Тень на плетне

В Брейтовском районе разыгрались нешуточные страсти из-за клочка земли на берегу Рыбинского водохранилища. Жительница села Брейтова по суду обязала соседа-дачника разрушить фундамент строящегося коттеджа и восстановить забор на границе земельного участка. Игорь Самолазов обосновался в Москве, но связи с родной брейтовской землей не утратил. Там, в Брейтове, у него живут мать и отец. И чтобы быть к ним поближе, Игорь Викторович решил построить на малой родине добротный сельский дом.

В Брейтовском районе разыгрались нешуточные страсти из-за клочка земли на берегу Рыбинского водохранилища. Жительница села Брейтова по суду обязала соседа-дачника разрушить фундамент строящегося коттеджа и восстановить забор на границе земельного участка.

Игорь Самолазов обосновался в Москве, но связи с родной брейтовской землей не утратил. Там, в Брейтове, у него живут мать и отец. И чтобы быть к ним поближе, Игорь Викторович решил построить на малой родине добротный сельский дом. Заложил фундамент размером 11,5 х 7,5 метра, возвел цоколь высотой в пять кирпичей. Но вместо того, чтобы подвести коттедж под крышу, застройщику пришлось разрушить его до основания.

Поссорились соседи — Игорь Самолазов и Нина Журавлева — из-за клочка земли. Если разобраться, дело выеденного яйца не стоит. А вот оно как обернулось! И все потому, что нашла коса на камень. И кто тут навел тень на плетень, пришлось разбираться суду.

А ведь поначалу все выходило ладно да складно. Игорь Викторович затеял строительство дома не с бухты-барахты. Он заручился постановлением главы Брейтовского района о выделении ему земельного участка под строительство жилого дома. Землеустроители провели межевание. Он поставил земельный участок на кадастровый учет и наконец получил свидетельство госрегистрации права собственности на него.

Самолазовы потом говорили судебным приставам-исполнителям, что их соседка Нина Михайловна Журавлева сама веревочку держала, когда определялась граница между двумя земельными участками. Со спокойной душой они легли спать. А поутру увидели забор. Удивились, когда соседка-пенсионерка успела его поставить. Да так тихо, что никто шума не слышал. Еще больше они удивились, увидев, что забор выдвинут вперед от демаркационной линии, которую намедни они определили вместе с Ниной Михайловной.

Они принялись ее совестить: мол, соседка, вроде мы обо всем договорились, а ты по-своему воротишь. Нина Михайловна им в ответ: мол, огородила свою территорию. И тут у них понеслось. Слово за слово — они поссорились. Ну а дым коромыслом пошел, когда началось строительство коттеджа. Игорь Викторович попросту снес мешавший стройке забор. Фундамент дома частично заехал на спорную территорию. Когда соседка подняла крик по поводу самозахвата земли, Самолазовы предложили ей решить спор миром. Они были готовы компенсировать ей потерю земли в одном месте частью своего земельного участка в другом. Но Нина Михайловна обиделась не на шутку и стала судиться с Игорем Викторовичем. И, представьте себе, гражданский процесс выиграла!

В исполнительном листе от 14 октября 2008 года записано: «Обязать Самолазова

И. В. восстановить разрушенный им забор длиной 80 метров и снести фундамент не завершенного строительством жилого дома». Для исполнения решения суда по исполнительному листу ответчику был дан срок — до 15 ноября 2008 года.

Игорь Викторович фундамент дома в указанный срок разобрал, но восстанавливать забор категорически отказался. В связи с этим приставы Брейтовского районного отдела управления ФССП по Ярославской области привлекли строительную организацию, работники которой быстро восстановили забор. Он не чета прежнему. Старый забор был из трухлявых жердей, которые были наколочены кое-как и держались на перекладинах лишь на честном слове. Добрые же молодцы поставили новые деревянные столбы и наколотили на перекладины доски. Радуйся, хозяйка! Ликуй, поскольку расходы по совершению исполнительных действий будут взысканы с должника.

Однако Нина Михайловна новому забору не рада. Осмотрев забор, она вновь взялась за ручку и бумагу и написала жалобу — теперь уже на судебных приставов.

Руководитель Брейтовского районного отдела судебных приставов Павел Иванов не скрывает досады:

— Мы с ней нормально решали все вопросы. Я ей сразу сказал: «То, что положено по решению суда, мы исполним». Мы наняли организацию, которая восстановила забор. В исполнительном листе не детализировано, какой должен стоять забор. Она вроде согласилась, а сама жалобу на нас написала.

Нина Михайловна отстаивает персональную правду: судебные приставы забор установили неправильно, поэтому она лишилась части своего земельного участка. Но правда еще и в том, что земельный участок, которым она распоряжается много лет, не узаконен в соответствии с новым земельным законодательством. Ее земельный участок не состоит на кадастровом учете и не зарегистрирован в едином государственном реестре. А вот Игорь Самолазов имел на руках весь комплект правоустанавливающих документов на землю. Однако суд признал их недействительными. Соседи вернулись на исходные позиции. И, надо полагать, готовы вступить в новую схватку за каждую пядь земли.

Сколько таких схваток уже было, сколько еще будет. Землица в Брейтовском районе в прибрежной полосе Рыбинского водохранилища ой какая желанная. В Подмосковье вне коттеджных поселков одна сотка земли на расстоянии до 30 км от МКАД стоит в среднем от 6000 до 35000 долларов США, а ближе к границе Московской области — от 500 до 1000 долларов. По сравнению с этими ценами сотка земли в прибрежной полосе Брейтовского района стоит сущие копейки. Не потому ли по всему брейтовскому побережью, а это 40 километров, московские гости строят и скромные дачи, и боярские хоромы.

Между тем у многих местных жителей земельные участки не узаконены. Вот вам и готовая почва для социальных конфликтов. Негодование двух десятков брейтовцев вызвало нынешним летом решение районной власти о выделении ООО «Прозоровское подворье» земельного участка площадью 10000 кв. метров для координационного паломнического туристического центра рядом с Богородице-Никольской часовней. Речь идет о тех людях, кто на протяжении нескольких десятков лет имеет там огороды. Они еще раньше очистили превращенный в свалку прибрежный участок от металлолома и мусора, выкорчевали деревья и кустарники, удобрили землю навозом. Но, как оказалось, юридических прав на эти земли они не приобрели.

Александр СЫСОЕВ,

Брейтово.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page