Был франтом и любил щегольнуть в обществе

«Твой образ милый и далекий» — так назывался литературно-музыкальный спектакль, прошедший недавно в ДК нефтяников в Ярославле. В непростое кризисное время, когда у многих людей проблемы с работой и финансы поют романсы, из-за чего на душе кошки скребут, артисты Московского художественного театра имени Чехова решили поговорить со зрителями о вечном. И тему выбрали очень лиричную, трогательную — о любви Антона Павловича Чехова и Ольги Леонардовны Книппер.

«Твой образ милый и далекий» — так назывался литературно-музыкальный спектакль, прошедший недавно в ДК нефтяников в Ярославле. В непростое кризисное время, когда у многих людей проблемы с работой и финансы поют романсы, из-за чего на душе кошки скребут, артисты Московского художественного театра имени Чехова решили поговорить со зрителями о вечном. И тему выбрали очень лиричную, трогательную — о любви Антона Павловича Чехова и Ольги Леонардовны Книппер.

СПЕКТАКЛЬ по письмам великого писателя и знаменитой актрисы построен в форме диалога в двух частях и очень понравился публике. А примечателен он был еще и тем, что роли в нем исполняли внук Немировича-Данченко Василий и его жена Анжелика.

После репетиции актеры с удовольствием рассказали о себе и поделились воспоминаниями о знаменитом деде Василия, стоявшем вместе со Станиславским у истоков создания Московского художественного театра, — Владимире Ивановиче Немировиче-Данченко.

— Василий Михайлович, если я не ошибаюсь, вас ведь назвали в честь брата Владимира Ивановича Немировича-Данченко?

— Да, вы абсолютно правы. Василий Иванович Немирович-Данченко — личность уникальная, разносторонняя. Сегодня благодаря биографам и литературоведам о нем известно очень многое. В свое время Василия называли русским Дюма, он написал около 300 произведений, которыми зачитывалась российская интеллигенция. Его книги были даже в библиотеке у царя. Он один из первых начал писать очерки о путешествиях, помимо этого сочинял стихи, радовал читателей интересными романами и повестями, писал для детей. В общем, обладал незаурядным литературным талантом. Произведения Немировича-Данченко читаются очень легко, их высоко оценивали многие русские писатели. Василий Иванович много путешествовал и работал военным корреспондентом, ему довелось принимать участие в боевых действиях.

— Расскажите, пожалуйста, что вы помните о своем знаменитом деде Владимире Ивановиче?

— По правде сказать, впечатлений мало. Ведь когда он умер, мне исполнилось всего три года. В памяти осталось лишь несколько ярких эпизодов из детства. Причем всплывают какие-то отдельные картинки, как старые фотографии, а эмоций почти нет. Например, помню, как дед приглашал меня к себе домой, а наши квартиры были рядом, и угощал чем-нибудь вкусненьким. Время было тяжелое, голодное, а у него на столе иногда лежали аппетитные блинчики с тремя клюковками в сахаре или кусочек пирожного. А еще помню, как я взбирался деду на спину и, смеясь, скакал на нем верхом. Дед относился ко мне очень ласково, трепетно и называл только по имени-отчеству Василием Михайловичем.

— А какие-то воспитательные моменты были? Наказывал ли вас дед за шалости?

— Нет. Он почти не принимал участия в моем воспитании и при случае старался побаловать внука. Но моему отцу Владимир Иванович иногда давал некоторые наставления. «Мишук, больше учись, трудись, каждый день работай над собой, — советовал он, — и непременно читай Зощенко. У него потрясающие рассказы, в них вся жизнь». При этом Данченко разговаривал со своим взрослым сыном как с 5 — 7-летним ребенком. А ведь тому уже было за тридцать.

— Ваш папа наверняка многое рассказывал о Владимире Ивановиче?

— Конечно. Но кое-что уже забылось, в голове перемешалось. По рассказам отца, дед был франтом, любил щегольнуть в обществе, нравился окружающим, особенно женщинам. Он всегда одевался с иголочки, был подтянут, носил фрак, галстук-бабочку, белоснежные рубашки с накрахмаленными воротничками. От него пахло самыми изысканными, дорогими духами. Владимир Иванович был приветлив, обходителен, с хорошим чувством юмора и любил участвовать в капустниках МХТ. Между прочим, даже когда он болел, то не позволял себе небрежности в одежде. Приходил врач, а Немирович встречал его не в домашнем халате, а при полном параде: в отутюженной белой рубашке, жилетке, при галстуке. В этом Данченко схож с Чеховым. Любовь к порядку, опрятности проявлялась даже тогда, когда Владимир Иванович работал в саду.

— А что за история у вас произошла с Ольгой Леонардовной Книппер-Чеховой?

— По большому счету ничего особенного. Просто однажды отец познакомил меня с этой замечательной актрисой после мхатовского спектакля «Три сестры». Встреча произошла в директорской ложе. Но так как в то время я уже ухаживал за своей будущей женой Анжеликой, особого значения встрече с Книппер не придал. Когда меня представляли Ольге Леонардовне, я только и думал о том, как быстрее убежать на свидание. Я был молод, резв, красив, щеголеват. В голове — одна любовь.

— Любовь к театру у вас, наверное, на генетическом уровне?

