Жрица черного рояля

Ее игрой на фортепиано восхищалась сама королева Великобритании Елизавета. Ее пытался увезти в Париж знаменитый французский дирижер Жан-Поль Пенен. Но богатству и славе она предпочла тяжелую и неказистую жизнь русской артистки. Заслуженная артистка России, дважды лауреат Собиновской премии Недда Израилевна Аязян — единственная концертирующая пианистка нашего города.

Недде Израилевне на роду было написано стать музыкантом, она, по собственному признанию, родилась и выросла в звуках и в раннем детстве сама сочиняла музыку. Ее мама была певицей, солисткой Ереванской оперы, а отец был скрипачом и 40 лет отработал в оркестре Мравинского. Своим редким именем Недда обязана матери, которая, будучи в положении, исполняла последнюю партию Недды из оперы «Паяцы» Леонкавалло. Недде повезло не только с родителями, но и с учителями. Во время учебы в Ленинградской ЦМШ 10-летнюю Недду, единственную из всех, взял к себе в класс замечательный русский пианист, профессор Ленинградской консерватории Серебряков. Позже была Московская консерватория и Академия музыки имени Гнесиных, учеба у профессоров Якова Флиера и Бориса Берлина. БЕСЕДЫ У РОЯЛЯ Концертную деятельность Недда начала в далеком 1966 году в Ярославской филармонии. Здесь блестящую пианистку просто боготворили. Она была очень востребована в работе с симфоническим оркестром, давала по 6 — 7 концертов в год, а всего в ее репертуаре 29 (!) фортепианных концертов. О тех счастливых временах Недда Израилевна вспоминает с плохо скрываемой ноткой ностальгии. В последнее время она редко радует своей игрой ярославских меломанов и в основном преподает в Собиновском училище. За 10 лет она выступила в филармонии всего лишь три раза. К жизни Недду Израилевну вернул директор ярославской детской филармонии Юрий Александрович Евсеев. Правда, его предложение поездить с концертами по Ярославской области она приняла с трудом. Нужно было играть для детей, а у Недды не было уверенности, что она сможет удержать ребят своей музыкой. Пришлось разработать цикл для детей и юношества «Беседы у рояля». Цикл получился настолько удачным, что впоследствии был отмечен Собиновской премией. Это не были скучные уроки музыки. Композиторы в ее рассказах представали живыми людьми. Недда рассказывала об озорнике Моцарте, который любил устраивать возню со своими многочисленными отпрысками, о маленьком несчастном Бахе, у которого родители отнимали нотные тетради. Дети очень полюбили Недду. Однажды из-за проблем с транспортом концерт в Переславле задержали на полтора часа. Так детишки все это время сидели и ждали, а потом устроили ей овацию. По иронии судьбы примерно в это же время жизнь и быт Недды Израилевны стали налаживаться. Ей присвоили звание заслуженной артистки России и дали просторную двухкомнатную квартиру. До этого она целых 28 лет прожила в 17-метровой хрущевке и, по собственному признанию, набивала себе на боках синяки, пробиваясь к роялю через кучу мебели. Похлопотали за Недду Аязян ее ученики и слушатели. Они обивали пороги госучреждений, собирали подписи. А позже, совсем отчаявшись, стали скандировать на ее концертах лозунги: «Звание!», «Квартиру!» УЧЕНИКИ Своими учениками Недда Израилевна очень гордится. Через ее руки уже прошло несколько поколений ярославских музыкантов. Один из самых способных ее учеников Роман Лугоманов сейчас обучается в аспирантуре Нижегородской консерватории и имеет огромный исполнительский потенциал. Недавно ему удалось сыграть с губернаторским симфоническим оркестром. Недда Израилевна держит своих учеников в строгости. И она благодарна им, что во время работы они не обижаются за, может быть, излишнюю жесткость и требовательность. Более того, многие из ее воспитанников, несмотря на годы, прошедшие со времени учебы, становятся ее друзьями. Слава Богу, материально Недда Израилевна не нуждается. Ей помогает сын-бизнесмен, проживающий в Петербурге. А вот моральной поддержки ей явно не хватает. Недда всегда была малообщительным человеком, а с годами и без того узкий круг друзей стал еще уже и одиночество переживать нелегко. Самым большим другом Недды был ее отец, ушедший из жизни несколько лет назад. Он жил ее жизнью, ее концертами. Недда Израилевна — верующий человек и в тяжелые минуты всегда обращается к Богу. В ее комнате рядом с портретами Баха и Рихтера висит икона Казанской Божьей Матери, перед которой всегда горит лампадка. Чудотворный образ Недде подарил реставратор Семен Новиков. Вообще, в доме Недды очень много подарков. Ведь она очень гостеприимная. Приход в ее дом любого человека, даже совсем постороннего, она воспринимает с восторгом. К тому же в уютной домашней обстановке Недда Израилевна сбрасывает с себя звездные одежки и становится