Майор c битой

До 4 ноября 2003 года карьера Игоря Коноплева складывалась вполне удачно. В райотделе внутренних дел он дослужился до майорского звания, успешно учился в академии МВД и рассматривался как будущий начальник брейтовской милиции. Ноябрьским вечером тридцатичетырехлетний майор одним сокрушительным ударом биты порушил свою карьеру и покалечил человека.

В РАЙЦЕНТРЕ Брейтово не так много мест для проведения культурного досуга. Одно из самых популярных — бар на улице Республиканской. Внутри большой зал и две «бочки» — отдельные помещения для VIP-персон. В одной из «бочек» ноябрьским вечером собралась компания мужчин и женщин отметить день рождения знакомой дамы. К одиннадцати часам вечера прозвучало немало тостов, за именинницу немало выпили. В разгар торжества в «бочку» заглянула барменша: — Извините, что мешаю отдыхать. С Коноплевым хочет поговорить Стрельников. Он ждет на улице. Тот, кого вызывали для разговора, помрачнел. Несмотря на уговоры остаться, он стал одеваться. Уходя, взял деревянную биту и сунул ее под куртку. На улице перед баром возле автомашины его ожидали двое мужчин, третий сидел в машине. Разговор получился короткий. Один из мужчин зажал разбитый нос, другого увезли в центральную районную больницу с проломленной головой. Врачи, можно сказать, вытащили его с того света. На заместителя начальника Брейтовского РОВД Игоря Николаевича Коноплева районная прокуратура завела уголовное дело. Сначала по статье 114 УК РФ — превышение пределов необходимой обороны. Затем эту статью переквалифицировали на 111-ю, ч. 1 — нанесение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. Игорь Коноплев в брейтовской милиции был на хорошем счету и работал на передовом участке борьбы с уголовной преступностью. В ранге заместителя начальника РОВД он возглавлял криминальную милицию. Работы через край, скучать сыщикам некогда. В Брейтовском районе хроническая безработица, народ живет рыбой и промышляет лесом. Не всегда честно. В Брейтове пьют безбожно. Самогон гонят вовсю — пахнет за версту. А где пьют, там и бьют. Крадут, грабят, разбойничают. Да чего говорить, всякое бывает. Даже наркоманы завелись. Но это в городе народу, что гороху. В селе Брейтове население едва за три тысячи будет с малыми и старыми. И все друг дружке или сват, или брат, или приятель, или знакомый. Возьмут ребята из команды Игоря Николаевича какого-нибудь преступившего закон брейтовца в оборот, так сразу найдутся ходатаи. Тут и про родство, и про знакомство, и про былые обиды вспомнят. Наверное, сельский менталитет и позволил Алексею Стрельникову так вот запросто, словно какого-то пацана, вызывать на улицу для разговора заместителя начальника милиции. И тот так вот запросто пошел. И, полагая, что идет на бой, зная, что Алексей Стрельников владеет боксерскими навыками, решил уравнять шансы при помощи увесистой биты. Коноплев утверждал, что Стрельников сразу ударил его по лицу. Милиционер Журавлев, который охранял общественный порядок возле бара, хука или апперкота в исполнении Стрельникова не видел. Видел только, как Игорь Коноплев и Алексей Стрельников бегали друг за другом. Услыхал глухой удар. Видел, как Коноплев бросил на землю биту и пошел прочь, а Алексей Дрыга без чувств лежал на земле. У Алексея Дрыги остались обрывочные воспоминания о том злополучном вечере. Начнем с того, что он был сильно пьян. Из-за этого супруга Диана устроила ему дома скандал. Алексей решил укатить от гнева жены куда-нибудь подальше. Но управлять автомобилем не мог. Поэтому за рулем его грузо-пассажирского «Мерседеса» сидел брат жены Эрнст Акопов. Они подъехали к бару около девяти часов вечера. Зашли туда. Эрнст усадил Алексея за столик. К тому времени в «бочке» уже вовсю справляли день рождения. Вышел прохладиться Коноплев. В тамбуре бара он о чем-то на повышенных тонах разговаривал с Акоповым. После чего Эрнст счел за благо удалиться. Он поднял отяжелевшего родственника из-за стола. Алексей не удержался на ногах и опрокинулся на спину, ударившись головой об пол. Шурин поднял его, довел до автомашины и усадил на пассажирское сиденье. Сделал круг по Брейтову и опять вернулся к бару. Там к машине подошли сотрудники ГИБДД. Ну, с пассажиром и без врача было все ясно. Алексея сморила хмельная дремота. Гаишники заинтересовались трезвостью водителя. И на своей машине повезли Акопова на медицинское освидетельствование в больницу. Ехать-то совсем ничего. И бар, и больница находятся на одной улице. Эрнст был еще там, когда Алексей Стрельников занес на руках в приемный покой бесчувственного Алексея Дрыгу с окровавленной головой. Следом за ними шел Роман Тувыкин, зажимая рукой нос. Сквозь пальцы сочилась кровь. Алексей Стрельников и Роман Тувыкин вместе были на тренировке в спортзале районного дома культуры. Вместе возвращались оттуда по улице Республиканской. Увидели возле бара «Мерседес» Алексея Дрыги. Подошли. В машине дремал ее