— Думаю, да. Так получилось, что почти все мои родственники имели отношение к искусству. Про деда вы все знаете. А моя мама Смирнова-Немирович тоже была талантливой актрисой и певицей, выступала в Московском музыкальном театре имени Станиславского, исполняла ведущие партии. А телезрители могли видеть ее в старом черно-белом фильме «Сильва», где она играла главную роль. Эта картина снималась во время войны, но, несмотря на жуткие бытовые условия, голод и бомбежки, все актеры в фильме выложились на полную катушку. В отличие от некоторых нынешних артистов они пели и танцевали сами, без дублеров. Одна венгерская критикесса потом написала: «Лучшее, что я видела по творчеству Имре Кальмана, — это советский фильм «Сильва»… А о маме еще хочу сказать, что во многом именно она привила мне любовь к театру и музыке. Когда-то я аккомпанировал ей на концертах.

— И ваш отец имел отношение к театру?

— Имел. Он был артистом музыкальной студии при МХТ, которую организовал дед в двадцатых годах. Папа великолепно пел, танцевал и выступал на сцене с Любовью Орловой и Сергеем Образцовым. Зачастую они с Орловой давали концерты перед фильмами. Также отец гастролировал с дедом за границей, снимался в голливудских фильмах.

— Василий Михайлович, расскажите о своей творческой карьере.

— Я окончил Московскую консерваторию имени Чайковского по классу фортепьяно. После консерватории чуть не получил распределение в Барнаул, но оказался все же в Костроме, выступал в местной филармонии. После этого вернулся в столицу и вот уже сорок с лишним лет работаю в Московском художественном театре имени Чехова. Сперва был пианистом, потом шумовиком, а сейчас заведую музыкальной частью театра. Долгое время я писал музыку к различным драматическим спектаклям и кинофильмам, сам снялся в картине «Переводы с восточного». А теперь помимо всего прочего играю в двух спектаклях — по письмам Антона Павловича Чехова и Ольги Леонардовны Книппер и о Владимире Ивановиче Немировиче-Данченко.

— Я знаю, что и для ярославского театра вы писали музыку?

— Да. С вашим городом у нас с Анжеликой связаны самые приятные воспоминания. В Ярославском художественном музее однажды мы играли спектакль про Немировича-Данченко. А еще я писал музыку к постановке Волковского театра «Серебряные свадьбы».

— Говорят, вы недавно гастролировали со спектаклем «Твой образ милый и далекий» в Америке…

— В США мы бывали дважды, один раз в Сан-Франциско, другой — в Нью-Йорке и Вашингтоне. Кроме того, мы показывали наш спектакль в Германии, Австрии, на Украине, в некоторых российских городах. И везде гастроли проходят с большим успехом. За границей мы в основном играем для русских эмигрантов.

— С отпрысков знаменитостей спрос всегда в два раза больше. Их постоянно сравнивают с прославленными отцами, матерями, дедушками, бабушками, и это сравнение не всегда бывает в пользу потомков. Помогает ли вам в жизни именитая фамилия?

— Когда как. Бывает, некоторые, узнав, что я внук Немировича-Данченко вредить пытаются, выскочкой называют. Но чаще всего отношение доброжелательное, уважительное. Хотя замечу, всего в жизни я добивался сам и родители в мою судьбу старались не вмешиваться. Наверное, тоже боялись навредить.

— Василий Михайлович, а как вы познакомились со своей супругой Анжеликой?

— Мы встретились, будучи студентами Московской консерватории имени Петра Чайковского. Мое внимание на нее обратил Максим Кончаловский, с которым мы вместе учились. Он сказал: «Смотри, какая девочка симпатичная»… И я вскоре влюбился.

— Когда он взглянул, меня точно стрелой пронзило. Тоже захотелось познакомиться с этим обаятельным человеком. Наши чувства друг к другу потом оказались очень сильными, — добавляет Анжелика Немирович-Данченко.

— Расскажите о молодом поколении Немировичей. Чем занимаются ваши дети?

— У нас две дочери — Екатерина и Анастасия. Старшую, Катю, назвали в память о жене Владимира Ивановича Екатерине Николаевне Корф, которая была изумительной, красивейшей и умной женщиной. Дед ее очень любил и всегда ей доверял. А Настю — в честь бабушки Анжелики. Она была гречанкой. Катя окончила Московскую консерваторию имени Чайковского, она хорошо поет, играет на рояле, выступает на концертах. А младшей дочери мы не стремились прививать любовь к музыке, и без того в семье все слишком творческие. Но она все равно пошла по нашим стопам. Кроме того, Настя — полиглот, у нее склонности к изучению иностранных языков, поэтому она окончила романо-германское отделение филологического факультета МГУ имени Ломоносова. Девочки у нас умные, талантливые, любят театр и музыку.

— А внуками они вас не порадовали?

— Пока нет, но ждем не дождемся. Наша старшая дочь замужем.

— Расскажите про ваши родовые гнезда. Наверняка же они сохранились до наших дней.

— Сохранилась красивая усадьба Корфов под Донецком, построенная в середине XIX века. Сейчас там музей, где мы как-то играли спектакль. А недавно нам пришло письмо из села Кузнечиха под Казанью, в котором рассказывается о старинной церкви, построенной на средства одного из Немировичей-Данченко — то ли отца, то ли деда Владимира Ивановича. Давным-давно в этом селе он имел усадьбу. Даст Бог, обязательно посетим и это уникальное место.

Светлана ПАСХИНА.

ПоделитесьShare on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someonePrint this page