Олег жаров: экология — наша профессия

В последнее время ярославцам все чаще приходится слышать о деятельности фирмы «Эколлайн». В частности, один из последних проектов НПО «Эколлайн», выполненный совместно с мэрией, вызвал широкий общественный резонанс. Это использование неподдающихся переработке бытовых отходов для рекультивации отработанного карьера суглинков в Норском.

Проект уникальный: и от мусора избавляемся, и землю делаем пригодной для использования. Сейчас на этот карьер целыми автобусами приезжают представительные делегации чуть ли не со всех российских городов — хотят у себя нечто подобное устроить. Но рекультивация карьеров — это всего лишь одно направление деятельности фирмы «Эколлайн». Постоянные читатели «ЗК» знают, что именно «Эколлайну» принадлежит идея установки в Ярославле плазменно-дугового реактора по переработке особо опасных отходов, что крайне необходимо в такой экологически неблагополучной стране, как наша. Сегодня мы хотим более подробно познакомить наших читателей с деятельностью НПО «Эколлайн» и некоторыми его проектами, которые без преувеличения можно назвать уникальными. Мы встретились с генеральным директором НПО «Эколлайн» доктором экономических наук, профессором Олегом Жаровым. — Олег Алексеевич, когда и как появилась ваша фирма? Почему вы вдруг занялись решением экологических проблем? Разве экология — это выгодно с предпринимательской точки зрения? — Экология — наша профессия. Я неоднократно говорил, что наступает время экологизации экономики, время развития экологического предпринимательства. То, что экология может быть рентабельной сферой экономики, наглядно доказывает пример производственных фирм, входящих в состав НПО «Эколлайн». Но все-таки главное, что движет нашей работой, так это осознание важности решения экологических проблем. Тот факт, что экология влияет на нашу жизнь, на наше здоровье, на здоровье наших детей и внуков, сегодня увидели и поняли все. — Увидеть увидели, но… ведь мало что делается. Если говорить о государственных масштабах, то, кажется, и вовсе ничего. — Вот уже полтора года реформ страна живет без главного исполнительного природоохранного органа. Но если это от нас не зависит, то решение накопившихся в области экологических проблем вполне в наших силах. И НПО «Эколлайн» совместно с администрацией области, города и промышленных предприятий области доказало это на конкретных делах. А заниматься природоохранным предпринимательством я начал ровно пять лет назад. Это мой личный юбилей. До этого времени я работал в Москве, где познакомился с известными учеными: академиками Л. Скворцовым, А. Рахманиным, А. Яковлевым, профессором Георгадзе, которые существенным образом повлияли на мое мировоззрение, и начал заниматься решением экологических проблем. Хотя по первоначальному образованию я математик, защитил диссертацию на соискание степени кандидата физико-математических наук. Когда я вернулся в Ярославль, предложил всем, кто занимается вопросами экологии, объединиться. Но меня не услышали или не захотели услышать. А некоторые мои нынешние оппоненты откровенно предложили мне перевести на счета деньги — 200 тысяч долларов. — Зачем? — Официально — на проведение экологической конференции, и почему-то с участием известного певца Н. Баскова. Денег никаких я переводить не стал, а за последующие три года мы провели три серьезные всероссийские научно-практические конференции при участии ООО «Информационно-аналитический центр ТПП-Интерпроект» (Т. Низова) на достаточно высоком уровне. Несколько небольших коммерческих фирм, имеющих схожие направления в своей деятельности, тогда и объединились в научно-производственное объединение «Эколлайн». Сейчас у нас более ста тридцати сотрудников и специалистов, причем многие имеют ученые степени кандидатов и докторов. — И с чего вы начали? — С того, что я пошел на нефтеперерабатывающий завод к Евгению Николаевичу Заяшникову, тогда генеральному директору, и сказал, что есть проект. Он: «Бензин будешь просить?» Я ответил: нет. У вас, говорю, есть огромные шламонакопители. Это хранилища, где хранятся отходы производства. Вещь очень опасная и вредная. У вас грязные стоки прямо в Волгу текут. Так вот, говорю, мы все это хотим почистить. Заяшников спросил: «Ты что, сумасшедший?» Потом он попросил изложить все наши предложения и технологии на бумаге. У меня было много наработок. Сначала я выступил на совете директоров завода, потом на совете директоров ОАО «Славнефть» в Москве, после положительного решения которого с нами заключили два контракта: один — на ликвидацию внеплощадочных шламонакопителей, другой — на обслуживание сбросного канала ЯНОС. И мы приступили к работе. Тяжелой, грязной. Одни смотрели на нас с недоумением, другие посмеивались, поговаривая вслух: ну-ну, утонете в нашем дерьме. И конечно, не верили, что все это, накопленное годами, возможно очистить. Но за два года мы переработали 26 тысяч тонн нефтешламов. Причем технология, которую мы освоили, позволила полностью переработать эти нефтеотходы, а освободившаяся земля была рекультивирована, и на ней посеяна зеленая трава. Сейчас на этом месте завод начал строительство новых производственных объектов. — А что получалось из этих опасных отходов? — Два вида продукции. Продукт утилизации нефтеотходов мы предложили Норскому керамическому заводу как выгорающую добавку при производстве кирпича. Причем процесс переработки устраняет из отходов вредные вещества, что подтверждают полученные нами санитарно-эпидемиологические заключения и документ, выданный нам комитетом природных ресурсов, в котором данная добавка рекомендована к промышленному использованию. А продукт утилизации нефтемаслоотходов нашел применение в дорожном