Семь подарков для деревни

Февраль, март — в сельской местности самое глухое время. К тому же и эпидемия гриппа одолевает. Люди, особенно пожилые, сидят по домам. Да и куда идти — разве что за хлебом. Остальное все на дом принесут — шутят местные острословы.

Подразумеваются за этими словами отнюдь не услуги социальной службы, а целая система, как выражаются на рынке, впаривания. Этим в глубинке теперь занимаются самые разные люди — от явных мелких мошенников до вполне приличных торговых распространителей из разных фирм. УЖЕ с утра во дворе на- шего мышкинского дома маячит приметная дама в вишневом пальто, с папиросой. Живет она в деревне. В это время в квартирах раздаются звонки и на пороге появляется ее сотоварищ, паренек с тяжелой дорожной сумкой. «Не надо ли вам мяса? Хорошее», — успокаивает он, встретив вопросительный взгляд. Большинство отказывается. Госсанэпиднадзор предупреждает, что мясо без соответствующих документов у незнакомых лиц приобретать опасно. Но, с другой стороны, все в Мышкине знают, что нынешней зимой кормов не хватает. Сено стало стоить почти как зерно. Хозяева режут живность, а со сбытом трудно. Может, это один из таких владельцев, и товар у него действительно хороший. Может, и так. Но под огласку чаще попадают другие факты. Умрет на ферме корова, еще не успели ее закопать, а уж, глядят, из туши мягкие места вырублены. И какая-нибудь ловкая похмельная бабенка уговаривает в Мышкине знакомых: «Зарплату нам в колхозе мясом выдали. А мне деньги нужны. Выручите — возьмите по колхозной цене». В одном сельхозкооперативе пьяницы признавались, что с охотой едят такую говядину и сами. Тоже норовили по дешевке загнать. Если теленка прирежут, не дав ему умереть от болезни, шанс сбыта еще выше. От супа из такой говядины несет лекарствами. Мясо, начиненное антибиотиками, к тому же быстро портится. Кошка, как правило, от подобной еды отказывается. Выйдя из подъезда, паренек с сумкой направляется к поджидающей его женщине. Видимо, результат у них пока нулевой. Пошли на другую улицу. Заглядывают к нам и другие мужички с полными кошелками вырезки. Значит, все-таки товар их где-то находит спрос. Ведь встречаются в райцентре и такие едоки, что, поднимая большой палец, расписывают вкусовые достоинства телятины, разысканной на свалке и вымоченной перед употреблением в марганцовке. ВОСЛЕД за местными до- бытчиками идут приез- жие — цыгане. На рынках они торгуют редко, чаще ходят по квартирам. Впаривают разные дешевые курточки из заменителя, называя их кожаными, костюмы из блестящих тканей. В основном это особы женского пола. Но иногда среди них промелькнет и мужчина. Тот работает под похмельного русского мужика: «Купи по дешевке — денег срочно на бутылку надо». Аргумент для каждого понятный. Соблазняясь обновками, женщины часто примеривают их прямо в коридорах. В квартиру, наученные горьким опытом, все же боятся впускать. Если к подобным предпринимателям потребитель относится настороженно, то, наоборот, распространитель товаров какой-нибудь фирмы, особенно девушки с большими сумками, вызывают в глубинке чаще сочувствие. «Бедные, трудно им свой хлеб добывать приходится», — вздыхают старушки. Речью агент говорит по-книжному складной, как на экскурсии. К тому же оказывается, что он появился здесь бескорыстно. Пришел вручить от фирмы причитающиеся бедным селянам подарки. Накануне Дня защитников Отечества в некоузскую деревню Матренинскую вошли два молодых человека. На вашу деревню, говорили они, заходя в дома, у нас распределено семь подарков. Разумеется, бесплатно. Пенсионерка Валентина Федоровна, услышав это, была очень тронута. «Мне — подарки? А за что?» — только и смогла выговорить она. Агент все объяснил. Выложил на стол утюг, массажер и кухонный комбайн. «Уплатить придется только за доставку», — уточнил он. «У меня остался от пенсии 31 рубль, — подумала Валентина Федоровна, — вот я ему и уплачу». Но оказалось, что уплатить надо 1600 рублей. «У меня нет таких денег», — смутилась пенсионерка. «Нет денег? А где же вы их храните?» — вопрос этот насторожил хозяйку. Но тут в дом к ней с другим агентом вошла соседка. Той тоже причитался подарок. Пришла посоветоваться: брать или нет? Эта бабушка только что продала дом, и деньги у нее были. Подумали сообща соседки и решили от дареного коня не отказываться. Соседка предложила Валентине Федоровне взять у нее взаймы недостающие 1600 рублей. Благодетели уже давно покинули Матренинскую, а женщины все рассматривали свалившиеся на них подарки, пока им в голову не пришла одинаковая и горькая мысль: как же это так вышло, что они столько денег выложили за ненужные и плохие вещи?.. Потом родственники из Рыбинска приехали, посетовали, что все это и у них можно купить. Причем и дешевле, и модификация новая. Потом образованный москвич выдвигал свою гипотезу, что, вероятно, вещи эти уже запрещены для продажи, потому что к ним нет нужных документов на русском языке. Вот их в деревнях простому народу и впаривают. В общем, одни разочарования да думы: как теперь покрыть долг? С юридической стороны все законно — силой никто покупать не заставлял. А в Мышкине, говорят, похожие подарки вручали уже с доплатой за доставку, в два раза меньшей. Скидка, видимо, в расчете на то, что здешнее городское население в отличие от деревенской бабушки более приобщено к стихии свободного рынка.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Переход по сообщениям