. Вот такие ходили слухи и о концерте Баскова, и о некоторых других. Но ни подтвердить, ни опровергнуть нам их не удалось. И не удастся, сказал в доверительной беседе Ярослав Кулянов, начальник отдела маркетинга ОАО «Арена-2000». По его словам, проверить это практически невозможно, потому что нет никакого черного нала, сколько собирается за концерт, столько и перечисляется. Что верно, то верно. Поэтому финансовой стороны касаться не будем. Скажем только, что аренда ледового дворца официально стоит 12 тысяч у.е. Правда, в разговоре по телефону директор дворца Сергей Юрьевич Попов категорически не хотел подтверждать эту цифру. Но, во-первых, сумма аренды давно не является тайной. Во-вторых, именно столько платил «Спектр», когда приглашал группу «Машина времени», столько платил фонд социальной поддержки молодежи и студентов «Ступени», когда приглашал группу «Скорпионс», столько платят различные компании, например, сотовой связи, когда хотят отпраздновать свой юбилей. В-третьих, Ярослав Кулянов, как начальник отдела маркетинга дворца, эту цифру обосновал. Он сказал, что в эту сумму входит использование концертного оборудования, световой и музыкальной аппаратуры, а ее во дворце на 3,5 миллиона долларов. А телевизионное оборудование в ледовом такого высокого класса, что нет ничего похожего в ярославских телевизионных студиях. В ледовом дворце с четырех сторон арены висят телевизионные экраны, и тот, кто сидит высоко или далеко, как правило, смотрит не на сцену — там ничего не видно, а на большой экран перед собой. Фактически никто из ярославских шоуменов не может найти столь большой суммы, чтобы заплатить 12 тысяч долларов аренды. Это даже больше, чем гонорар хорошего артиста. Например, концерт Газманова или Малинина стоит от 10 до 12 тысяч долларов. А еще должны заработать сами организаторы концерта, распространители билетов, всевозможная обслуга. Сколько же должен стоить билет на концерт? Вторая проблема — это огромный зал. Люди, как правило, приходят не только певца послушать, но и посмотреть на него. Как сказал один ярославский шоу-бизнесмен, мы и цирк-то в полторы тысячи мест не можем заполнить, а тут девять тысяч мест! Просто нереально. Как концертная площадка ледовый дворец рассчитан не на девять тысяч зрительских мест, а на восемь с половиной (одна трибуна закрывается сценой). Есть смысл проводить концерт, если продано не менее пяти с половиной тысяч билетов по цене не менее 400 рублей. Это в среднем. Но здесь проблема в том, что, во-первых, у нас не так много ярославцев, готовых платить за концерты такие деньги. А во-вторых, не так много звезд, способных собрать такие залы. Существует мировая статистика, согласно которой в каждом обществе лишь определенный процент населения испытывает интерес к музыке. Так, на концерты поп-музыки ходят 15 — 18 процентов из числа проживающих в городе. Значит, в Ярославле потенциальных зрителей 90 — 120 тысяч человек. Поклонников классической музыки и того меньше — от 6 до 8 процентов. Но оставим классику в покое — не для нее строился дворец. И сделаем скидку на то, что из 120 тысяч ярославцев большая часть имеет доходы, не позволяющие им посещать концерты чаще чем 1 — 2 раза в год. И это в лучшем случае! Можно, конечно, искать дешевых звезд. Например, группа «Краски» стоит всего две тысячи долларов. И группа «Маша и медведь» тоже стоит две тысячи долларов. Но вряд ли в Ярославле найдется более тысячи их поклонников, и это с огромной натяжкой. Опять же, по статистике, на подобные концерты ходят не более 500 — 700 человек. И исключительно молодежь. А откуда у молодежи деньги? Для них и сто рублей за билет дорого. ОНЦЕРТЫ и зрелища во дворце проводятся двумя способами: собственными силами и другими фирмами. Другие должны заплатить высокую аренду. Двенадцать тысяч долларов под силу разве что фирме «Спектр» и ей подобным. Но опять же, много ли таких в Ярославле? Единицы! Значит, большая часть концертов и зрелищ проводится собственными силами