строительстве как гидроизоляционный материал вместо более дорогостоящего битума. Таким образом, оба продукта утилизации позволяют экономить природные ресурсы. Но самое главное, уже через два года к нам не просто отношение изменилось, поверили в нас, в наши технологии. У нас появилось много заказов. На сегодняшний день только на ЯНОСе мы переработали около 60 тысяч тонн, очистив шесть шламонакопителей. Если учесть, что в одном составе 2,5 тысячи тонн, значит, мы переработали более 24 составов. И самое главное — переработка нефтешламов продолжается. Виктор Андреевич Зоткин, главный исполнительный директор ЯНОСа, понимает всю важность решения экологических проблем. — Но у нас в области есть еще и Менделеевский нефтеперерабатывающий завод. — Там проблема переработки кислых гудронов еще одного завода. Это предприятие было построено более ста лет назад, и все это столетие кислые гудроны, представляющие собой весьма опасные отходы, копились в так называемых картах-прудах. Их общая площадь 45 гектаров, и они создают постоянную опасность загрязнения рек Волги и Печегды, потому что расположены прямо в водоохранной зоне. К настоящему времени этих отходов, получаемых от производства нефтяных масел с применением серно-кислотного метода очистки, накопилось почти 400 тысяч тонн! Мы разработали и согласовали с природоохранными органами регламент переработки данного вещества с нейтрализацией его негашеной известью. Но в данный момент очистка прудов скорее вопрос политический, потому что связан с огромными затратами. — Олег Алексеевич, НПО «Эколлайн» имеет много направлений в своей деятельности. Насколько мне известно, вы даже издаете научно-практический журнал. — Да, издаем, называется он «Вестник экологического предпринимательства», выходит два раза в год. Также мы издали три тома сборников «Современные российские технологии», посвященные технологиям и оборудованию для переработки и утилизации нефтесодержащих отходов и нефтешламов и технологиям и оборудованию для очистки промышленных и ливневых сточных вод. У нас большой опыт и в этом направлении. Мы осуществили проектирование очистных сооружений в поселке Мокеевское Ярославской области и на ОАО «Славнефть-Ярославнефтеоргсинтез». Кроме того, мы издаем учебники для студентов и книжки для детей в виде сказок по экологии. Если о других направлениях говорить, то я бы хотел отметить и то, что мы выпускаем питьевую воду «Толгская», планируем наладить выпуск минеральной воды. Также у нас запущена линия по покраске керамического кирпича термосберегающим покрытием. — А в какой стадии находится реализация проекта плазменно-дуговой установки по уничтожению опасных отходов? Насколько я помню, на встрече с американцами, которые и предоставляют нам эту установку, речь шла о том, что в марте, возможно, начнут завозить оборудование. — Буквально в конце прошлой недели в Москве у меня состоялась встреча с председателем комитета по экологии Владимиром Грачевым. Можно сказать, что проект находится под пристальным вниманием правительства и Государственной думы и имеет 100-процентную поддержку, так он обязательно будет реализован Россией в рамках подписанной ей Стокгольмской конвенции. Где он будет реализован, пусть решает правительство, слишком большой интерес проявляют многие регионы. Но в любом случае «Эколлайн» будет оператором реализации этого проекта. Лично мне хотелось бы, чтобы он был реализован в Ярославской области. Кстати, на той же встрече Грачев выразил заинтересованность в проведении в апреле 2005 года в Ярославле конференции по управлению отходами, которую мы запланировали провести. Также Владимир Александрович обещал оказать необходимую организационную поддержку. — В начале декабря был воплощен в жизнь ваш новый проект по рекультивации отработанного карьера неподдающимися переработке бытовыми отходами, и тогда же начала действовать опытно-промышленная пиролизная установка по уничтожению биологических и медицинских отходов. Всем, кто за это время побывал на вашем карьере, в глаза бросается совершенно не российская цивилизованность: все чистенько, утрамбованные в брикеты бытовые отходы аккуратно укладывают рядами четко по технологии. Работают без выходных, машины с «Чистого города» подъезжают крытые. Одним словом, ничто не напоминает о свалке. Нет ни бомжей, ни собак. А нельзя ли и остальные городские свалки также причередить? И довольны ли вы своим объектом? Все ли идет по плану? — Знаете, чем я больше всего горжусь? Все мы сейчас переживаем повышение тарифов за жилищно-коммунальные услуги. Поднялись тарифы и за воду, и за газ, и за прочее более чем на 50 процентов. И только за вывоз мусора всего на 14 процентов. Практически этот показатель остался на уровне инфляции. А возможно это стало потому, что теперь в такой сфере, как вывоз и уборка мусора, появилась конкуренция. Если бы вывозили брикеты на полигон «Скоково», тариф бы значительно поднялся. Если город Ярославль заинтересован в том, чтобы платить как можно меньше, то Ярославский район заинтересован в том, чтобы получить как можно больше денег. Я должен заметить: повышение тарифов и другие проблемы в жилищно-коммунальной сфере объясняются централизацией системы ЖКХ и отсутствием какой-либо конкуренции в этой сфере. Некому конкурировать. Почему-то мы поставили вопрос о демонополизации всех систем жизнеобеспечения и даже самой власти, но вот ЖКХ это не коснулось никоим образом, отсюда и проблемы. А что касается других свалок, то заказы, конечно, есть. Но все это не так просто, есть, видимо, серьезные силы, заинтересованные в отсутствии альтернативных решений и в сохранении старой системы.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page

Переход по сообщениям