Почему член «Единой России» заявила о выходе из правящей партии

Член «Единой России» Наталья Тельминова неожиданно стала своеобразной «героиней» массовых протестов в Москве 3 августа после того, как сначала безнадежно попыталась отбить «завинченного» за простой вопрос мужа, а потом рассказала СМИ о зверствах силовиков и заявила о выходе из правящей партии. Некоторые отказались поверить в то, что сторонница ЕР в одночасье разочаровалась в курсе партии, даже в региональном отделении «Единой России» заявление Тельминовой сочли фейком, пишет «Новая газета».

Сама Тельминова пояснила в интервью изданию, что недоверие возникло из-за разных фамилий: на партибилете, который 3 августа она так рьяно предъявляла силовикам в оцеплении на Трубной площади, значится ее девичья фамилия Дешевых. В Москве, куда она переехала из города Ярцево Смоленской области в 2013 году, поменять документ не удалось, так как делать это надо по месту прописки.

Тельминова рассказала, что вступила в ЕР в 2007 году, когда «у них идеи были высокие, была надежда, что все изменится». Но даже до событий 3 августа «слышала много негатива от знакомых», узнававших, что она из «Единой России». «Я пыталась доказывать, что там не все плохие, что большинство — порядочные, честные люди, которые что-то хотят сделать для России. Сейчас я этого не вижу. Реакция людей [на ЕР] негативная, это однозначно», — отметила Тельминова.

Она добавила, что ее «давно многое возмущало», в частности повышение пенсионного возраста, она даже участвовала в митинге против пенсионной реформы на проспекте Академика Сахарова. Тельминова объяснила, что пыталась устроиться в Москве в «элитный магазин», но ее не взяли из-за возраста (сейчас ей 33 года). «Если так в 33 года, то как в 50-60? Пенсионная реформа меня возмутила, но мне многие законы не нравятся, а большинство депутатов [в Госдуме] — единороссы», — сказала Тельминова.

Митинг 3 августа, по ее словам, «стал последней точкой». Единоросска и ее муж оказались там случайно: домой им ехать через «Трубную», и супруги решили узнать насчет билетов на представление в цирке Никулина. Однако станция метро оказалась перекрыта, а когда Константин Тельминов попытался узнать, как перейти через дорогу к цирку, «прибежали омоновцы и его загребли». Хотя он не сопротивлялся, его «несколько раз ударили об автозак, потом кулаком в лицо». Задержать пытались и саму Тельминову, у нее остались синяки на руках. Женщина считает, что членский билет ей помог. Однако действия силовиков вызвали у нее шок.

«Меня даже не поразило, а убило, что они вытаскивали ребят из метро по одному. Те не сопротивлялись, не кричали — их просто лицом об асфальт. У них не было плакатов. Их вытаскивали, избивали — кого волоком, кто своими ногами шел, — поделилась Тельминова. — Я бы, может, и не вытаскивала бы членский билет, но я знаю, что делают [при задержаниях]. Избивают, убивают, калечат. Доказать потом это нереально. Мне все говорят в суд подать на ОМОН. На кого? Их там тысяча человек было, они в масках. Их даже не опознаешь никак».

Она возмутилась, что людей задерживали настолько зверски: «Они били конкретно, ломали коленные чашечки, чтобы людей калечить. Цель — запугать людей. <…> На Трубной 3 августа избивали всех подряд. Вообще ни в чем не повинных людей. Силовики в большинстве своем просто выполняли приказ, но от этого не легче тем, кому поломали ноги».

Тельминова рассказала, что смотрела по телевизору и в YouTube, как проходила массовая акция в Москве 27 июля, «и думала: может, в самом деле, митингующие превысили какие-то полномочия? Но после 3 августа я пересмотрела всевозможные ролики и за 27-е, и за 3-е число, и сделала вывод: люди, которые присоединились к протестам 27 числа, — это возмущенные происходящим в нашей стране. Они вышли даже не за допуск кандидатов, а из-за того, что жить так дальше [нельзя]».

Мужа Тельминовой в итоге отпустили без составления протокола и обязали явиться по повестке, но пока так ее и не прислали. В ОВД «Фили-Давыдково» у него и других задержанных взяли образцы ДНК. «В это время в Люблинском отделении полиции тем, кто отказывался снимать отпечатки пальцев, грозили их отрезать», — сказала Тельминова. После акции она «написала жалобы везде, куда можно», включая администрацию президента, но оттуда ее обращение перенаправили в МВД. «Хотя я писала именно президенту — ждала, как он отреагирует. Но ему это неинтересно», — констатировала Тельминова.