обычной женщиной, которая солит на зиму огурцы и капусту и иногда конфликтует с соседями. Недда Израилевна очень радушная хозяйка и замечательный кулинар. Она предпочитает армяно-грузинскую кухню. Ее любимые блюда — долма в виноградных листьях и сациви — курица в чесночно-ореховом соусе. А что касается соседей… Вообще, стычек с ними у Недды никогда не было. А тут вдруг заселился браток с подружкой. Сладкую парочку, по всей видимости, стала очень доставать Неддина музыка. Они несколько раз вырубали в ее квартире свет, наивно полагая, что музыка доносится из магнитофона. «А возможно, это и не они, — вздыхает Недда, — за руку ведь не поймаешь». Но больше ей грешить не на кого. Люди в ее доме живут культурные и уважаемые. ШУРИК, МАКС И ТИМОФЕЙ Уединенную жизнь Недды Израилевны скрашивают 3 симпатичных зверя — два кота и собака. В прихожей у Недды висит картина, на которой она изображена в окружении своих любимцев. Ее написала экспромтом замечательная ярославская художница Лидия Теплова. К животным Недда всегда испытывала, по ее словам, патологическую нежность. Всю жизнь она подбирала на улице бездомных кошечек и собачек. Белого кота, за арийский нос получившего кличку Макс фон Зюдов, и пекинеса тайванчика Шурика Недда приобрела на рынке. Чистопородного сибиряка Тимофея принес Роман Лугоманов. Хозяин в доме Шурик. Он очень музыкальный пес. Когда Недда садится к роялю, он тут же пристраивается рядом и в особо драматических моментах начинает подвывать. ГОВОРЯЩИЙ РОЯЛЬ Своим роялем фирмы «Блютнер» Недда очень дорожит. Этот великолепный инструмент конца XIX века был приобретен родителями Недды, когда она поступила в Московскую консерваторию, у одного знаменитого ленинградского скрипача. Его делали мастера уровня Страдивари и Амати. Играет Недда очень самозабвенно и эмоционально. И мало кто знает об огромном количестве травм, которые выдержали ее, как она говорит, многострадальные руки. Средний палец правой руки она повредила, когда вырывала своего драгоценного Шурика из лап соседского боксера. А однажды, возвращаясь со дня рождения, она поскользнулась, упала и бутылкой, выпавшей из сумки, перерезала себе нерв на запястье. Три пальца на левой руке долгое время не действовали. Несмотря на травму, Недда с блеском сыграла концерт Сен-Санса с французским дирижером Жан-Полем Пененом, а затем с ним же вылетела на гастроли в Тбилиси. Но и тут коварный случай настиг ее. Садясь на поезд, она рухнула между платформой и вагоном, расшибла себе ногу и вывихнула руку. Так, хромая и с перевязанной рукой, она заявилась на репетицию с Грузинским симфоническим оркестром. Сначала оркестр принял ее очень настороженно, но после репетиции взорвался аплодисментами. А один из музыкантов оркестра, контрабасист, так расчувствовался, что подарил Недде талисман — горбоносого грузина. Играть с Неддой одно удовольствие. В классической музыке она приемлет все, хотя есть композиторы, которых она просто боготворит. Это Бах, Рахманинов. Также Недда преданная поклонница гениальных пианистов Гульда, Рихтера, Циммермана. Из популярной музыки ей ближе всего «Битлз», Фредди Меркьюри. Обожает она и музыку в старорусском, былинном стиле. А вот современную эстраду Недда на дух не переносит, поп-исполнителей называет шушерой, прыгающей дешевкой. КОМПЛИМЕНТ ОТ КОРОЛЕВЫ Недду Израилевну можно назвать невезучим человеком. Но все обиды и беды она терпеливо переносит, считает их господним испытанием, в глубине души понимая, что во всем, что случилось с ней, виновата она сама, ее нелегкий характер. К тому же не все так плохо. Есть и такие моменты в ее жизни, которые можно вспоминать как сказочный сон. В далеком 1962 году двадцатилетней Недде выпала огромная честь сыграть для королевы Великобритании Елизаветы концерт Рахманинова и выслушать от царственной особы хвалебно-трогательный отзыв. Хотя, возможно, именно сейчас у Недды Израилевны начинается новая жизнь, в которой уже не будет места для ностальгии. НОВАЯ ЖИЗНЬ Состоялся концерт благодаря новому директору филармонии Леониду Фрадкину. О Леониде Михайловиче Недда Израилевна отзывается с большим уважением. «Это человек огромного менеджерского опыта, ему удавалось заворачивать в Москве серьезные гастроли. К тому же он профессиональный музыкант и имеет опыт работы в оркестре Светланова», — говорит Недда. На концерте Недда играла серьезную, или, как она говорит, думательную музыку: Моцарта, Шопена, Шумана. В зале стояла удивительная тишина, а потом он взорвался бурными аплодисментами. Остается только надеяться, что концерты Недды Аязян в Ярославской филармонии станут регулярными и все ее поклонники еще долго будут иметь радость общения с ней.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Переход по сообщениям