хозяин. Алексей пробудился, узнал их. В разговоре посетовал, что потерял кроссовки. — Где потерял? — Наверное, где-нибудь здесь, — Алексей неопределенно повел рукой. Они посмотрели поблизости, но кроссовок не нашли. И тут из бара вышел Коноплев. Вызывал его Стрельников или не вызывал — дело второе. Роман Тувыкин разговаривать с Коноплевым точно не собирался. Он ему и слова сказать не успел, как получил битой по лицу. В последний момент Роман среагировал и отшатнулся назад. Удар биты пришелся по носу. Затем Коноплев открыл дверцу машины, вытащил наружу Дрыгу и наотмашь ударил его битой по голове. Алексей снопом повалился на землю. — Тувыкин сделал какое-то движение ко мне, я подумал, что он нападает на меня. В целях самообороны я достал биту и ударил ей Тувыкина в область лица. Затем этой же битой ударил Дрыгу. Ударить хотел по плечу, но удар пришелся в область головы. Дрыгу ударил битой также в целях самообороны, думая, что он может напасть на меня. Умысла на причинение вреда здоровью Дрыге не имел. Вот так обосновал на предварительном следствии и в зале суда логику своих действий обучавшийся в то время в академии МВД руководитель криминальной милиции и потенциальный начальник РОВД. Глупо? Нелепо? Бессмысленно? Тенденция, однако. 8 марта прошлого года все в том же брейтовском баре в группе коллег отмечал Международный женский день Михаил Пованов — начальник следственного отделения ОВД Брейтовского района. В разгар праздника к их столу подошла некая Марина. Разговор на тему «ты меня уважаешь» завершился тем, что Марина получила от Пованова по лицу. Вопрос — случайно или нечаянно — так и остался открытым. Дама побежала жаловаться на него в райотдел внутренних дел. Дежурный по РОВД Александр Горохов от нее заявление на коллегу-милиционера не принял. В итоге районная прокуратура не усмотрела в действиях Пованова преступного умысла, зато финалом служебной проверки стало наказание Александра Горохова в форме предупреждения о неполном служебном соответствии. В мае этого года прикомандированный к Брейтовскому РОВД эксперт-криминалист, лейтенант милиции Евгений Богачев спровоцировал массовую драку в селе Горелове. Он вызвал по мобильному телефону группу поддержки из числа брейтовских хлопцев с битами и обрезками металлических труб. Догадайтесь с одного раза, где было место сбора мстителей? Правильно — в баре. Бар на Республиканской — это лобное место для брейтовских милиционеров. Они, словно заколдованные, шагают туда за неприятностями. Неприятности щедро обеспечивает джинн, выпущенный из откупоренной бутылки. Вряд ли бы на трезвую голову Игорь Коноплев, как последний хулиган, накинулся с битой на людей. Весьма загадочно повела себя при расследовании громкого дела Брейтовская районная прокуратура. Прокурор Брейтовского района, старший советник юстиции Владимир Рогозин наотрез отказался что-либо говорить о его перспективах. Понятное дело — тайна следствия. Неожиданно ближе к весне Брейтовская прокуратура передала уголовное дело для расследования в прокуратуру Некоузского района. Следователь Некоузской прокуратуры тайну следствия не нарушил, зато заверил: — Данное уголовное дело не будет прекращено и будет передано в суд. У Владимира Рогозина, наверное, язык бы не отвалился ответить так же. Он же всячески уклонялся от каких-либо бесед с корреспондентом. Поневоле напрашивается вывод. Не сбагрил ли брейтовский районный прокурор щекотливое уголовное дело соседям в Некоузскую прокуратуру, чтобы выглядеть чистеньким и объективным? Игорь Коноплев не смог убедить суд, что действовал в пределах необходимой обороны. Его доводы опровергались многочисленными свидетелями избиения невинного человека. Алексей Дрыга ни тогда, ни прежде ни словом, ни делом ему не угрожал. Об этом говорил и сам Игорь Коноплев, который просто думал, что Дрыга может причинить ему какой-то вред. В общем, он превентивно проломил ему голову. Так же вот на опережение дал битой по носу Роману Тувыкину. Роман не стал судиться с начальником криминальной милиции. Получается, простил ему обиду. Алексей Дрыга тоже проявил благородство души. В зале суда он просил не лишать обидчика свободы. Игорь Коноплев добровольно возместил ему средства, потраченные на лечение, и оплатил моральный вред. Суд это принял во внимание. Равно как и наличие у подсудимого двух малолетних детей и его раскаяние. 13 июля Брейтовский районный суд вынес приговор. Игорь Николаевич Коноплев признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 111, ч. 1 УК РФ — причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. Ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком 4 года — условно, с испытательным сроком три года. Судебное решение предусматривает немедленное увольнение Игоря Коноплева из правоохранительных органов. Он не стал дожидаться вердикта суда и уволился из милиции 9 июля.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Переход по сообщениям