ледового дворца. Для чего там создано ООО «Арена-шоу». А возглавляет его заместитель главного инженера ледового дворца, главный механик Сергей Гололобов. Сергей Викторович честно сказал (правда, по телефону, встретиться не пожелал), что прежде опыта в шоу-бизнесе у него не было. На все вопросы о финансовой стороне шоу-бизнеса в ледовом дворце отвечал категорически: журналисты не специалисты в бухгалтерии, и нечего, мол, в это соваться. А вот самого Сергея Викторовича вовсе не смущало, что главный механик занялся шоу-бизнесом. Всему, говорит, можно научиться. Не отсюда ли разговоры про непонятные дела и деньги в ледовом дворце?! Но еще больше разговоров в среде шоуменов вызывает то, что «Арене — шоу» помогает фирма «Алпан», которую возглавляет уже упоминавшийся Александр Панков, человек, безусловно, опытный в шоу-бизнесе. Правда, само слово «помогает» для этого рода занятий не очень понятно. Между прочим, в свое время, примерно год назад, помощь ледовому дворцу, то есть сотрудничество, предлагал уже бывший директор филармонии Геннадий Михайлович Юшков. Нынешний директор филармонии Николай Николаевич Редькин года два назад получил предложение занять место директора ледового дворца по концертно-зрелищным вопросам. Редькин представил свою концепцию, в которой, в частности, изложил, что необходимо проводить 40 концертов в год, то есть по три с половиной в месяц. Причем в месяц дворец должны посетить двадцать четыре тысячи зрителей, и если они купят билеты в среднем по 3,5 доллара, то есть примерно по 120 рублей, тогда можно будет вести разговор о том, что шоу-бизнес во дворце сам себя окупит. А доход извлекать пока с другого: рестораны, боулинг и так далее. Но это надо очень сильно крутиться: находить таких интересных артистов и заманить к себе столько зрителей. Ведь на самом деле звезд у нас не так уж и много, и если человек сходил на концерт Баскова, то вряд ли еще пойдет на него в ближайшие три года. Одним словом, необходимы строгие расчеты и четкий план культурно-зрелищной работы. По мнению людей, близких к этим кругам, ничего подобного нет. Надежда, скорее, на аренду. Хорошо, конечно, аренду получать. Да кто бы заплатил. Кстати, столько же — 12 тысяч долларов — стоит аренда самого лучшего концертного зала в Москве — «России». Но он ведь находится в центре Москвы, а не на окраине Ярославля! В Петербурге похожий на наш ледовый дворец, только чуть побольше — на 14 тысяч зрителей, а арендная плата там стоит 10 тысяч долларов. Так Питер, простите, не сравним с Ярославлем по доходам населения, а главное, гостей богатых там бывает в тысячи раз больше, чем у нас. Есть в этих вопросах еще один аспект: ледовый дворец, как хорошо это знают ярославцы, освобожден от уплаты налогов. То есть каждый месяц 18 миллионов рублей городской бюджет теряет. На заседании муниципалитета 13 депутатов из 23 проголосовали за эти льготы. Говорят, надо поддержать красу и гордость ярославцев, самим им не выжить. Тогда хочется спросить, куда же идут те огромные средства, собранные с тех же концертов звезд?! Куда идет арендная плата? С одной стороны, в «Арене-шоу» хвастаются, как они замечательно работают, какие аншлаги делают. Тогда почему налоги не платят? Еще не так давно говорили, что залы дворца будут заполняться зрителями из соседних городов — Костромы, Иванова. Когда посчитали стоимость автобусов, бензина и прочее, оказалось, что и из нашей-то области во дворец возить накладно, а из соседних областей тем более невыгодно. Хотелось бы, конечно, чтобы власти занялись этим вопросом, пока еще не поздно, серьезно. А то получается: у нас есть дойная корова, ее надо холить, получше кормить, беречь, правда, она молока не дает, но все равно ее надо беречь, потому что это наша гордость. Может, когда-нибудь и даст молока. А если честно, складывается такое впечатление, что кто-то эту нашу коровку потихонечку все-таки доит. Втайне от нас, от всех, кто ее кормит.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page